Юрий Москаленко Грандмастер

Кому первому из советских режиссеров «присудили», но так и не вручили «Оскара»?

6 марта 1901 года в обычной одесской семье Семена Донского родился мальчик, которого назвали библейским еврейским именем Марк. Его детство вряд ли чем-то отличалось от сверстников — часто наставления и нотации родителей заменяли ему улица и рассказы о жизни «бывалых» одесских босяков.

Марк так и не определился, кем он станет, когда в России случилась революция и Гражданская война. Поначалу он «прибился» к красноармейским отрядам, но фронт менялся так стремительно, что однажды его захватили в плен. Не расстреляли только потому, что стало жалко пацана, ему в то время было только 18. А потом он и сам сбежал, и прятался у кого-то из своих знакомых.

Из психиатрии на съемочную площадку

«Психи какие-то», — жаловался Марк тем, кто его приютил. Это слово так вошло у него в привычку, что ему самому захотелось узнать, как лечить вот таких шизофреников. А потому как только в освобожденном Крыму возобновилась учеба в Крымской медицинской школе, одним из первых слушателей стал Марк Донской. Он изучал психологию и психиатрию и, забегая вперед, можно сказать, что это ему очень пригодилось в его будущей режиссерской работе. Хотя и некоторые привычки своих первых пациентов он усвоил. Однажды, спустя много лет, он снимал в павильоне один из эпизодов своей картины, когда после команды «Внимание, мотор!» на сцене вдруг появился не услышавший команду рабочий. Взбешенный Марк Семенович не обругал недотепу, не ударил его в ухо. Он просто взял и укусил рабочего за бок. Совсем как его первые пациенты, считавшие укус самым действенным способом мести.

Впрочем, психиатрия быстро приелась импульсивному Марку. Он «перекочевал» из медицинской школы в Симферопольский университет, где в течение пяти лет учился на юриста. А параллельно работал следователем в прокуратуре. Этот опыт «раскалывания» даже самых отъявленных негодяев, в будущем тоже пригодился — когда господам артистам казалось, что они достигли «потолка» в той или иной сцене, Марк Семенович всегда изыскивал возможность «извратиться», и действие начинало сверкать новыми гранями…

Кстати, юридическое образование гораздо позже привело Донского в Верховный суд Украины, коллегию адвокатов. Словом, хорошая профессия на всякий случай у него была. Как и увлечение написанием одесских рассказов, которые ему очень хотелось поставить в кино. Правда, на режиссерский мостик Марка сначала не пустили, но работа помрежем и ассистентом по монтажу стала теми ступеньками, благодаря которым Донской сначала поучаствовал в создании двух художественных лент — «В большом городе» (1928) и «Цена человека» (1929), а в том же 1929 году он снял свою первую самостоятельную картину — «Пижон».

Песня о счастье оказалась услышанной

Но настоящий успех пришел к Донскому в 1934 году, когда на экраны вышел его совместный с Владимиром Легошиным фильм «Песня о счастье», который был высоко оценен Максимом Горьким. Первый пролетарский писатель очень зауважал после этого Донского и даже доверил ему снимать трилогию по своим книгам. «Детство Горького», правда, вышло уже после смерти писателя, который, по слухам, стал неудобен своим авторитетом Сталину, но когда Горький умер и перестал представлять опасность, вождь дал отмашку на возвеличивание роли писателя. За оба первых фильма «Детство Горького» и «В людях» Донской получил Государственную премию. А вот за третий — «Мои университеты» премию дать не успели, началась война и было явно не до этого…

Марк Семенович рвался бить врага и даже отправился на фронт добровольцем. Ему доверили командовать ротой, учитывая его опыт Гражданской войны, но боевое крещение он принять так и не успел. Пришел приказ — откомандировать в Среднюю Азию. Он пытался оспорить приказ, но ему вежливо пояснили, что главное его оружие — язык кино. В годы Великой Отечественной войны Донской поставил такие фильмы — «Как закалялась сталь» (1942, по роману Н. А. Островского), «Радуга» (1944, по повести В. Л. Василевской; Государственная премия СССР, 1946), «Непокорённые» (1945, по повести Б. Л. Горбатова, сценарий совместно с Горбатовым).

Телеграмма от Рузвельта

С «Радугой» и связана наиболее пикантная история. Эта картина была поставлена по повести писательницы Ванды Василевской, и сразу после выхода на экраны была названа «самым жестким и самым добрым фильмом военных лет». Желая показать несокрушимый дух советских людей, фильм показали в американском посольстве, а сразу после просмотра потрясенный посол США в Москве Гарииман подошел к Донскому и попросил его разрешения на показ картины президенту Рузвельту и всему американскому народу.

Конечно, от Марка Семеновича разрешения не требовалось, его давали в других инстанциях, но Сталин, узнав об интересе американцев, не стал чинить препятствий: «Пусть смотрят!».

А через несколько дней Донскому принесли телеграмму от президента Франклина Рузвельта: «Дорогой господин Донской! В воскресенье в Белом доме смотрели присланный из России фильм „Радуга“. Я пригласил профессора Чарльза Болена переводить нам, но мы поняли картину и без перевода. Она будет показана американскому народу в подобающем ей величии, в сопровождении комментариев Рейнольдса и Томаса. С благодарностью, Ваш Франклин Рузвельт».

Эта телеграмма была для Донского самой дорогой наградой. Он заказал под нее рамку и до последних дней жизни эти слова благодарности украшали его кабинет. В том же, 1944 году, советские дипломаты сообщали в Москву: «В кинотеатрах, где шла лента Донского, были устроены призывные пункты. „Радуга“ производила такое сильное впечатление на людей, что американцы тут же записывались добровольцами на фронт. К столам армейских офицеров выстраивались очереди…». Вот что значит волшебная сила искусства!

К сожалению, когда Марка Семеновича пригласили в 1945 году на вручение награды, между СССР и США уже пролегла пропасть после ядерной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки. Статуэтку Донскому так и не вручили, но разве от этого что-то меняется? В качестве компенсации ему была присвоена Сталинская премия.

Фильмы о Ленине остались в прошлой эпохе

Это был, пожалуй, звездный час Донского, хотя и после этого он снимал фильмы, которые вошли в золотой фонд советского кино. Как, например, «Первая учительница» с блестящим исполнением Веры Марецкой или «Сердце матери» с «Верностью матери». Как бы мы сегодня не относились к личности Владимира Ильича Ленина, но судьба матери, ее материнский подвиг до сих пор волнуют людей…

За свои режиссерские труды Марк Семенович в 1966 стал народным артистом СССР, а спустя пять лет ему было присвоено звание Героя Социалистического Труда. В 1973 году режиссер экранизировал историю знакомства и женитьбы В. И. Ленина и Н. К. Крупской в фильме «Надежда». Но эта картина, как и последняя лента Донского «Супруги Орловы» (1978, по ранним рассказам Горького) не стали хитом советского экрана. Режиссер не осознал, что время неумолимо меняется, и остался в прежней роли…

Марк Семенович Донской скончался 21 марта 1981 года, спустя две недели после того, как отметил свое 80-летие: внезапно остановилось сердце. Вместе с супругой Ириной Марк Семенович прожил 45 лет. Она умерла спустя 2,5 года. Ее гроб опустили в ту же могилу на Новодевичьем кладбище… ]

Обновлено 26.01.2010
Статья размещена на сайте 24.02.2008

Комментарии (4):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: