Борис Рохленко Грандмастер

«Банкет». А почему все скучные?

Картина Корнелиса Антониса «Банкет». Вокруг стола — мужская компания, за окном — какое-то строение, похожее на замок, буйная зелень и надвигающаяся гроза. Все в мундирах и при оружии. На стене — картина, изображающая рыцаря на коне. Похоже, что дело происходит ближе к вечеру.

На столе какая-то маленькая рыбка типа сардинки или селедки иваси, нечто похожее на улиток. Что-то налито в стаканы. Две непонятного вида и способа приготовления птички на большом блюде. Может быть, та, что покрупнее — курица, а помельче — бекас (тощие ноги торчат вверх)? И шесть небольших булочек. Самый голодный успел отрезать кусок и съесть.

Сервировка стола не рядовая, с какими-то претензиями: керамические подставочки для еды, скатерть с вензелем, серебряное блюдо… В то же время в руках у присутствующих разношерстная питейная посуда.

Банкет Каков социальный статус собравшихся? Кто они — наемники, дворяне? Определенно можно сказать, что они служат в одном подразделении (если можно так выразиться): на них одинаковые мундиры. Разница только в белье — рубашки с разными воротами. На рукавах курток — маленькие арбалеты (знаки отличия).

Пейзаж за окном Все они — арбалетчики, стрелки из арбалетов. Есть подозрение, что их арбалеты стреляют стрелами (не пулями, не камнями и ничем другим). Об этом свидетельствует поза стрелка, стоящего вторым слева: он закладывает стрелу в ложе своего грозного оружия.

Арбалетчик Почему это оружие грозное? Историки пишут (а они-то знают, что пишут), что до 1840 года дальность стрельбы английского ружья составляла 135 метров. Стрела летела дальше! А скорострельность лука была в 5−6 раз больше! И тут мы должны принять во внимание дату написания этого полотна: она обозначена в левом верхнем углу — 1533 год. Так что оружие было — что надо!

Если верить тем же историкам, можно предположить, что это солдаты феодала (барона, графа). Тогда становится понятным, почему половина мундира коричневая, а другая — черная. Это — знак отличия между подданными разных феодалов. (Еще один момент: лето, а на них стеганые куртки. Это не просто куртки, они с подкладом, уменьшающим риск поражения стрелой. Прототип бронежилета.)

В центре сидит полный человек. Он явно старше всех остальных. Похоже, что это — наставник, тренер сборной арбалетчиков. Один из признаков его старшинства — его головной убор отличается от остальных (может быть).

А зачем в руках одного из них ноты? Собрались петь? О чем? Тогда почему у них далеко не радужное настроение? Кстати, если присмотреться, можно предположить, что ноты написаны для двух голосов: на одной строке высота нот меняется, звук волнообразный, на другой — ровный. Еще одно соображение: подготовка певца, знающего нотную грамоту, в те времена занимала до двух лет (а до изобретения нотной грамоты — десять!). Случайно ли художник выделил его лицо светом? Кроме того, он кажется самым молодым в этой группе. Может быть, что все они — певчие из собственной церкви вассала, а этот молодой человек — регент хора, которого специально учили (может быть, посылали куда-нибудь учиться?). Совершенно однозначно: они все католики. Потому что в те времена протестантов еще не было.

А зачем петь по нотам перед ужином? За окном — лето, не исключено, что пришел праздник Троицы. И капелла (по совместительству — арбалетчики) должна петь в церкви! По такому случаю лишний раз спеть отнюдь не помешает.

Птички на блюде Очень вероятно, что сидят они в столовой во владениях феодала, своего рода холле, салоне для общего сбора. Они пришли со стрельбища и ждут ужин. Похоже, что замок в осаде, все припасы на исходе и на столе та дичь, которую они смогли подстрелить. Но еще теплится надежда, что у кухарки есть что-нибудь в запасе.

И вот скрипнула дверь (поэтому самый голодный и обернулся). Четверо смотрят в сторону, откуда падает свет, на дверной проем. Причем совершенно ясно, что крайний слева и еще один, сидящий за ним, повернулись специально. Зачем? Посмотреть, кто пришел и что принес! Обратите внимание на жесты двух персонажей справа. Они показывают на что-то. Наверное, это кухарка и она что-то несет. Но мало, на что и показывают присутствующие!

Еще пара минут, закончится сервировка стола — и арбалетчики приступят к трапезе. Но перед этим они помолятся и споют псалом, ноты которого держит регент этого маленького хора.

Вот такой скучный банкет. Конечно, эта картина — не жанровая сцена, это групповой портрет солдат. А вот чьи это были солдаты, за что и против кого они воевали? Думаю, что вассал хотел каким-то образом отметить доблесть своих бойцов и певцов, сохранить о них память. А радости в картине нет, потому что исход завтрашнего дня совершенно неясен.

Впрочем, для арбалетчиков на картине выбора нет: ужин, сон, утром — в бой!

P. S. Картина мрачновата, вся какая-то коричневая. Не думаю, что она была такой от начала, в те времена писали ярко, сочно. Скорее всего, ее испортили владельцы: или плохо хранили, и она заросла грязью, или покрыли лаком, который сам потемнел и съел пигмент у красок.

Обновлено 20.09.2017
Статья размещена на сайте 12.08.2008

Комментарии (3):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: