Юрий Москаленко Грандмастер

Кто первым научился создавать в своих фильмах спецэффекты?

21 января 1938 года, 70 лет назад в доме для престарелых членов общества взаимопомощи киноработников в Орли скончался обычный постоялец. Ему шел 77-й год, а потому желающих проводить его в последний путь оказалось не так-то и много — разве что такие же нищие коллеги по дому престарелых и персонал этой богадельни. Через некоторое время Франция была оккупирована Германией, и в 80-летие со дня рождения этого человека о нем мало кто вспомнил. И только спустя 23 года, в декабре 1961 года к французам, наконец, вернулась память, и они торжественно отметили 100-летие со дня рождения очень незаурядной личности, человека, открывшего публике настоящее кино. Звали его Жорж Мельес.

А поначалу вряд ли кто мог предположить, что из маленького Жоржа получится такой легендарный человек. Мальчик родился 8 декабря 1861 года в Париже в семье владельца фабрики модельной обуви. И, естественно, его отец мечтал о том, что спустя несколько десятилетий он передаст свой бизнес сыну. И даже отправил повзрослевшего Жоржа, окончившего к тому времени лицей и отслужившего в армии, в Лондон, чтобы парень досконально изучил английский язык на родине первоисточника. И парень оправдал надежды отца — по-английски шпарил вполне сносно, да еще и связями необходимыми заручился. Словом, как казалось отцу, все шло путем…

Еще больше месье Мельес убедился в этом, когда 21-летний Жорж стал коммерческим директором его фабрики. Дела пошли в гору, у Жоржа была явно выраженная торговая жилка. Вот только одно обстоятельство огорчало отца — сын, помимо работы на фабрике, увлекался рисованием. Сначала папаша смотрел на эту забаву как на блажь, потом вдруг обнаружил несколько творений сына в пользующемся большой популярностью журнале «Ля Грифф». Людям нравился смелый стиль Джека Смайла (как подписывал свои произведения Жорж). И на этом как-то незаметно Мельес-старший утратил всякое влияние на сына — редко кому из родителей удается посадить птицу творчества в клетку, пусть даже и золотую!

Конечно же отец не думал, что Жоржу наскучит на фабрике уже через пять лет. Но так и произошло, потому что Мельеса-младшего заинтересовало искусство. А так как зарабатывал он солидно и кое-какой капиталец имел, то однажды огорошил отца сообщением, что покупает театр Робер-Уден, в котором демонстрировались различные трюки и фокусы. Более того, Жорж зачастую выступал режиссером в постановке самых головокружительных трюков. Театр пользовался большой популярностью и скоро принес Мельесу и деньги, и славу…

Поворотным в судьбе Жоржа стал день 28 декабря 1895 года, когда небезызвестные братья Люмьер устроили свой первый кинопоказ. Одним из самых внимательных и заинтересованных зрителей стал Жорж Мельес. Продравшись сквозь толпу восторженных зрителей, Жорж сходу предложил братьям продать камеру. Причем, предложил такие деньги, против которых вряд ли бы кто устоял. Но братья наотрез отказались это сделать!

Другие бы на месте Мельеса стали посыпать голову пеплом. Но предприимчивый француз все увеличивал ставку, надеясь, что Люмьеры дрогнут. А когда убедился, что его все равно ждет отказ, тут же рванул в английскую столицу. И удача улыбнулась ему — он купил кинокамеру, после чего с жаром взялся за производство фильмов.

По большому счету произведения братьев Люмьер были довольно-таки примитивными, публика была заворожена именно движением на экране. Ни о каких трюках и спецэффектах речи не шло. Все это открыл уже в 1897 году Мельес. Однажды он производил съемку из окна. Снимал омнибус. Как вдруг камера неестественно застрекотала и Жорж остановил ее, чтобы поправить. Проявив пленку, он увидел, что омнибус в какой-то момент превратился в похоронные дроги. А мужчины, которые пытались сесть в омнибус, оказались убитыми горем родственницами покойного.

Так в голове Мельеса родился первый трюк. Спустя некоторое время он обнаружил эффект замедленной и ускоренной съемок, что тоже внесло немало комичного в фильмы начинающего режиссера. А всего за 1897 год Жорж снял около 60 кинолент. Но даже не это было главным — именно Мельес построил первый киношный павильон из стекла и бетона, в котором начал моделировать ту или иную ситуацию, используя различные декорации. Вот где пригодился опыт постановки трюков в театре Робер-Уден.

А каковы были сюжеты? Сказка! Тут тебе и история «Сражение на улицах Индии»", и «Танцы в гареме», и первые, если можно выразиться, мультфильмы для детей: «Золушка». И даже больше — если братья Люмьер выпускали черно-белые фильмы, то Мельес впервые попробовал выпускать цветные. Для этого пленка вручную раскрашивалась красками с помощью кисточки. Учтивая, что в первое время длина фильма редко превышала 20 метров, можно представить, сколько ползали художники, пока фильм не превращался в цветной!

А всего за первые 15 лет своей кинодеятельности Жорж Мельес выпустил порядка полутысячи лент!

Но законы капитализма никто не отменял! Слишком уж увлекся постановщик спецэффектов павильонными съемками. А его конкуренты не спали, предпочитая снимать натуру. Но не это главное в финансовом крахе Мельеса. Началась первая мировая война, и именно она поставила большой жирный крест на дальнейшей работе Мельеса. В это время за океаном были созданы несколько крупных киностудий, и вскоре американская экспансия волной захлестнула Европу…

Нет, Мельес не сидел сложа руки, он пытался что-то делать. Но его финансовые возможности были очень ограничены. Ему пришлось продать свою студию, а фильмы поджидала участь второго тома «Мертвых душ» — в припадке ярости автор просто сжег все свои произведения.

Возможно, что-то и можно было поправить, но Мельес никогда не привык быть вторым. Кино он постарался вычеркнуть из жизни, и стал просто добрым волшебником, который дарит детям радость. Жорж открыл на одном из парижских вокзалов киоск для продажи игрушек, и этим занимался долгие годы. Дети любили этого странного месье, который при нехватке денег у родителей малыша мог уступить оловянных солдатиков за имеющуюся наличность…

Французский кинематограф, к сожалению, вспомнил о Жорже уже тогда, когда он был старым больным человеком, практически беспомощным. Тогда-то его и определили в дом для престарелых членов общества взаимопомощи киноработников, где он тихо скончался…

Жестоко? Вне всякого сомнения! Но не напоминает ли вам это такое же бездушное отношение киночиновников к тем, кто создавал славу кино и в нашей стране? Вспомним хотя бы судьбу Тамары Семиной, умершей в абсолютной нищете и практически забытой Союзом кинематографистов. К сожалению, людская слава проходит очень быстро… ]

Обновлено 13.07.2018
Статья размещена на сайте 17.01.2008

Комментарии (3):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • человека, о нем мало - лишняя запятая.

    Познавательно.
    Только не понял фразы "Как вдруг камера неестественно застрекотала и, заглянув в нее, Жорж увидел, что вместо омнибуса появились похоронные дроги." - в камере появились или в натуре после того, как он в нее заглянул?

    • Марианна Власова Марианна Власова Бывший главный редактор 22 января 2008 в 01:26

      Надо как-то так:
      "Как вдруг камера неестественно застрекотала и Жорж остановил ее, чтобы поправить. Проявив пленку, он увидел, что омнибус в какой-то момент превратился в похоронные дроги."

  • Статья замечательная, только в конце первого абзаца исправить надо, там вместо запятой вопросительный знак.

    5

    Оценка статьи: 5