Дмитрий Шомин Мастер

Почему так трудно учиться музыке в школе и так легко во дворе? Часть 2.

В предыдущей части мы рассмотрели некоторые теоретические проблемы в истории их развития. Но сама проблема еще не появилась перед нами во всей красе.

Так где же проблема?

Казалось бы, звукоряд стал совершенным, инструменты технически продвинутыми, однако дело на лад у школьников не идет. Нота Фа на клавиатуре никак не хочет становиться нотой Ми в сознании ученика.

Все дело в нотной догме. Учеников с первых классов приучают мыслить не относительными ступенями и интервалами, а абсолютными звуками. И слоги, соответствующие этим звукам, привязывают к белым клавишам фортепиано и к конкретным позициям на скрипке. А ведь скрипка еще лучше гитары приспособлена к «рисуночной» игре. Ее струны, в отличие от гитарных, совершенно регулярны. Расстояния (звуковые интервалы) между ними одинаковы. А у гитары зачем-то вкрался один «чуждый» интервал. Говорят, это облегчает игру аккордами. Ну, да это — историческое наследие предков гитар, виуэл, и их родственников — виол. Надо просто принять это как должное.

Белые клавиши соответствуют в сознании ученика названиям нот (слогов), а черные изменяют высоту звучания соседних белых клавиш. Черные клавиши обретают двойственную природу. Хотя на самом-то деле в современной музыке все 12 нот хроматической гаммы абсолютно равнозначны. Просто современная нотация, которая четко связана с белыми клавишами, неудобна для свободного музицирования. Именно поэтому джаз (как импровизационная музыка) зародился в среде музыкантов, не знавших нотной грамоты. Их мышление не ограничивалось «бумажными» нотами. И играли они чаще на банджо и контрабасах (четыре его струны — это четыре нижних гитарных струны на октаву ниже!), а не на фортепиано. Полная свобода! Хотя сегодня основное направление импровизации в джазе — это, скорее, духовые и фортепиано. И это уже не негры с плантаций… Сегодня джаз — это образ жизни и профессия.

Незадолго до появления джаза в академической среде возникла так называемая «Новая венская школа» (в отличие от «старых» венцев — Моцарта, Бетховена и т. д.). В ее недрах появились новые композиторские техники, радикально расширявшие горизонты сочинения и исполнительского искусства. Школа эта ориентировалась на полное равноправие 12 ступеней хроматической гаммы. Однако сегодня такие техники используются обычно фрагментарно, а не для построения всего сочинения. Они слишком радикальны даже для современности. И новых принципов нотации широким массам учащихся они все равно не дали. Но джаз, став профессиональным, бесспорно перенял что-то у «академиков» Новой школы.

Поиск компромиссов

В 19 веке стали появляться новые инструменты и новые идеи, как сделать клавишные инструменты более подходящими для свободного творчества. Стали появляться новые клавиатуры. Например, фортепианную клавиатуру легко сделать удобной. Надо просто выровнять все клавиши (черные с белыми) по размеру и по сути. Появляется шесть клавиш в одном ряду и шесть в другом на октаву.

Такую клавиатуру придумал в конце 19 века Пауль Янко. Он еще добавил четыре аналогичных (дублирующих) ряда и получил возможность полностью сохранять «рисунок» пальцев при перемещении по клавиатуре вправо-влево. В те времена были сделаны пианино с такой клавиатурой. И сегодня одна японская фирма продолжает дело Янко и выпускает синтезатор с его клавиатурой.

В том же 19 веке появились гармоники. Они постепенно совершенствовались и из простых музыкальных игрушек стали полноценными многорядными хроматическими инструментами. В результате в самом начале 20 века появился баян. В его клавиатуре уже три ряда по четыре клавиши на октаву. Это позволяет избегать сильной растяжки пальцев. Клавиши абсолютно равнозначны, хотя и окрашены в традиционные фортепианные цвета (черные и белые). Добавление дублирующих рядов, также как и в клавиатуре Янко, позволяет сохранять аппликатуру («распальцовку») при перемещениях руки.

Заключение

Из всего вышеприведенного ясно, что для свободного музицирования необходим либо правильный выбор «удобного» инструмента, либо тяжелая и хорошо осознанная работа с «неудобным» фортепиано. Именно поэтому современные академические пианисты так любят играть джаз. Это хорошо развивает музыкальное мышление и позволяет совершенствоваться в свободном владении клавиатурой.

И главное — «правильно» мыслить. Не привязывать свое мышление к «белым» клавишам и соответствующим им нотам, а мыслить интервалами, из которых построена вся музыка. Для гитаристов — это мышление ладами и струнами. А для пианистов — мышление отдельными клавишами (надо уровнять черные и белые клавиши в сознании), а не нотами. Гамма в этом случае предстает как начинающаяся с определенного места последовательность интервалов (расстояний между пальцами на струне или клавиатуре), а не нот.

Удачи вам в выборе «своих» клавиш!

Обновлено 4.09.2008
Статья размещена на сайте 23.07.2008

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • ага, ось воно в чому річ!
    то есть понятно... тяжко у меня с импровизацией...годы учебы на ф-но... кстати, когда брат самостоятельно осваивал гитару (и я немножко вместе с ним), с импровизацией на ф-но дела значительно улучшились!!! то есть, если раньше было вообще никак, то сейчас в пределах заданной гармонии что-то получается))

    Интересно!..

    • ОДин скрипач играющий на электромандолине сказал, что мандолина сильно меняет взгляды на скрипку. У них строй один. Тока мензура у мандолины чуть побольше. И - лады. А на скрипке их нет. Ладами считать удобнее.

      Да и ваще музыка - сплошной устный счет. Не зря ее Пифагор придумал. Считать надо доли, такты, лады... Никакого творчества.