Валентина Пономарева Грандмастер

Кто из французских академиков не имел школьного образования? Его имя знают все…

Если я попробую подсказать, сославшись на энциклопедии, в которых статьи об этом человеке начинаются со слов «французский поэт и критик», пожалуй, читателям, разве что за редким исключением, это мало чем поможет в ответе на вопрос: кто же это?

И если сообщу даты его жизни, почерпнутые в той же справочной литературе: 12 января 1628 г., Париж — 16 мая 1703 г., там же — персона останется не менее загадочной. И назвав время избрания членом Парижской академии — 1671 год — не буду уверена, что вы догадаетесь, о ком идет речь.

Что ж, наберитесь терпения, господа, а я, пожалуй, начну с рассказа о том, каким образом сын адвоката Парижского парламента, проявлявшего немалую заинтересованность в том, чтобы всем четверым своим детям дать хорошее образование, оказался не то что без высшего, но даже без первичного, по-нашему — среднего.

Вообще-то и мать его, будучи женщиной разносторонних знаний, всех сыновей еще в дошкольном возрасте научила читать и писать. И каждый затем, по достижении необходимого возраста, был определен в учебное заведение. Герой нашего рассказа тоже, когда ему исполнилось восемь лет, поступил в коллеж Бовэ. Отец ежедневно проверял уроки, обсуждал с детьми темы, которые они проходили в школе, и даже позволял дискутировать, не говоря уже о том, что давал им право на собственную точку зрения.

Но вот школьные нравы в то время, которое в истории названо эпохой Просвещения, требовали исключительно зубрежки, а попытки учеников высказать свое мнение пресекались на корню. И однажды, на пятом году обучения, мальчишку выгнали с урока за попытку поспорить с учителем. А он взял и покинул ее навсегда. Вместе с другом. Как удалось убедить родителей — остается тайной.

Восточный фасад Лувра, построен в 1678 году Но такие это были удивительно целеустремленные и жадные до знаний дети, что еще несколько лет подряд ежедневно занимались самообразованием: с восьми до одиннадцати — утром и с трех до пяти — днем. В программу входило изучение античных авторов, греческий и латинский языки, история Отечества.

Повзрослев, молодой человек занялся юриспруденцией по примеру отца, служил при дворе. Кроме того, занимался сочинительством: сначала любовных стихов, затем целой поэмы «Стены Трои, или Происхождение бурлеска», которая была опубликована в 1653 году. На литературном поприще он стал автором множества торжественных од, которые, однако, в мире давно забыты.

Приобретя известность поэта, прославился еще и горячим участием в так называемом споре «древних» и «новых», приняв на себя идейное лидерство последних. «Древние» отстаивали авторитет знаменитостей прошлого, заявляя, что к их наследию современники могут добавить лишь подражание или слабые тени, и даже составили «законы» поэтического искусства, по которым следует сочинять, соблюдая старинные каноны.

Если помните, отчаянные споры были любимы нашим поэтом с самого детства. И он с дерзновенным вдохновением вступил в полемику, написав трактат критического содержания под названием «О сравнении древних и современных»:

— Почему мы должны подражать древним? Разве современные авторы: Корнель, Мольер, Сервантес хуже? Зачем цитировать Аристотеля в каждом ученом сочинении? Разве ниже его Галилей, Паскаль, Коперник?.. За что так уважать древних? Только за древность? Мы сами — древние, потому что в наше время мир стал старше, у нас больше опыта".

Буря возмущения оппонентов из области аргументов стремительно перескочила на личность автора трактата, которого стали обзывать самоучкой, лишенным настоящего образования, а тот ответил на эти шпильки новым сочинением «Знаменитые люди Франции XVII столетия». В нем было собрано более ста биографий выдающихся ученых, поэтов, историков, врачей, художников. На их примерах лидер партии «новых» призывал не вздыхать по поводу ушедших золотых времен, а гордиться своим веком.

Собирая доказательную базу для своей непоколебимой позиции, поэт и критик в 65-летнем возрасте занялся собиранием сказок и противопоставил античной традиции народное творчество, в том числе «Красную Шапочку», «Мальчика-с-Пальчик», «Золушку»…

Теперь вы и сами без труда назовете имя, да? О, вы правы, это Шарль Перро, конечно! А восточный фасад Лувра на иллюстрации — это еще одна подсказка, поскольку построен он по проекту архитектора Клода Перро, приходившегося знаменитому сказочнику родным братом..

Обновлено 3.12.2008
Статья размещена на сайте 3.12.2008

Комментарии (7):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: