Игорь Ткачев Грандмастер

Украинская Яремча: чем местные курорты хуже «импортных»? Часть 2

Большая часть пути по железной дороге до г. Яремча промелькнула незаметно. За час до прибытия к месту назначения мы стали чаще выглядывать в окна, любуясь начинающимися взгорьями, горными речушками и развалинами очередного древнего замка, крепости или какого поместья, которых вокруг было немало.

Скала «Слон» в Яремче Фото: ru.wikipedia.org

Перейти к первой части статьи

В вагоне с нами, как позже выяснилось, ехали венгры, поляки, русские. Состав был вполне интернациональный.

Яремча

Ко времени прибытия природа вокруг просто преобразилась. Горы, покрытые густыми лесами, над которыми завис то ли туман, то ли облака спустились так низко, не могли не влюбить в себя. В вечернем воздухе чувствовалась насыщенная горной влагой прохлада. Дышалось легко и — то ли от усталости, то ли еще от чего — немного кружилась голова.

Над Яремчей сгустился туман
Над Яремчей сгустился туман
Фото: И. Ткачев, личный архив

В тот же день, как выяснилось, отмечался день города. Едва выйдя на вокзал, мы окунулись в праздничный тарарам: грохотала музыка, туда-сюда сновали местные и приезжие, пахло мясом на вертеле и хмелем.

Оставив вещи у знакомых, мы решили не терять времени и отправились в центр в самое сердце гуляний. Ряды с вертелами, на которых жарились куски мяса и целые бараньи туши, котлы с бограчем (попросту соус из картошки с мясом) и баношем (кукурузная каша с вариациями), столы с чачей, горилкой, винами, пивные уголки, шум, дым и гам — от всего этого щекотало под ложечкой и кружилась голова.

На главной площади зажигала какая-то местная группа: два западноукраинских хлопца одинаковой бритой внешности, по всей видимости, братья-близнецы, подпоясанные украинскими флагами, скандировали примерно следующее: «Российска вражина геть з нашей земли! Геть! Геть! Геть!» — и тому подобное.

Яремча
Яремча
Фото: И. Ткачев, личный архив

Надо признаться, что поначалу этот довольно националистичный драйв мне пришелся не по вкусу и даже несколько напугал. Хотя я сам всегда, когда приезжаю на Украину, общаюсь на украинском языке (насколько умею) и еще ни разу не испытал на себе нелюбви братьев-украинцев, но мои сотоварищи кроме как по-русски не говорили и в самом сердце Западной Украины, кто его знает, могли попасть в «яку халепу».

Но уже в скором времени я, конечно, встречал по всему городу и русскоговорящих, и польских, и чешских, и венгерских, и немецких, и американских товарищей, из которых всяк говорил, как хотел, и никто ничего не боялся.

Позже мне популярно объяснили, что русскоговорящим туристам бояться в Яремче, как и во Львове, нечего. Конечно, местные любят, когда с ними хотя бы пытаются говорить на украинском. Расплываются в улыбке, если узнают иностранца, который, путая слова, приставки и окончания, «намагается спилкуваться украинскою», но ничего против русскоязычных путешественников, если те приехали в качестве туристов и с миром, также не имеют: и обслужат, и подскажут в лучшем виде на любом языке.

Тихая охота

У подножия скалы
У подножия скалы «Слон», на берегу р. Прут
Фото: ru.wikipedia.org

На следующий же день нашей туристической поездки, рано поутру, мы отправились по грибы. «По грибы» в Карпатах означает только по одни грибы: по белые. Все остальные, будь то лисички, подосиновики, подберезовики и т. д., грибами в Карпатах не признаются и местными, как правило, не жалуются.

Мы вышли рано, часов в шесть, и уже минут через десять от дома, где остановились, вошли в густой сосновый лес. Чувствовалась повышенная влажность, которая, с одной стороны, заставляла кутаться от холода, а с другой — усиленно потеть.

В самом начале пути я почти наступил на гадюку, уютно гревшуюся на солнышке. Сначала я подумал, что это уж, судя по светлым пятнам у «ушей», но наш проводник невозмутимо заметил, что это самая настоящая смертоносная красавица-гадюка, и спокойно пошел дальше. Гадюка продолжала лежать на своем месте, даже не высовывая языка. А наш проводник как ни в чем ни бывало карабкался выше в горы. И только я, возмущенный и представляющий себе во всех красках, что было бы, если бы придавил гадине хвост, долго еще не мог прийти в себя.

Позже нам довелось еще повстречать медяниц, или безногих ящериц, одна из которых, как все ящерицы, при опасности откинула хвост, когда ей на него нечаянно наступили.

Река Прут, район сувенирного рынка
Река Прут, район сувенирного рынка
Фото: ru.wikipedia.org

Что еще вызвало мой восторг, так это так называемые «равлики» (улитки) — на самом деле гигантские слизни, первый из которых был размером буквально больше моей ладони в длину и толщиной с два моих больших пальца. И будь я французом, мог бы накормить такой улиткой отдельную гуцульскую семью.

А вот грибов не было. Ну, то есть белых грибов почти не было, не считая десятка крупных боровиков и килограммов трех лисичек, подберезовиков и подосиновиков. Домой мы вернулись с тремя пакетами «не-грибов», при виде которых наши женщины только в ужасе развели руками: ведь их теперь чистить надо и тушить.

Покатые склоны Карпат, поросшие мачтовыми соснами, в которых даже в жаркий день сохраняется стабильно высокая влажность, тут и там были изрыты окопами и блиндажами. «Здесь шли активные бои», — коротко заметил наш проводник.

Вдоль стежек стояли указатели, бревенчатые скамейки приглашали отдохнуть, имелись урны. Особой замусоренности, свойственной другим лесным регионам Украины, я не заметил.

Поход за грибами прошел чинно, благородно и особых нареканий с моей стороны не вызвал.

Продолжение следует…

Обновлено 22.09.2018
Статья размещена на сайте 20.08.2018

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: