Надежда Рубцова Мастер

Не исчезнут ли «колхозные» рынки из наших городов?

Какая женщина не любит ходить на рынок? А среди мужчин много ли найдётся нелюбителей? В рынках есть своё очарование: толкотня, лёгкий ажиотаж, продавцы, предлагающие попробовать того да этого, возможность поторговаться (а если торг выигран, то прямо гордость охватывает). И голова кругом идёт, и докупаешь ещё то, что и не собиралась. И радуются глаза, и нос ловит аппетитные запахи, язык ликует от разнообразия попробованного, руки тянутся потрогать спелые плоды. Рынок — праздник для наших пяти чувств.

У нас в районе есть рынок, который я наблюдаю почти полвека (это сколько ж мне лет, пропади всё пропадом?). Рынок старый, небольшой и не самый дешёвый, но чистый и содержится отлично. Торгуют, в основном, члены дагестанской и азербайджанской диаспор. И хотя район забит магазинами «пошагового доступа», хождение на рынок у местных жителей стало ритуалом. Выбор на рынке лучше, чем в магазинчиках, и покупать приятнее, чем в гипермаркетах.

В конце 50-х гг. на нашем рынке было такое же изобилие, а цены — намного ниже магазинных, поэтому народ покупал мясо, молочные продукты, овощи и фрукты тут. В здании был порядок, но во дворе были толпы народа, ящики, мешки, горы дынь и арбузов, мусор, непросыхающие лужи. Тут же торговали свежей рыбой. То был период расцвета сельского хозяйства СССР. Крестьянам впервые дали послабления: уменьшили денежные налоги и отменили натуральный, перестали карать за перемещения по стране и кое-где стали выдавать временные паспорта (кстати, все крестьяне получили паспорта в период с 1976 по 1981 г. — до этого они были НЕ ГРАЖДАНАМИ страны).

Расцвет быстро закончился: поднятая целина не оправдала ожиданий, у крестьян опять начали отбирать скотину для укрупнённых колхозов, провалились эксперименты по введению новых культур, денежная реформа ударила рублём, да и массовые стройки в городах сманивали народ (подкупали зарплата, превышающая доходы в деревне, лимитные паспорта и прописка с каким-никаким жильём).

В начале 60-х подорожали продукты питания, что привело в городах к забастовкам, которые безжалостно давили. Начались массовые закупки хлеба за границей. Хлеба и муки не хватало, за ними стояли многочасовые очереди. Всем стало не до рынков: некому и нечего было продавать, и некому было покупать. Тогда наш рынок чуть не закрыли. Спасло то, что он — старейший рынок в городе.

В 70-х гг. колхозные рынки были в упадке. Малочисленные продавцы просили за мясо, творог, яйца в три-десять раз дороже, чем это стоило в магазинах. Наш рынок стоял полупустой, и выживал, наверно, за счёт цветочных рядов, потому что гос. ларьки торговали одним цветком одного цвета (как в песне: «Алая гвоздика — спутница тревог. Алая гвоздика — наш цветок!»). И только в конце 80-х рынок начал заполняться неспелыми заморскими фруктами и дешёвыми шмотками.

Последние лет восемь ходить на рынок было одно удовольствие. Покупали у одних и тех же продавцов из Дагестана, и нам постоянно давали скидки и бонусы. Как-то весной мы обнаружили, что овощами торгует русский продавец. Он нас чуть матом не послал за просьбу о скидочке. А там, где я покупала сухофрукты, стояла угрюмая баба с испитым лицом, и смотрела на меня, как удав на кролика. Вокруг было полно пустых прилавков и висели дощечки: «Треуется продавец с российским гражданством».

И дальше о невкусном. Правительство хочет как лучше, и всё время что-то реформирует. Рынки сейчас оказались точкой, в которой столкнулись две благие идеи: помощь российским производителям с/х продукции, т. е. борьба с перекупщиками, и легализация мигрантов.

Уже два года действует 20% квота на рынках для местных крестьян, но их не набирается и 10%, а в районах с суровым климатом и того меньше. Власти при этом говорят об увеличении квоты до 40% и передачи рынков кооперативам производителей. Только где эти кооперативы? По данным недавно прошедшей с/х переписи в России, крупных хозяйств почти не осталось, только мелкие фермеры и крестьянские дворы. До сплочения их в кооперативы — жить и жить.

И работать на рынке скоро будет некому. Работают пока до сентября иностранцы с разрешением на работу, но без прописки. Парадокс в том, что в магазинах на территории рынка им можно работать, грузчиками — тоже, а за прилавками рынка — нельзя. Местные жители за 300 руб. в день работать не хотят, требуют не меньше 1000 (действительно, работа тяжёлая). Фермерам некогда: хозяйства требуют присмотра.

Перспектива видится такой: управление нашим рынком передадут в другие руки. Новая метла заметёт по-новому, и не факт, что так же успешно, как старая, скорее — наоборот. Потеснят диаспоры, уйдут иностранные рабочие. Цены взлетят благодаря повышению зарплаты у нового дипломированного директора и новых продавцов (если их найдут). И преобразуется нерентабельный рынок в очередной ТЦ с бутиками.

Может быть, с осени придётся нам строем ходить в гипермаркеты. Так что, заглядывайте на рынок летом почаще — ловите последнее удовольствие.

Обновлено 7.07.2007
Статья размещена на сайте 2.07.2007

Комментарии (52):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: