Марк Блау Грандмастер

Кто разрушил самый большой средневековый город Европы?

Большинство из нас так или иначе влюблены в Париж. В столицу мира, город высоких стильных зданий и широких бульваров. И, влюбленным, нам трудно представить, в какой клоаке жили парижане всего-то сто пятьдесят лет назад. Не только жили, но и умирали тоже.

Потому что отдать Богу душу в том Париже было совсем не трудно. Так сказать, увидеть Париж и умереть. Напившись, например, воды из грязной Сены, куда беззаботно сливали нечистоты. Или встретив темной ночью на узкой улочке шайку лихих грабителей.

Так что следует добрым словом вспомнить человека, который разрушил самый большой в Европе средневековый город Париж и на том же месте построил Париж новый, по образу и подобию которого начали перестраивать себя все европейские крупные города. И не только европейские.

Самым лучшим местом для такого поминания, конечно, был бы парижский бульвар Осман. Никакой связи с Османской империей у этого бульвара нет. Назван он в честь Жоржа Эжена барона Османа (Georges Eugene baron Haussmsann) (1809−1891). Великий градостроитель родился именно в этом месте, которое впоследствии неузнаваемо изменилось благодаря его же трудам. В 1809 году на месте широкого бульвара стоял небольшой дом с садом, принадлежавший выходцу из Эльзаса Николя-Валентину Осману, интенданту в армии Наполеона.

На эльзасское происхождение нашего героя бесхитростно указывает его явно не французская фамилия. Любой немец прочтет ее по-своему, Гауссманн, и будет прав. Эльзас — пограничная между Германией и Францией область. Долгое время она была предметом споров и войн, переходя от одного монарха к другому. Местные жители одинаково хорошо говорили и по-немецки, и по-французски, и одинаково успешно вели свои дела, вне зависимости от того, на территории какой страны в настоящий момент проживали. Дед Османа обосновался в городке Кольмар, где открыл текстильную фабрику. Фабрика Османов преуспела в выпуске цветных тканей и обеспечила прочное материальное положение семейства.

Османы активно участвовали во французской революции. Дед со стороны отца заседал в Законодательном собрании и в Конвенте, управлял одним из примыкающих к Парижу департаментов и занимался снабжением революционной армии. Дед со стороны матери был генералом в армии Наполеона.

Получив юридическое образование, Жорж Осман избрал карьеру чиновника-администратора. Начиная с 1831 года он исполняет должности префекта или заместителя префекта в провинции, постепенно приближаясь к Парижу. В июне 1851 года Жорж Эжен Осман становится префектом департамента Сена, включавшего в себя французскую столицу. На этом посту Осман находился до 1870 года. На этом посту он и прославился, совершив главное дело своей жизни.

Париж по-прежнему был рассадником эпидемий и революций. В 1831 году эпидемия холеры стоила городу более 19 000 жизней. А в результате происшедшей в начале 1848 года революции король Луи-Филипп отрекся от престола и Франция стала республикой. На выборах в конце 1848 победил племянник императора Наполеона, Луи-Наполеон Бонапарт. Его избрали президентом Франции. Но Луи-Наполеон претендовал на большее. В 1851 году он совершает государственный переворот, ликвидирует республику и объявляет себя императором, Наполеоном III.

До восхождения на престол Наполеон III два года (1846−1848) провел в изгнании. Он жил не на острове Святой Елены, как дядя, а в Лондоне. Лондон поразил будущего императора своей цивилизованностью. После пожара в 1666 году, когда город выгорел дотла, столица Англии восстанавливалась по единому плану и стала примером нового, чистого и красивого города. Император захотел и свою столицу обустроить по-новому. Правда, для того, чтобы уничтожить все за века накопившееся старье, нужен был великий пожар. Или, что почти то же самое, решительный администратор. Такой, как Жорж Осман.

Получив от императора согласие и средства на производство работ, Осман начал реконструкцию столицы. Реконструкция производились под девизом «Украсить, раздвинуть, оздоровить Париж».

«Оздоровить» в первую очередь означало «проветрить». Тогдашняя медицинская наука объясняла возникновение эпидемий скоплениями на узких улицах «испорченного» воздуха. Источниками свежего воздуха должны были быть входящие внутрь города лесные массивы и парки, а для «проветривания» города планировалось пересечь Париж широкими проспектами с севера на юг и с запада на восток.

Камиль Писсарро (1830-1903)  Бульвар Монмартр после полудня. Солнечно 1897

Одна из первых работ Османа по благоустройству Парижа — оборудование для прогулок горожан Булонского и Венсенского лесов, а также создание парков Монсури и Бют-Шомон. Находящийся же в центре города Люксембургский сад был урезан, чтобы построить одну из радиальных магистралей, пересекающих Париж в направлении с севера на юг. Сейчас эта магистраль называется бульваром Сен-Мишель на левом берегу Сены и бульваром Севастополь на берегу правом.

В своих воспоминаниях Осман пишет, что отказался от предложения императора назвать нынешний бульвар Сен-Мишель бульваром Османа. Скромность здесь была ни при чем. Хитрый префект надеялся на то, что его имя получит бульвар, проложенный в том месте, где он родился. И не ошибся в своих ожиданиях.

Широкие радиальные улицы и опоясывающие центр кольцом бульвары были необходимы не только для того, чтобы впустить в город свежий воздух. Этим также пытались раз и навсегда задавить бунтарский дух парижан. Широкий бульвар баррикадой не перегородишь. А даже если перегородишь, на другом конце улицы можно поставить пушки, и артиллерия сметет оплоты восстания за считанные минуты. К тому же новая радиально-кольцевая структура города позволяла быстро перебрасывать войска в те места, где начиналась очередная «заварушка». В эффективности этих мер на своем горьком опыте убедились в 1871 году парижские коммунары.

Антуан Бланшар (1910-1988). Бульвар Османа

На месте безжалостно сметенных старых кварталов были построены новые высокие и красивые, хотя и однообразные здания. В основу типового проекта парижской застройки были положены всего два вида зданий: доходный дом и особняк. Облицовка тоже была типовой: светло-серый камень, доставлявшийся в Париж из Бретани. Новые, только что построенные бульвары выглядели совсем не романтично. Длинный строй однотипных домов. Парижские «черемушки», да и только. Романтика пришла потом, когда зазеленели деревья, открылись магазины и кафе. Одним словом, когда на новые улицы пришла жизнь.

Впрочем, это была совсем другая жизнь, чем прежде. Новые дома заселили новые люди, которые были в состоянии заплатить за право жить в «столице мира». Бедняки либо перебрались на окраины, либо вообще переселились в провинцию, где жизнь была несравненно дешевле парижской.

Однако самые революционные достижения в строительстве нового Парижа были скрыты от глаз. Инженер Евгений Бельгранд (Eugène Belgrand) построил новый парижский водопровод и канализацию.

Хитрые инженеры сэкономили на производстве работ. Они распространили слухи, что при прокладке туннелей под улицами Парижа были найдены богатые клады. Эти слухи побудили многих парижан поучаствовать в расчистке канализации. Работали все, но древние клады открыли только некоторые счастливчики.

Во многом благодаря новым водопроводу и канализации жизнь в Париже стала не только приятной, но и безопасной для здоровья. Подземные коммуникации до сих пор исправно служат городу и горожанам. Кроме того, они — один из интересных туристических объектов столицы Франции. Так что добро пожаловать в парижский музей канализации!

Деятельность Османа совершенно преобразила Париж. И его труды были по достоинству оценены. Он получил баронский титул, стал кавалером ордена Почетного легиона, сенатором и членом Академии изобразительных искусств. Многие журналисты и политики подозревали Османа в финансовых махинациях. Но серьезных нарушений обнаружено все же не было. Не удивительно. Старшая дочь Османа в 1860 году вышла замуж за банкира Дольфуса. Все финансовые потоки, направленные на реконструкцию Парижа (а только с 1865 по 1870 год на эти цели было выделено более 500 млн франков), проходили через банк Дольфуса и имели стопроцентно законное прикрытие.

Осман рассчитывал начать реконструкцию по типу Парижа и других французских городов. Но в начале 1870 года его противники в правительстве одержали верх, и барон был смещен с поста префекта. Проведя несколько лет в провинции, он снова возвратился к политической жизни и стал депутатом Национального собрания от Корсики. Кроме того, в течение последних лет своей жизни он написал многотомные мемуары, которые до сих пор с интересом читают те, кто изучает историю Франции или историю градостроительства в Париже.

Обновлено 22.09.2017
Статья размещена на сайте 12.07.2009

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: