Карина Бахтадзе Грандмастер

Медный всадник. Какими были изображения монумента в произведениях искусства?

Первая медаль, прославившая монумент, родилась задолго до того, как сам Медный всадник появился на свет. К открытию памятника было приурочено появление еще нескольких медалей, чеканенных в золоте, серебре и меди и предназначенных для подношений именитым гостям в день торжества. Создавая эти произведения, медальеры Егер и Вехтер не могли, естественно, делать их с натуры. Работа Фальконе к тому времени еще только завершалась, и художникам приходилось довольствоваться лишь первоначальной моделью, в которой не чувствовалось той удивительной динамики, что пронизывала весь памятник.

Простота и ясность монумента послужили основой для лаконичного решения медалей, однако волевой жест руки Петра — один из главных пластических моментов памятника — остался в произведениях медальеров как бы «за кадром». Действительно, рука Петра на этих медалях изображена не в пространстве, а сливается с гривой коня и проигрывает в выразительности.

B дальнейшем, вслед за медалями XVIII века, силуэт Медного всадника появился еще в десятках работ, посвященных юбилеям города или приуроченных к годовщинам побед русского войска под предводительством Петра I.

Например, медали в честь побед русского войска над шведами в Полтавской, Лифляндской и других битвах. Было отштамповано множество мелких жетонов из меди и белого металла, рассчитанных на «невзыскательный вкус простолюдина». В середине ХХ века вместе с памятными медалями был выпущен значок к 250-летию города, на котором виден все тот же вдохновенный полет всадника. Но сам памятник, словно по неписанной традиции, вновь предстает в застывшем величии, созданном еще медальерами XVIII века.

В произведениях прикладного искусства и в работах народных мастеров, посвященных памятнику и выпускавшихся с конца XVIII века вплоть до нашего времени, виден тот же общий статичный образ монумента. Это явление не случайно, его легко объяснить.

Медаль по природе своей произведение небольшое. Величина ее обычно определяется сантиметрами, а окраска и рисунок — блеском металла и характером резьбы. Но дело рук медальера имеет и благодарную сторону: медаль можно воспроизводить в сотнях экземпляров. Такая массовость играет немаловажную роль в художественном образовании и формировании эстетического вкуса людей. А тот факт, что маленький, чаще всего медный кружок с изображением полюбившегося памятника попадал в самые отдаленные уголки России и вдохновлял местных художников и мастеров на создание оригинальных произведений, заставляет проникнуться признательностью к благородному назначению медали.

Так, в овальной костяной табакерке русской работы XVIII века мастер-самоучка использовал рисунки, гравюры и, несомненно, медали. Неизвестный резчик, он не всегда правильно передает пропорции, наивно трактует перспективу, но ценность его труда несомненна: умелец стремился рассказать о большом произведении искусства своим языком и доступными ему средствами.

Доказательством народного таланта служит и декоративная ваза тончайшей работы, созданная в Петербурге архангельским резчиком Н. Верещагиным в 1798 году и хранящаяся в Эрмитаже. Времена года изображались на ее крышке в четырех медальонах, а венчает вазу крохотный монумент Медного всадника. Уменьшая оригинал в тысячи раз, мастер не смог, конечно, донести во всей полноте легкость и красоту силуэта, но как декоративно завершает художник великолепное творение резной кости!

В Эрмитаже хранится и сливочник из парадного фарфорового сервиза, не имеющего клейма мастера и марки завода. Среди обилия позолоты и виньеток не сразу заметен рисунок памятника Петру. Художник, расписывая сервиз, думал, прежде всего о его нарядности, поэтому и сам памятник читается как часть общего украшения.

Своеобразный отклик Медный всадник нашел в серебряных изделиях прославленных устюжских мастеров Вологодской губернии, нередко воплощавших в своем творчестве темы, связанные с большими событиями времени. Изделия из Устюга отличаются хорошей гравировкой и красивой прочной чернью. Мастера работали по готовым рисункам или медалям. Одна из таких медалей с изображением памятника помещена на крышке табакерки, изготовленной в конце XVIII века.

По-другому выглядит монумент на золоченом с чернью бокале начала XIX века работы одного из московских резчиков. Воспроизведение памятника довольно наивно, но удачно вплетается в общую канву украшения бокала.

Грошовые жетоны и изящная табакерка французского мастера, серебряные черненые кубки и печатные пестрые платки с лубочным рисунком, нарядная скатерть атласного плетения и вычурный золоченый фарфор, каминные часы императорского дворца и металлические подстаканники — вот далеко не полный перечень маленьких спутников большого произведения, продолжающих его славу в искусстве.

Кроме перечисленных, в настоящее время известны сотни рисунков, гравюр и картин, воспроизводящих силуэт знаменитого памятника.

Обновлено 5.09.2017
Статья размещена на сайте 29.05.2009

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: