Евгений Жарков Грандмастер

Джеймс Бонд. Сколько лиц сменил главный герой бондианы?

В прошлый раз я писал об истоках появления такого кинематографического явления, как агент 007. После окончательного ухода Шона Коннери создатели франшизы снова начали мучительный процесс поиска…

1973−1985. Роджер Мур

Когда брали на роль Лэзенби, Роджер Мур был занят в телепостановке про похождения другого шпиона, Саймона Темплара, в сериале «Святой». К тому моменту, когда EON повторно начала подыскивать замену Коннери, Мур уже закончил съемки и горел желанием стать частью нового проекта.

Мур стал самым долгоиграющим агентом 007 в последующих семи фильмах, выходивших в среднем раз в два года. После всех неприятностей на рубеже десятилетия сериалу были крайне необходимы две вещи: постоянство и уверенность в завтрашнем дне, особенно на фоне закулисной возни, в результате которой Залцман в 1975 продал свою долю в EON, а в 1981 студия MGM скупила с потрохами компанию United Artists.

Мур придал сериалу лоск, а своему персонажу — имидж отчаянного плейбоя. С одной стороны, это было продолжением последнего выхода Коннери в «Бриллиантах», с другой — разительно отличалось от холодности и непробиваемости персонажа 60-х. Учитывая, что актер был старше — на момент съемок первого фильма Муру уже стукнуло 45 — весь экшн лег на плечи каскадеров. Роджер появлялся лишь на крупных планах, чтобы произнести очередную «убийственную» фразу.

По многим аспектам эра Роджера Мура в бондиане — это эпоха самопародии, причем не только в отношении фильмов про Бонда, но и всей поп-культуры, в лоне которой эти ленты зарождались: начиная от «Живи и дай умереть», проехавшейся по проблематике чернокожего кино, и заканчивая «Мунрейкером», в котором Джеймс Бонд вслед за героями «Звездных войн» отправился осваивать космос.

Не шутовством единым: начало 80-х ознаменовалось появлением картины «Только для твоих глаз», в которой авторы попытались вернуться к истокам жанра, однако глупость не замедлила отомстить при своем возвращении в ленте «Вид на убийство». Более того, в пику муровскому персонажу вышел ремейк «Шаровой молнии» «Никогда не говори никогда» с Коннери. Роджеру Муру уже исполнилось 58, и весь сериал трещал по швам.

1987−1989. Тимоти Далтон — Мрачный Бонд

Первым стремлением Брокколи было заменить Мура на другого иронического персонажа, Пирса Броснана из сериала «Ремингтон Стил». Однако точно так же, как в шестидесятых, Роджеру не удалось попасть в бондиану из-за нескольких строчек в контракте, так и сейчас Броснан был вынужден от предложения отказаться. Поэтому на роль пригласили Тимоти Далтона, однажды признанного «слишком молодым», но теперь уже повзрослевшего на 20 лет и набравшегося опыта. Перед ним поставили задачу изобразить агента 007 таким, каким его еще не видел зритель, — жестокой машиной, созданной для убийства.

В отсутствии современных гаджетов, в отсутствии секса (на дворе 80-е и озабоченность распространением СПИДа), Далтон убедительно холоден, даже слишком. Ему явно недостает брутального юмора Мура и Коннери, и он визуально проигрывает не только своим предшественникам, но и новым героям боевиков в лице Джона МакКлейна («Крепкий орешек») или Мартина Риггса («Смертельное оружие»).

Кровавая «Лицензия на убийство» впервые получила возрастной ограничительный рейтинг в прокате и, несмотря на желание идти в ногу со временем, полностью разочаровала зрителей. Дальше — хуже. После череды продаж и лицензионных соглашений EON подала в суд на MGM/UA, что в первой половине 90-х стало поводом для опасений на счет дальнейшей неопределенной судьбы сериала. Далтон по-прежнему должен был в третий раз выступить в главной роли, однако в 1994 его терпение лопнуло и он покинул проект.

1995−2002. Взлет и падение Пирса Броснана

Закончив с юридическими проблемами, Брокколи вплотную занялся возрождением бондианы из руин. Прошло 6 лет, ситуация в мире и в кинематографе поменялась до неузнаваемости, и непонятно было, каким образом в новые условия может вписаться старина Бонд.

Чтобы выяснить это, на роль наконец-то подписали Пирса Броснана. Позиционируя своего персонажа как нечто среднее между легковесностью плейбоя Мура и стальной хваткой Коннери, Броснан предложил взять лучшее от обоих. Как выяснилось вскоре, зритель соскучился по агенту 007, и новый фильм «Золотой глаз» быстро выбился в кассовые лидеры сериала. Что стало утешением для Брокколи, успевшего перед своей смертью в 1996 увидеть, что его детище по-прежнему пользуется популярностью.

Бонд снова стал серийным продуктом, и ленты опять выходили с завидной регулярностью. Фильмы с Броснаном предлагали аудитории знакомый микс из прямолинейного экшена и саркастических диалогов, но желание подражать былым успехам было слишком заметно. Апофеозом стал релиз 2002 года «Умри, но не сегодня», который самоуверенно презентовался как 20-й официальный фильм франшизы и проект в честь 40-летнего юбилея самого первого эпизода — «Доктора Ноу». И при этом стал абсолютной пародией на самого себя.

Сериал остро нуждался в полном переосмыслении всей идеи в целом. Истинный фанат бондианы, Квентин Тарантино предложил свои услуги в качестве режиссера. Броснан был тоже не прочь сменить имидж. Однако наследники Брокколи, его дочь Барбара и зять Майкл Уилсон не горели желанием настолько кардинально ударяться в изменения. Точнее, у них были свои задумки на этот счет…

После 2006. Дэниэл Крэйг — Блондинчик

Джеймс Бонд. Высокий и стильный брюнет. Всё правильно. Так было раньше.

Образ, созданный Броснаном, действительно идеально подходил книжному Бонду. Поэтому EON решила пойти другим путем. Раз уж Джеймс Бонд — лицензированный убийца, почему бы ему и не выглядеть подобающе? Вдохновленная новым шпионским имиджем Мэтта Деймона (Джейсон Борн), команда по подбору актеров предложила продюсерам совершенно новое лицо — Дэниэла Крэйга. С телосложением бульдога, угрюмым взглядом и светлой шевелюрой.

Фанаты сериала тут же подняли яростный шум, но те, кто уже ознакомился с творчеством этого актера в таких фильмах, как, например, «Слоеный торт», сразу поняли, что результат может получиться очень даже интересный.

Так оно и вышло. «Казино Рояль» действительно вернулся к истокам. Впервые с тех пор, как сам автор, Ян Флеминг, официально вычеркнул свое имя из списка создателей сериала. Новый Бонд накачал мышцы и «не берет пленных», подтверждая вслед за Коннери образ хладнокровного разведчика, а не лощеного красавчика. Фильм внезапно стал международным хитом, став образцом для подражания как в глазах поклонников, так и в статьях критиков. А последующее появление сиквела «Квант милосердия» лишь подтвердило статус бондианы — это не просто периодические похождения агента 007, это полнофункциональный современный киносериал.

Стоит ли нам беспокоиться, что история застопорилась именно сейчас, на самом интересном месте? Вряд ли. Подобные ситуации уже случались, и, пока бразды правления находятся в руках прямых наследников Брокколи, сомнительно, что с бондианой случится что-нибудь фатальное. Сам Крэйг по-прежнему предан своему персонажу, и короткая отсрочка лишь усилит его желание вновь продемонстрировать свои умения в триквеле.

И не забывайте, в 2012 бондиане исполняется 50 лет, и ни один ангажированный юрист не сможет испортить предстоящий юбилей.

Обновлено 12.06.2015
Статья размещена на сайте 28.04.2010

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: