Сергей Пузырев Грандмастер

До чего дошел прогресс? Многофункциональные предметы быта

«У меня зазвонил телефон»… Этот стишок знает, наверное, половина населения нашей страны, которое воспитывалось на сказках К. Чуковского, приобретая житейские навыки в общении со сказочными персонажами, пользующимися телефонами и другими необычными тогда предметами быта.

Volodymyr Krasyuk, Shutterstock.com

На глазах нынешнего поколения пенсионеров произошли чудеса технического перевоплощения, когда телевизор, например, из маленького черно-белого ящика превратился в компактное устройство с тысячью каналов. Телепрограмму можно посмотреть даже на ручных часах или на мобильном телефоне. Тридцать лет назад мы мечтали не только слышать, но и видеть своего телефонного собеседника, и сейчас это возможно — интернет и мобильный телефон передают изображения на любое расстояние.

Хотя прогресс движется с невероятной скоростью, но и сейчас достаточно много людей напоминают виденных в детстве сказочных животных, не знающих, как использовать какую-либо незнакомую вещь. Я себя ощутил в роли мартышки с очками, когда один из родственников подарил мне свой «навороченный» мобильник. Многофункциональный прибор, способный фотографировать, заменяющий телевизор и компьютер, умеющий, казалось бы, петь и плясать и делать кучу разных вещей, но переставший быть телефоном — потому что я не могу понять, как «это» работает.

За полугодие владения подаренной игрушкой, с трудом научившись звонить, я так и не отправил с нее ни одной СМС и до сих пор не знаю, как это делать. Большинство моих знакомых, даже из числа еще не достигших пенсионного возраста, имеют те же проблемы, просто не зная, как обращаться с современными мобильными устройствами. Молодежь быстро осваивает технические новшества с учетом того, что начальное обучение новейшим технологиям связи она получает в школе. А мы этому не учились, и теперь нам приходится с трудом осваивать прогрессивные методы общения.

Первые гибриды технического новаторства, которые я видел, это предметы для письма — карандаш с резинкой и многоцветная шариковая авторучка. И если наличие стиральной резинки на конце карандаша как-то оправданно, то двенадцатицветная шариковая авторучка диаметром 4 см для письма явно была неудобной. Следующим техническим гибридом стал нож, к которому приделали ложку и вилку, а затем пошла масса перочинных ножичков, имеющих множество разных наборов инструментов от пилы до ножниц.

Такая мини-мастерская могла бы пригодиться человеку только один раз в жизни, когда он, попав в экстремальную ситуацию, окажется в роли Робинзона на необитаемом острове. В повседневной же жизни такие наборы бесполезны, так как нож или молоток с кучей разных добавлений перестают быть таковыми, потому что набор, состоящий из множества инструментов, нельзя использовать как отдельный инструмент. Это неудобно, да и эти приспособления не являются полноценным инструментом нужного качества.

Даже молоток с встроенным гвоздодером не всегда оправдан и не выполняет своих функциональных нагрузок потому, что у гвоздодера ручка должна быть длинней рукоятки молотка, а у такого молотка нет тыльной части. Любая вещь при ее создании имеет точное описание и конкретное назначение именно для тех целей, для которых эта вещь создавалась, и замена ее на другую не совсем оправданна, если расширяется диапазон возможностей использования, но теряется качество работы. Теряется индивидуальность предметов. У каждой вещи должно быть свое назначение, и добавление дополнительных функций снижает ее ценность и функциональные возможности.

Так и получается, что когда пожилой человек хочет связаться с кем-то, он этого сделать не может, имея в руках вместо телефона многофункциональную игрушку, справиться с которой у него не хватает знаний. А может быть, это выгодно, когда совмещают три вкуса в одном продукте питания или предлагают баночку с питательным порошком вместо корзины овощей или фруктов?

Человек привыкает к тому, что столовые приборы могут быть мягкими (как на псишке), одноразовыми и пластмассовыми — удобно выпить и закусить на природе и в подворотне, но в итоге это засоряет окружающую среду. Когда я вижу молодую женщину с мотней до колен на штанах, первая мысль, которая приходит в голову, что это мужская рубаха, надетая вместо брюк, что допустимо в экстремальных случаях, но для повседневной носки это не подходит. Оказывается, мода такая. Одежда, похожая на полукомбинезон, которую можно надевать хоть сверху, хоть снизу.

Хотя в истории мужской одежды был такой период, когда штанины от брюк носились отдельно друг от друга. Эти своеобразные «гачи», которые крепились на поясе, носили индейцы в холодное время года, их же можно было носить связанными в районе шеи как рукава к меховой безрукавке. А еще раньше одежда мужчин и женщин практически не отличалась изысканностью фасона — заворачивались в простыню, которая называлась тога.

Может быть, прогресс в том и заключается, чтобы уйти от тяжелой, громоздкой, неповоротливой индивидуальности — к компактным, легким многофункциональным предметам быта и другим продуктам потребления?

Обновлено 12.06.2014
Статья размещена на сайте 11.06.2014

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: