Милла  Синиярви Профессионал

В чем состоит финская национальная идея?

«Так будем же финнами!» — эти слова принадлежат моему земляку (моя вторая родина — Лаукаа, Средняя Финляндия, уж так получилось) Адольфу Ивару Арвидссону (Adolf Ivar (Iwar) Arwidsson). Финского политика, писателя, поэта, историка и публициста можно с полным правом назвать выразителем этнического идентитета, или национального самосознания финнов.

Адольф Ивар Арвидссон – настоящий романтик.

Бунтовщик хуже Пушкина

Адольф Ивар был сыном пастора, служившего в одном из самых старых приходов Финляндии в местечке Лаукаа. Во время учебы в Академии первой столицы Финляндии, города Турку, студент, как водилось в те времена, связался с радикально настроенными молодыми людьми. Тогда европейская молодежь увлекалась романтизмом и ставила перед собой сверхзадачу — реформировать национальную культуру, создать единый язык и свою литературу.

В Упсале (шведском университетском городе) в 1817—1818 годы Арвидссон заинтересовался национальным романтизмом настолько серьезно, что вернулся в Финляндию и основал газету «Morgonblad», с помощью которой призывал отстаивать национальные идеалы, взывая к пробуждению национальных чувств финляндцев. Журнал был закрыт по величайшему повелению императора Александра, так как во время жесточайшей цензуры даже в самой России выступление с критикой правительства считалось антигосударственным делом, «происками» масонов и бунтовщиков.

В двадцатые годы девятнадцатого века тайные общества охватили империю, проникли и в Великое княжество Финляндское. Примерно в это время наш Пушкин томился в одной из ссылок, Байрон воевал в Греции, а горячие финские парни замахнулись аж на самого императора всея России и княжества Финляндского. Арвидссон отделался легко: был исключен из Академии в городе Турку, после чего переехал в Швецию. Через двадцать лет он стал директором Королевской библиотеки в Стокгольме. Умер в 1858 году по пути домой, в нашу Лаукаа.

Надпись на памятнике Арвидссону в Лаукаа На кладбище в Лаукаа я сфотографировала памятник, установленный церковной общиной. На камне выгравированы слова «Olkaamme suomalaisia!», что в переводе означает «Так будем же финнами!» Собственно, это обрывок фразы, смысл которой состоит в том, что, по мнению Арвидссона, «шведами мы не станем, русскими не хотим, так будем же финнами», мол, некуда нам деваться, как стать самими собой.

Между тем, Арвидссон выразил самую главную проблему всей финской историографии: кто такие финны, откуда есть пошла финская земля? Территориальное положение Финляндии, ее буферный статус между Швецией и Россией, Западом и Востоком, Европой и Азией наложили отпечаток на развитие страны. Не случайно по истории восточной границы — западная, южная и даже северная граница сейчас не в счет — можно судить о всех перипетиях многострадальной Суоми.

Некоторые важнейшие события финской истории

В 1240 году шведы, оспаривавшие у новгородцев обладание Финляндией, под предводительством Биргера вошли в Неву и достигли устья Ижоры. Александр, сын великого князя Ярослава Всеволодовича, с новгородцами и ладожанами двинулся навстречу шведам и на берегу Невы нанес им сокрушительный удар. Эта битва дала Александру прозвание Невского.

Финляндия в 12−14 веках до Ореховского договора 1323 года, первого письменного акта, точно установившего границы между Швецией и Россией, не представляла единого целого ни в политическом, ни в культурном, ни даже в языковом смыслах. Она состояла из отдельных, враждующих друг с другом племен.

Пиэксы, топор и выпивка Наверное, многие иностранцы заметили, насколько отличаются финские диалекты друг от друга. Именно в связи с этим различием в конце 19 века был создан литературный финский, который стал языком бюрократов, ученых, литераторов и эмигрантов. Да-да, эмигранты учат именно этот искусственный язык, цель которого была в свое время политической. Разным племенам нужен был язык, на котором они смогли бы договориться. При этом до сих пор этот государственный язык, то есть единый финский, делит пальму первенства со шведским, статус которого не был отменен, несмотря на автономию Финляндского Великого княжества, а потом на создание и развитие независимого государства.

С 1323 года Суоми была поделена между Швецией и Новгородом. Можно утверждать, что 686 лет назад началась драматическая история финской границы. Часть территории перешла к Шведскому королевству, а часть к Новгородской республике.

У финнов, а точнее, карелов, с Новгородом были давние связи. На обнаруженных археологами берестяных грамотах древнерусских горожан нашлись и записи, сделанные на карельском языке! С новгородцами карелы предпринимали набеги на соседей тавастов (племя ямь) и шведов. «Особенно замечательный набег 1187 года, когда карелы и новгородцы нагрянули на лодках в озеро Мелар, разграбили и сожгли многолюдный город Сиггуну, был убит архиепископ упсальский Иоанн. В числе богатой добычи были взяты тогда новгородцами и знаменитые „Сиггунские ворота“, и поныне находящиеся в Новгороде, в Софийском соборе. Сиггуна подняться уже не могла, и вместо этого города шведы построили Стокгольм», — свидетельствуют историки.

Реклама Аграрной партии (теперь партии "Коренные финны") Конечно же, шведские историки специально не выделяют тот факт, что русское влияние на финские племена проявилось во многих областях. Шведы этим не озабочены, финны делают вид, что сей факт — лишь незначительная деталь в истории соседей. В начале двадцать первого века финская историография все же пересмотрела многие общепринятые теории. Историки согласились с фактом, что христианство пришло в Финляндию не с запада, в результате крестового похода Эрика Эдвардссона, а с востока, через Великий Новгород.

Русское влияние было не только на уровне терминологии, связанной с сельским хозяйством, родственными отношениями, но и в духовной жизни. Такие слова, как «Раамату» (что есть «Библия»), произошедшее от слова «грамотность», ристи — от слова «крест» выступают немыми свидетелями того, что христианство пришло в Финляндию сначала с востока, ведь карелы и другие племена приняли православие. Лютеранство принесено намного позже в результате шведского влияния, отразившегося в большей степени на государственности Финляндии.

Хлеб, выращенный дома, самый вкусный Так что же означает для финского народа фраза «будем же финнами!» — в чем состоит национальная идея?

Если отбросить эмоции и подумать о нравственных ценностях, то необходимо вспомнить о трех ключевых словах лютеранства: Koti, Uskonto, Isanmaa, что в переводе означает Дом, Религия, Родина. Корни этого патриотического девиза восходят к Древнему Риму. В понятие «Pro Patria» входят основные человеческие ценности — дом, место, где родился, дети и родители — защищая это, человек готов отдать жизнь.

Я долго думала, что за фрукт такой — «финскость», с чем его едят, пока не увидела картинку на пакете молока, произведенного в Финляндии. Фирма «Валио» придумала, по ее мнению, оригинальную трактовку понятия «национальная идентичность». Под картинкой, изображающей счастливую пару финских фермеров, красуется надпись: «Есть что-то возвышенное в финском самосознании. Мы осязаем финский вкус, чувствуем неповторимый его запах!» Присмотревшись, я увидела, как за финскими «крестьянами», облаченными в комбинезоны, резиновые сапоги, проглядывает сено, контуры коров. И я тоже ощутила прелесть настоящей финской деревни, ну прямо пахнуло родным и знакомым запахом из детства.

По мнению профессора Лауры Колбен, девиз «Koti, Uskonto, Isanmaa» нужно трактовать как систему общеевропейских ценностей, которые призывают граждан изучать историю, чтобы лучше понимать друг друга и уметь договариваться.

Вторая часть статьи расскажет про «экономику и патриотизм».

Обновлено 16.10.2009
Статья размещена на сайте 10.09.2009

Комментарии (16):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: