Александр Матвиенко Профессионал

Что известно о жизни первого печатника Беларуси?

В 1490 году стены дома торговца пушниной, уважаемого и зажиточного полочанина (а Полоцк в те времена был одним из крупнейших городов Беларуси), были оглашены первым криком маленького мальчика Франциска. Долго ли, коротко ли, но в 1504 году юноша по имени Франциск Скорина, к тому времени порядком поднаторевший в латыни, небезуспешно штурмовал Краковский университет. Тогда в его состав входили лишь три факультета — богословский, юридический и медицинский.

Именно в Кракове состоялось первое знакомство Скорины с печатным делом. Здесь в 1496 году была запущена бумажная фабрика. Через два года, в 1506 году, Франциск получил степень бакалавра.

Следующее упоминание о Скорине сделано в том же году в Падуе. Оно было связано с получением ученой степени доктора медицины. В тамошнем университете до сих пор чтят память великого полочанина: его портрет — один из сорока портретов известных выпускников университета — висит в аудитории, где, говорят, впоследствии читал лекции сам Галилео Галилей.

Немного попрактиковавшись в медицине, Скорина вернулся к своему давнему увлечению. Мечта о печатном деле не покидала его воображение. Благо, Италия в то время изобиловала типографиями: в XV веке их насчитывалось уже 74! Во время пребывания Франциска в Венеции там был изготовлен кириллический шрифт.

Бытует неподтвержденное мнение, что заказчиком явился сам Скорина. Так или иначе, триумфальный 1506 год преподнес ему еще один щедрый судьбоносный подарок: в Венеции была издана Библия на чешском языке. Она-то и стала источником перевода ветхозаветных книг Скорины.


Как истинно великий человек, Франциск Скорина осознавал важность просвещения славянского народа. Зародившаяся, видимо, еще в университетские годы мысль об издании Библии на кириллице слилась воедино с давней мечтой о книгопечатании как таковом.

Последнее упоминание о Скорине в Падуе приходится на 1512 год. А в 1517 году в Праге была отпечатана славянская Псалтирь. Так за 5 лет доктор медицины стал просветителем, переводчиком и первопечатником книг на белорусском языке.

За эти годы Скорина, заручившись поддержкой крупных православных фигур, провел колоссальную работу в книгохранилищах монастырей Варшавы, Вроцлава и Вильни (сегодня Вильнюс). За относительно короткое время Скорина издал в Праге около 15 книг, в том числе уже упомянутую Псалтирь, а также Четыре книги Царств и Пятикнижие Моисея.

По неопределенным причинам, в 1520 году Франциск покинул город, ставший буквально его крестным отцом в книгопечатании, и, захватив с собой тиражи отпечатанных книг, направился в Вильню.

Надо сказать, Вильня привечала великого полочанина протекцией многих известных людей. В их числе были епископ виленский Ян, на службе у которого лекарем состоял Скорина, а также известный князь Константин Иванович Острожский.

В 1522 году свет увидела новая «Малая подорожная книжка» Скорины. В ее состав вошли Псалтирь, Часословец, Акафистник, Шестодневец, Краткие Святцы и Пасхалия. Издание было снабжено пятью гравюрами, а также богатейшим орнаментом.

А в 1525 году была выпущена, пожалуй, самая востребованная книга Скорины, имевшая впоследствии множество рукописных копий. Получив широчайшее распространение в Беларуси и Украине, к сожалению, книга «Апостол» стала последней книгой, отпечатанной великим мастером. Возможно, причиной этому стал пожар 1530 года, практически полностью уничтоживший Вильню.

Дальнейшая жизнь Скорины может быть установлена лишь по скудным документам тех времен, сохранившимся в архивах. Так, известно, что с 1530 года Франциск с женой и детьми жил в Кенигсберге, откуда снова убыл в Вильню. А в 1532 он был задержан королем Сигизмундом I в связи с заявлением неких иудеев о денежном долге перед ними его покойного брата Ивана. Однако поддержка епископа Яна и великие просветительские заслуги привели к изданию Сигизмундом I указа о неприкосновенности жизни и имущества Скорины.

Неизвестно, почему безбедное существование в Вильне не прельстило Скорину. Покинув теплое место, он отправился в Прагу, где устроился садовником в сад, устроителем которого явился король Чехии и Венгрии Фердинанд I. Но, похоже, работодателей не устроила работа Скорины. Об этом свидетельствуют их неоднократные жалобы хозяину сада. Оставив работу садовника, Франциск Скорина все же остался жить в Праге, где и прошли его последние дни.

Напоследок хочу отметить, что я неоднократно становился свидетелем, на мой взгляд, нелепых споров о том, что Скорина вовсе не белорусский первопечатник, а польский, чешский, итальянский, литовский, русский. Что ответить спорщикам? Слово «восточнославянский», думаю, устроит большинство из них. И никто не посмеет спорить о том, что просвещение было для Скорины важнее политики!

Обновлено 27.06.2017
Статья размещена на сайте 13.11.2007

Комментарии (14):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: