Дмитрий Зотиков Грандмастер

Почему парад Победы будет охранять полиция?

Вслед за появлением на Дальнем Востоке так называемых «приморских партизан» скоро по всей стране громко зазвучит слово «полиция».Таким образом, казалось бы, забытая история времен Великой Отечественной войны противостояния партизан и полицаев обретает второе дыхание.

А в те времена при стремительном наступлении немецких войск партизан вначале вообще не было, зато как грибы росли полицейские подразделения. Немцам остро были необходимы структуры по охране порядка в своем тылу. Полицаями становились как антисоветски настроенные граждане, так и те, кто не желал быть угнанным в Германию или элементарно хотел выжить в то непростое время.

Но наступление немцев остановилось, и в их тылу начали появляться партизаны. В основном это были специально заброшенные в леса чекистские отряды. Затем и местное население и сбежавшие из плена военнопленные становились в ряды народных мстителей.

Таким образом, параллельно войне с немцами разворачивалась и небольшая гражданская война. В которой было все: и предательство, и переход на другую сторону и обратно, и зверства с обеих сторон.

Д. Каров в своей книге о партизанском движении приводит следующие факты:

«В марте 1943 года особый отряд бригады Ковпака численностью в 300 человек окружил на рассвете село Кучеровку (недалеко от города Глухова), с жителями которой партизаны имели старые счеты.

Кучеровка охранялась отрядом полиции в 60 человек из местных жителей. Несмотря на внезапность нападения, полицейские успели укрыться в трехэтажном здании школы. Видя, что их атаки отбиты, партизаны собрали близких родственников полицейских и, погнав их перед собою, еще раз бросились в атаку. Ворваться в школу им не удалось, но зато они успели обложить ее соломой и поджечь.

В результате, как все полицейские, так и большая часть их родственников были убиты. Партизаны ушли после боя в свой лагерь, находившийся в то время в Хинельских лесах, уводя с собой около десятка молодых людей и девушек, «мобилизованных» под угрозой расстрела.

Или вот в так называемой «Локотской республике» была «Тонька-Пулеметчица» (Макарова-Гинзбург). Из станкового пулемета «Максим» она расстреляла в районе ипподрома конезавода около двухсот узников местной тюрьмы, добивая из нагана тех, кто подавал признаки жизни.

Наградой за «работу» для нее был спирт. После репатриации из Европы, при прохождении советской фильтрационной комиссии она выдала себя за узницу нацистских концлагерей и участницу войны, после чего проживала в Лепеле (Белоруссия) почти тридцать лет, но была разоблачена и расстреляна".

Были еще и партизанские отряды, создаваемые немцами. И просто бандиты, прятавшиеся в лесах и грабящих мирное население.

В той невидимой гражданской войне погибло огромное количество советских людей. И память о полицаях, как ни крути, воевавших на стороне немцев, до сих пор жива в народе. Особенно на бывших оккупированных территориях.

А теперь представим себе нынешнее время. Спит себе мирно в своей хате дедушка лет 80. А ему стучат в дверь: «Откройте, полиция». Хорошо, если у деда не спрятан со времен войны обрез в погребе. А то и пальнет, не разобрав, что это к нему участковый с проверкой паспортного режима заявился.

Шутки шутками, но если противостояние уровня «менты-бандиты» выйдет на «полицаи-партизаны», мало никому не покажется. А уроки прошлой войны оказались невостребованными. И полицаи уже в нынешний День Победы будут охранять еще оставшихся в живых ветеранов на Красной площади.

А над ними — пролетать самолеты Люфтваффе. Тьфу ты, пока еще российских ВВС.

Интересно, какие еще переименования нас ожидают?

Обновлено 20.02.2011
Статья размещена на сайте 11.02.2011

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Как ментов не назови - господин, полицейский, да хоть сеньор, он ментом так и останется. Он же представляет государство - то же самое, и его (государства) отношение к нам. Но аналогии - приморские уголовники - это бесстрашно сражавшиеся партизаны, а фашистские прихвостни - полицейские, в которых автор видит полицию - очевидно притянуты за уши. Слишком уж надуманны и поверхностны суждения. С таким же успехом можно Менгеле сравнивать, например, с М. Дебейки. Ведь и тот и другой - "доктор".

    Оценка статьи: 2

  • Лаура Ли Лаура Ли Грандмастер 21 февраля 2011 в 03:07 отредактирован 21 февраля 2011 в 03:29

    Какие? Ментов будут называть теперь по номиналу копами (на доллары) или ажанами (на евро). Мне вообще не нравится слово "мент" - рублевое оно какое-то. Теперь, народ, держитесь - дань они будут брать только в валюте чтобы погоны рублями деревянными не позорить.
    А вообще забавно наблюдать как маразм крепчает. И где-то отрадно: агония власти конвульсирует так беспомощно и смешно, что уже появляются проблески в конце тунеля. Я эти лингвистические судороги (+ россиянзация всей страны, + фокус-фокус главного часовщика страны с переводом времени!) только так расцениваю. С оптимизмом, блин! Потому спасибо за статью, позволюящую надеяться на скорую агонию. Я вообще весь цикл этих острых статей читаю внимательно и пристрастно на фоне всеобщего дарвинизма: редко улышишь трезвый, да еще и страстный голос. Спасибо, Гражданин.

    Оценка статьи: 5

    • Марианна Власова Марианна Власова Бывший главный редактор 21 февраля 2011 в 11:12

      Лаура Ли, не доросли еще менты копами называться. К тому же велено обращаться к ним "господин полицейский", и они будут официально единственные господа в этой стране.
      Не ждите скорой агонии, посмотрите другие статьи Дмитрия Зотикова - сколько набегает тех, кто кричит, что всё в России хорошо...

      • Марианна Власова, вот тут и пес зарыт! Баланс между полуголодностью и полусытостью - прекрасная среда для отупленного благодушия нефтяного кайфа. Это очень снижает уровень политической толерантности населения. Нет мотивации сбросить колодки, нет внутреннего органа личной свободы, как нет и чувства тождественности со страной. (Я живу под собою не чуя страны...)
        Страна шуршит чего-то там
        как тараканник по ночам,
        а мне тепло в портянку.
        И в кацавейку мне тепло,
        И хорошо в ушанку-

        (писано на День Домодедова под просмотр веселеньких передач по Первому. Это тут все каналы взвыли через 15 минут, а я кинулась на русские ТВ каналы за подробностями. Увы, там что-то веселенькое шуршало).
        Уровень гражданской сознательности - клеточный. Еще месяц не прошел и кровь не засохла (и Гертруда еще каблуков не сносила!), а народ уже забыл сам по себе, по своей привычной амнезии. Так что пилюли забвения в ввиде россиянизации всей страны или МЕНТОморфозы оказались как бы и не нужными, зря они старались анестизию эту применять - народу и не больно совсем оказалось, в ступоре он и так. Даже такая затравка сильнодействующая (немедленно после Домодедова) как перенос мумии прошла вяло и на косточку никто не бросился. А тем временем по полтора миллиона молодых людей ежегодно покидают страну, не связывая свое будущее с остановившимися рубиновыми часами. То, что пишет Дмитрий - это только фотография в 1D. Для 2D нужно хотя бы начать с "ну, а дальше что?". К 3D я бы позвала, если бы на одном географическом поле с Димой играла. А так, просто спасибо автору за то, что среди шуршанья вдруг - голос человеческий...

        Оценка статьи: 5