Юрий Москаленко Грандмастер

Почему режиссер фильма «Легко ли быть молодым?» сам ушел из жизни слишком рано?

9 ноября 1987 года, 20 лет назад, в газете «Правда» была опубликована разгромная статья маститых советских писателей Юрия Бондарева, Василия Белова и Валентина Распутина с рецензией на документальный фильм латышского режиссера Юриса Подниекса «Легко ли быть молодым?» С помощью ярких художественных образов, хлестко и с оттягом «литературные отцы» стегали 37-летнего режиссера за то, что он посмел показать юное поколение советских людей таким, как оно есть. Со всеми наивными мечтаниями, проблемами и ошибками.

Молодость, как известно, не порок, она быстро проходит. Кто-то набирается опыта, иные и в 40, и в 50 лет продолжают оставаться большими детьми. В этом нет ничего предосудительного. Советские люди привыкли к тому, что молодой человек должен много трудиться, а в любом рабочем коллективе всегда есть человек, который возьмет на себя опеку над подрастающей сменой, поможет избежать ненужных синяков и шишек, даст четкие идеологические ориентиры. Словом, советское общество никогда не окажется в роли голого короля.

А тут малоизвестный в Союзе латышский режиссер срывает с молодежи одежду благопристойности. Чего греха таить, не о том думают молодые. Им не космос грезится, и не ударная работа, а легкий и доступный секс, желательно без последствий, бутылочка портвейна, которую можно распить втихаря в подъезде, да так, чтобы никто не заметил. Возможность собираться стайкой, для того чтобы послушать песню под гитару или промыть косточки взрослым, которые давно забыли, что 15−20 лет назад они были точно такими же!

Ох, и досталось тогда Юрису, с которым мы познакомились спустя три года в той же Риге. Что стало заметно тогда, с первой же встречи? То, что у Подниекса был совсем другой взгляд на жизнь, многое его не устраивало, особенно тихое, болотно-застойно течение жизни, когда человек довольствуется малым не из-за того, что не хочется большего, а просто находятся «добрые люди», которые постоянно бьют по рукам…

Мне тогда пояснили, мол, а что ты хочешь? Парень некоторое время провел в Англии, увидел, как там живут люди, какие проблемы решают, как там складываются взаимоотношения между человеком и государством.

Чуть позже я понял, что, скорее всего, не Англия была тому причиной. Юрис старался жить на 10−15 лет вперед. Спрашивается, что он забыл на четвертом энергоблоке Чернобыльского атомного реактора? Некоторые наши сверстники бросали квартиры, жен, детей, родные места, скитались по стране, лишь бы не «призвали» восстанавливать Чернобыльскую АЭС. А он лез в самое пекло с камерой. И в Афганистан, где свистели пули, Подниекс съездил. Ему хотелось самому посмотреть в глаза тем ребятам, которые завтра, не дай Бог, вернутся на родину в цинковых гробах. Что такое самопожертвование? Как нужно готовиться к нему? Не растворяется ли чувство долга в щемящей тоске по любимым, родным и близким, которые в эту трудную минуту могут поддержать разве что письмами…

Таким образом, идея фильма «Легко быть молодым?» вызревала не один год, а стала своеобразной квинтэссенцией всей творческой судьбы Юриса. Я сознательно не буду передавать сюжет фильма, думаю, что нынешнему молодому поколению будет интересно узнать, какими ощущали себя в таком возрасте их матери и отцы.

А теперь о самой трагичной странице этой истории. 23 июня 1992 года Юрис вместе с сыном отправились на одной из озер, расположенных на Балтийском взморье. Компания была подобрана из друзей, а потому перед погружением в воду мужики, естественно, накатили по маленькой. Не думаю, что Юрис выпил больше других, ведь пили-то только для «сугреву».

Он нырнул, а спустя некоторое время его увидел сын. Почему-то на Юрисе уже не было маски, он что-то крикнул, а потом снова ушел под воду. Больше никто его не видел.

Примечательно, но даже когда стало ясно, что с Юрисом что-то случилось (он на берегу так и не появился), первые два дня не предпринималось никаких профессиональных поисков тела. И только на четвертый день, когда «поставили на уши» аквалангистов и бойцов из спецназа, за поиски взялись серьезно. Но даже при этом поиски долго не приводили к результату. Я отчетливо помню, как в те же дни было великое брожение среди всех рижских ясновидящих и экстрасенсов. Все они давали часто противоречивые прогнозы, но большинство сходилось во мнении, что Юриса уже нет в живых.

Так оно и оказалось. А вот вскрытие тела вызвало неоднозначную реакцию. Доподлинно точно было установлено, что механическая асфиксия наступила на глубине 8 метров. Но как Подниекс мог там оказаться, если вдруг начал ощущать, что с аквалангом что-то не в порядке. Как показал эксперимент, акваланг оказался неисправным, клапан пропускал воду.

А потом следствие обнаружило еще много «несуразностей». Почему тело было найдено только на восьмой день, если это относительно небольшое озеро аквалангисты прочесали вдоль и поперек? И тело нашли не они, а курсант, только что вошедший в воду.

Почему был без маски? Сам снял или ему помогли ее снять?

Есть ли связь между несчастным случаем на глубине и гибелью за шесть месяцев до этого в январе 1992 года сразу двух операторов из команды Подниекса? Причем, их убили профессиональные снайперы. А перед тем, в Вильнюсе сломали ключицу еще одному оператору, который снимал события у телецентра. Может, Юриса «вели» какие-то спецназовцы, перед которыми поставили задачу уничтожить режиссера?

Эту тему активно обсуждали практически все средства массовой информации, особенно титульной нации. Им очень хотелось сделать из Юриса героя, но и дразнить могучих гусей из КГБ тоже не хотелось, положение в Латвии тогда было взрывоопасное, достаточно было одной искры…

Но как бы там ни было, а автор фильма ушел из жизни тоже молодым. Что такое 41 год для цветущего мужчины? А мне кажется, что к его судьбе очень подходят слова из песни Макаревича о том, что костер можно сжечь и слишком быстро. «Но в этот час стало всем теплей…» ]

Обновлено 5.03.2015
Статья размещена на сайте 26.10.2007

Комментарии (7):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: