К. Ю. Старохамская Грандмастер

Почему журнал «Корея» пользовался таким оглушительным успехом?

О, это был всем журналам журнал. Казалось бы — обычный лакировочный журнальчик о том, как «буйно колосится рис под лучами тезисов по аграрному вопросу» (цитата подлинная). Но нет. Это было что-то необычайно прекрасное… И многие это понимали.

Например, постоянным многолетним подписчиком журнала «Корея» был Зиновий Гердт, за что корейское посольство даже презентовало ему лакированную шкатулку. А уж Гердт-то в юморе понимал!

К сожалению, у меня не сохранилось журналов 70-х годов, и в Интернете я их тоже не нашла. Но я многое помню дословно, а иллюстрации буду описывать силой своего слога.

Вот например: вообразите фотографию. Пустая лужайка, огороженная столбиками, рядом — экскурсия с экскурсоводом. Подпись: «Место, где родной вождь товарищ Ким Ир Сен в детстве бил японского мальчика».

Вообразили? Отлично, теперь вообразите еще две картинки. На одной — тучные зеленые поля риса. На другой — нечто засохшее и несчастное. Подписи: под тучным полем — вышеприведенные слова про аграрный вопрос, а под засохшими былинками — «Благодаря империалистической политике Пак Чжон Хи в Южной Корее уже три года не было дождей».

Скажете, выдумываю? Разве такое выдумаешь? Да я хоть три года думай, не придумала бы название оперы «Море крови» и вокально-инструментального дуэта «Моя страна без налогов, руководимая родным вождем».

На стене у меня висела красочная картина — разворот из оного журнала, изображавшая, как родной вождь в таком-то году (число, месяц) подвез сельскую бабушку к зятю. Бабушку, думаю, там сразу залакировали — и в музей.

Еще висела картина с изображением милой туземной деревни с подписью: «Мангендэ — деревня, где родился родной вождь, вынашивая замысел о революции». Слезы, чистые слезы мы проливали над историями о том, как родной вождь одарил замерзшего бойца теплыми носками из личных запасов, или дал направляющие указания на карандашной фабрике: «чтобы все дети могли учиться писать, надо изготовить много карандашей», — сказал он, и у руководства фабрики буквально открылись глаза! Естественно, все присутствующие немедленно занесли это откровение в свои памятные блокноты…

С течением времени Ким Ир Сена сменил Ким Чен Ир. И вот более свежие тексты, уже из современных выпусков:

Возбуждение девушки-станочницы

В 60-х годах Любимый Руководитель Дорогой Товарищ Ким Чен Ир проходил производственную практику на заводе. Ему очень нравилось наблюдать за своей соседкой, юной станочницей. Дело у нее всегда спорилось. Однажды, во время профилактики, он подошел к ней с замасленной тряпкой в руке. Ее станок блестел, как стекло.

Улыбаясь, Любимый Руководитель Ким Чен Ир осматривал агрегат. Он протер тряпкой те места, до которых трудно дотянуться рукой, и неожиданно поинтересовался: «Сколько у станка точек смазки?» «Двадцать одна», — ответила девушка.

«А почему вращение рукоятки затруднено?» — не унимался Дорогой Руководитель. «У нее нет точки смазки», — парировала станочница.
Товарищ Ким Чен Ир улыбнулся и стал медленно нащупывать точку смазки. Достав скребок, он счистил жирный слой грязи, и девушка, увидев новую точку смазки, возбужденно захлопала в ладоши.

Тут же она поклялась товарищу Ким Чен Иру давать двести процентов плана. Он в ответ посоветовал ей возглавить движение «За образцовое обслуживание и содержание станков».

Очень скоро молодая станочница действительно стала известной на всю страну передовицей.

Тут наглядно показаны не только смекалка и умение Любимого Руководителя, но и те светлые чувства, которые испытывают при общении с ним корейские молодые работницы.

Он послал даже образец соленых утиных яиц

… В этот день вождь-отец дал ценные указания засолить неоплодотворенные утиные яйца и снабжать ими население. До того времени никто не мог думать об этом.

Он говорил, что получается хороший пищепродукт, если солить неоплодотворенные яйца и сварить, подробно научил даже методу засолки утиных яиц.

Спустя несколько дней рабочие фермы неожиданно получили узорчатый фарфоровый кувшин, заполненный солеными утиными яйцами. Это был образец утиных яиц, засоленных лично вождем-отцом, который, несмотря на столь большую занятость государственными делами, обращает серьезное внимание на питание населения.

Действительно ничем неизмерима глубина и высота великой отцовской любви уважаемого вождя к нашему народу.

«Над кем смеетесь?! — вопрошал один классик. — Над собой смеетесь!»… «Человечество расстается с прошлым, смеясь», — изрек другой. Вот поэтому, наверное, и смеялись так — многое свежо было еще в памяти.

Ну что ж, иногда полезно взглянуть как бы со стороны… Хотя бы чтобы это не повторялось. А то и у нас самих в истории всякого бывало предостаточно. Ленин и печник, Ленин и дети, Ленин и бревно… Не говоря уж о других отцах народа, о которых и вспоминать-то к ночи не стоит. Как писал классик русской литературы А. К. Толстой:

Ходить бывает склизко
По камушкам иным,
Итак, о том, что близко,
Мы лучше умолчим.

А чего вдруг я вообще вспомнила об этом журнале и о восхвалении вождя — спросите вы. Да так. Музыка навеяла.

Обновлено 5.10.2017
Статья размещена на сайте 21.11.2007

Комментарии (17):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: