Подкаст
Юрий Москаленко Грандмастер

Как червонные валеты оставляли в дураках королей и тузов?

7 февраля 1877 года было отмечено в Москве небывалым волнением. На следующий день было назначено первое заседание московского окружного суда с участием присяжных заседателей, посвященное делу о «Клубе червонных валетов». Желающих соприсутствовать на заседании было так много, что происходил суровый отсев. «Забронированными» были только места свидетелей и потерпевших, чье число измерялось не одной сотней. А одним из главных потерпевших был никто иной, как генерал-губернатор Москвы князь Долгоруков. Дело в том, что казенный губернаторский дом на Тверской «валеты» умудрились всучить одному английскому лорду за баснословную сумму…

Развлечение для «золотой молодежи»

Червонный валет собственной персоной Но к этому мы еще вернемся, а пока следует остановиться на том, как возник «Клуб» и почему он так назывался? Итак, основу этой преступной организации составила «золотая московская молодежь», достаточно образованная, начитанная и не испытывающая никаких финансовых затруднений. Балы, вечеринки и прочие светские развлечения приелись до «тошноты». Хождение в народ и все, что было связано с народничеством, девяти «основателям» Клуба было не по нутру. А острых ощущений очень хотелось. Вот и решили «валеты» заняться щекотанием своих и чужих нервов, разрабатывая грандиозные аферы, как в экономической сфере, так и банальных грабежей.

В первую группу входили Павел Шпейер, сын генерала артиллерии, служивший в Московском Городском Кредитном Обществе; господин Давыдовский, сын тайного советника; Массари, сын богатой нижегородской помещицы, унаследовавший огромное состояние; а также принадлежавшие к высшему свету господа Брюхатов, Протопопов и Каустов. Было еще несколько гурпп по интересам…

Есть две версии, согласно которым было придумано название Клуба. Во-первых, «французский след» — в 1859 году в Париже вышла первая книга о приключениях разбойника и авантюриста Ракомболя, написанная Пьером Алексисом Понсоном дю Террайлем. В эпоху Александра Дюма-отца трудно было чем-то выделиться во французской литературе (Оноре де Бальзак и Виктор Гюго не в счет). Но Пьер Алексис сумел это сделать, использовав прием Александра Дюма-отца, публикуя романы в ежедневных газетных выпусках, с продолжением. Ракомболь для скучающей французской публики был чем-то подобен Фантомасу: неуловимый, дерзкий, гениальный преступник.

Та самая книга о приключениях Ракомболя Третья книга приключений Ракомболя называлась именно так — «Клуб червонных валетов» и вышла незадолго до того, как российские «валеты» начали «шалить». Очень возможно, что таким способом они решили дать понять — каждое их преступление будет тщательно спланировано, а поймать их будет просто невозможно.

Русская версия тоже появилась в ходе многомесячного расследования этого авантюрного дела. Однажды небезызвестный сатирик Салтыков-Щедрин дал такое определение одному из воровских типов: «Червонный валет хоть и вор, но это отнюдь не мешает ему быть обворожительным молодым человеком». Мол, «валеты» потому и назвались так, что были обворожительными и в чем-то благородными людьми. Так сказать, в своем понимании…

И первая, и вторая версии имеют право на существование. Во всяком случае, после февраля 1877 года «Клуб червонных валетов» стал именем нарицательным…

Как воздух переправляли по железной дороге?

Однажды через Нижегородскую контору Российского общества страхования и транспортирования кладей господином Протопоповым, были отправлены в Смоленск два ящика. На товар, именовавшийся бельем, был наложен подтоварный платеж 950 рублей.

Но в Смоленске получать ящик так никто и не явился. Железнодорожники, прождав положенный срок, вынуждены были вскрыть ящики. В обоих были сложены, на манер матрешки, по пять-шесть пустых ящиков. Долго ломали голову над тем, что бы это значило. Но, в конце концов, решили, что это чья-то злая шутка.

Однако спустя некоторое время «розыгрыш» повторился. На этот раз «воздух» в пустых ящиках отправили в Санкт-Петербург. Правда, цена товара стояла чуть ниже — 830 рублей. А потом в столицу поехали еще два подобных багажа, стоимостью 2300 рублей. Стало ясно, что это не шутка, а какая-то махинация. На пустых ящиках кто-то явно делал приличные деньги. Из воздуха! Но каким способом?!

Суть аферы стала понятна не сразу. Дело в том, что Нижегородская контора выдавала отправителям квитанции и подтоварные расписки на гербовой бумаге. Эти расписки охотно принимались в залог. То бишь человек мог набрать на эту сумму товаров, оставляя у одураченного заемщика ничем не подкрепленную бумажку.

Какие уж шутки, когда подобные аферы стали распространяться по всей Российской империи. И ушлые господа нагрели руки…

Как лорду продали дом генерал-губернатора?

Как-то раз на одном из многочисленных балов к московскому генерал-губернатору князю Владимиру Андреевичу Долгорукову подвели обаятельного молодого человека, который представился коллежским регистратором Павлом Карловичем Шпейером. Несмотря на столь невысокое общественное положение, молодой человек держался с большим достоинством, обладал безукоризненными манерами. Он прозрачно намекнул на то, что родился именно в тех местах, где некогда Владимир Андреевич служил в полку. Что его превосходительство в тех местах прекрасно помнят, а написанную им брошюру «Положение о преобразовании армейской пехоты и кавалерии» давно уже растащили на цитаты.

Те крепости, которые не сдаются перед пушками, легко берут с помощи лести! Вскоре предупредительный Шпейер стал в доме генерал-губернатора, говоря названием песни из репертуара Аллы Пугачевой — «Любимчик Пашка» (слова Игоря Николаева). Ему разрешили приезжать по поводу и без него в любое время дня и ночи. Причем даже в отсутствии самого генерал-губернатора.

Как-то Павел Карлович попросил у князя разрешения показать особняк находящемуся в Москве проездом английскому лорду. Не ожидавший никакого подвоха Долгоруков согласился, и на следующий же день, когда Долгоруков отсутствовал, возле дома остановилась карета, из которой вышли Шпейер со своим гостем. В сопровождении дежурного чиновника они тщательно осмотрели все помещения, хозяйственные постройки, а кроме того, конюшни и двор. Поскольку чиновник не говорил по-английски, Шпейеру пришлось выступить в роли переводчика.

А еще через несколько дней у подъезда губернаторского особняка остановилась подвода с сундуками и чемоданами, следом за ней на карете примчался лорд со своим секретарем и приказал мужикам вносить вещи прямо в кабинет князя, который в нем и находился.

Скандал получился неимоверный. Англичанин страшно ругался, размахивал купчей на дом, и только в участке, куда лорда доставили, оказалось, что недвижимость ему продал «любимчик Пашка». За 100 тысяч рублей со всей мебелью, имуществом и челядью…

Правда Владимиру Андреевичу удалось отстоять казенный дом. Англичанину вернули 100 тысяч рублей, плюс компенсацию морального вреда, Шпейера простыл и след. Выяснилось также, что на 2-й Ямской улице была устроена на один день фальшивая контора нотариуса, где и произошла продажа дома…

Как Всеволод Долгоруков стал конезаводчиком?

Одну из первых скрипок в Клубе играл Всеволод Долгоруков. Скорее всего, это была его ненастоящая фамилия, но ею он владел так виртуозно, что все только диву давались. Во многих московских учреждениях, он «скромно» представлялся племянником самого генерал-губернатора. Соответственно, хватало и чиновников, и владельцев предприятий, которые, трепеща перед столь высокими связями, охотно ссужали племянника князя и денежными средствами, и векселями.

В один прекрасный день Долгоруков открыл контору по найму на работу конторщиков и прочих мелких чиновников. В одной из газет было напечатано объявление о том, что требуются люди, готовые внести денежный залог от 700 до 1000 рублей в обмен на предоставление хорошей работы с приличными заработками на конном заводе.

Чиновники слетелись, как мухи на мед. Правда, особой работы у целой армии принятых на работу не было, но Долгоруков уверял, что она вот-вот появится. Хуже того, в первый же месяц людям задержали зарплату. Потом начали кормить завтраками и во время выплаты второй. Наконец, объявили, что спустя три месяца выдадут зарплату одним махом (то есть «тройную»). Но за несколько дней до выдачи зарплаты Долгоруков и его главный компаньон Огонь-Догановский загадочно исчезли…

Какая расплата ожидала «валетов»?

В суде установили, что членам «Клуба червонных валетов» удалось за 9 лет существования нагреть доверчивых людей на сумму около 280 тысяч рублей. На скамье подсудимых оказалось сразу 48 человек (случай небывалый!), среди них 28 дворян. Но только для девяти из них обвинителю удалось добиться ссылки в Сибирь, остальные получили различные тюремные сроки: от 2 месяцев до 3,5 лет.

Шпейера так и не поймали, хотя однажды обвинитель Муравьев столкнулся в московском окружном суде со спускавшимся по лестнице Павлом Карловичем. У чиновника челюсть отвисла от такой дерзости. Пока он пришел в себя, Шпейер выскочил на улицу. Говорят, он припеваючи жил в Париже…

Господа Протопопов, Огонь-Догановский и еще семеро их товарищей отправились в Сибирь, где тут же сумели втереться в доверие высокопоставленным чиновникам, и в дальнейшем ни в чем себе не отказывали.

В книге Носова Незнайка попал в лапы двух прохиндеев Миги и ЖулиоАналогия с действиями «валетов» явственно просматривается в замечательной детской книжке Николая Носова «Незнайка на Луне». Уж очень Мига и Жулио напоминают Долгорукова и Огонь-Довгановского…

Обновлено 3.02.2015
Статья размещена на сайте 5.02.2009

Комментарии (14):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: