Максим Костылев Дебютант

Память о войне. Какой она бывает?

Ежегодно в канун Великой Победы мы, юнкоры Беларуси, проводим акцию «Ветераны живут рядом». Собирая по крупицам материал, мы встречаемся с ветеранами Великой Отечественной войны, участниками партизанского движения, узниками концлагерей, очевидцами тех военных далеких событий. Каждый рассказанный эпизод, каждое воспоминание особо ценно, так как время отодвигает Великую Отечественную все дальше и дальше. На этот раз моей собеседницей оказалась Н. Ф. Семенович, которая проживает в г. п. Бобр.

Встретились мы в выходной солнечный день. Я был потрясен тем, что рассказала мне Надежда Филипповна.

Родилась она 16 апреля 1926 года. Нетрудно посчитать, сколько Надежде Филипповне лет. В семье было 7 детей, среди которых моя героиня была старшей. Отец работал на мельнице, а мама у евреев выполняла хозяйственную работу (по переписи населения в 30-х годах в Бобре насчитывалось 2000 жителей, больше половины из которых составляли евреи). «Отец наш был хорошим рыбаком. А в 1933 году на территории Беларуси был голод. Людям приходилось употреблять в пищу траву, но благодаря отцу мы не голодали. Он менял у евреев фунт рыбы (400 граммов) на фунт хлеба, муки, крупы. И таким образом, наша семья спасалась от страшного голода», — говорит Надежда Филипповна.

Закончила 7 классов. Доучиться помешала проклятая война. Позже немцы сожгли школу. Примечательно, что в одной телогрейке Надежда Филипповна и в школу ходила, и накрывалась ею, когда ложилась спать.

6 июля немцы уже были в Бобре. На тот момент Надежде Филипповне было 16 лет. Некоторых жителей местечка Бобр расстреливали, жгли их дома, а других — отправляли в рабство в Германию или же в другие страны, захваченные Гитлером. Немецкий план «ОСТ» предусматривал полное уничтожение цыган, евреев. Как только немцы оказались в Бобре, они первым делом расстреляли евреев. И это событие Надежда Филипповна очень хорошо запомнила. Она копала картошку около Плисы и слышала, как строчили пулеметы, но не видела.

Надежду Филипповну впереди ожидали годы рабства. «Тяжелые испытания выпали на мою долю, — вспоминает она. — Ведь нас везли, как скот, в неизвестность. Куда, что и зачем непонятно. Останемся мы жить или нет — неизвестно. Одни рыдали до изнеможения, другие просто молчали, закрыв глаза, с безжизненными от страха лицами».

Она попала в Чехословакию, а именно в деревню Кайзерсвальде, что в переводе «Царский лес». В деревне высадили 5 человек. И все они были из разных уголков Беларуси. Работала Надежда Филипповна у хозяев Генриха и Эммы. Кормление скота, уборка дома, приготовление пищи… — обо всем этом заботилась Надежда Филипповна на протяжении трех лет. Все тяготы лежали на ее плечах.

День ото дня все тяжелее и невыносимее становилось жить в рабстве в другой стране. Ежеминутно ее преследовала мысль, а как же родной дом, как же родители. Сердце обливалось кровью, когда она представляла жестокие расправы над ни в чем неповинными людьми. Жизнь в чужой стране становилась невыносимой каторгой. Сердце рвалось домой, на родину. Надежда Филипповна твердо верила и ждала Великой Победы и даже не сомневалась, что победа будет за нами.

В «Царском лесу» она познакомилась со своей ровесницей Зинаидой Росолько. На протяжении многих лет Надежда Филипповна переписывалась с ней. Но в последнее время письма из Калуги перестали приходить…

В Чехословакии Надежда Филипповна встретила долгожданный День Победы.
На следующий день, когда закончилась Великая Отечественная, Надежду Филипповну вместе с другими узниками отпустили на родину. «Мы запрягли коня и уехали. Отъехали 30 км от деревни и нас остановил капитан с просьбой помочь доить и гнать коров в Беларусь. Мы согласились… Дошли до Гродно. Именно здесь находился наш штаб. Из Гродно переправились в Слуцк. После чего нас допросили и освободили», — дополняет Надежда Филипповна.

В феврале месяце 1946 года Надежда Филипповна приехала на свою родину — Бобр. Она увидела, что ее дом был сожжен немцами. Мать жила в еврейском доме, который после массового расстрела евреев оказался пустым.
Отец Надежды Филипповны прошел всю войну и был убит в 60 километрах от самого Берлина. На тот момент Филиппу Алексеевичу был 41 год. Много болот прошел он, ведь сражался-то в Прибалтике. Похоронен в Братской могиле в Германии.

В мае 1947 года Надежда Филипповна вышла замуж, родила 7 детей, как и ее мама. Работала в колхозе-миллионере. Трудно было многодетной семье в тяжелое послевоенное время.

Моя собеседница владеет очень хорошо немецким языком, и книги читает на немецком. И это как своеобразная память, как эхо той далекой минувшей войны, как ее неизгладимый след.

Я остался благодарен Надежде Филипповне за такой подробный, содержательный рассказ, который является маленькой страницей истории той страшной войны. Вспомним сегодня Великую Победу, за которую сложили головы миллионы жителей, в том числе и отец Надежды Филипповны, не дошедший до Берлина совсем немного. На могилу своего отца Надежда Филипповна ездила не раз, отдав дань уважения и благодарности родному человеку и другим воинам. «День Победы — самый величайший праздник в моей жизни. Я так счастлива, что мои дети не изведали ужасов войны, не узнали того горя, что пришлось пережить мне».

Нынешней молодежи хочу сказать следующее: «Берегите мир на нашей земле. Помните и знайте, что цена его неимоверно велика».

Обновлено 11.04.2008
Статья размещена на сайте 11.04.2008

Комментарии (3):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Да уж, действительно - абсолютно "датская" статья...Довольно обычная история, пересказанная пафосным языком советских газет...Если бы автор эту обычную для военных горьких лет историю изложил своим языком, осветил своим, особенным взглядом, рассказал бы историю семьи этой женщины вплоть до наших дней, поведал бы нам, читателям, о том, что думала и чувствовала эта женщина своими словами, а не газетными штампами, то, возможно, и получилась бы статья, которая заинтересовала бы и задела читателя. А так получилась "заказуха" к дате...

  • Я б не сочла это "форматной" статьей. Хотя текст такой... добросовестной. И с идеей.