Константин Кучер Грандмастер

Какие традиционные приемы использовали наши предки при строительстве деревянных зданий?

На высоком холме, вознесясь над небольшой карельской деревней Маньга, уже четвертый век стоит часовня Рождества Богородицы. Много воды утекло в речке, давшей населенному пункту имя, много поколений сменилось в домах, что стоят вдоль её берега, а деревянные кресты всё так же, как и столетия тому назад, тянутся ввысь, к небу, постоянно меняющему своё настроение от прозрачно-голубого до свинцово-серого.

Вот так строили наши предки. На века. Может, слово какое специальное, заговорное знали. Не без этого. Может, и знали.

Но, скорее всего, дело не в этом. В другом. Просто знали, как строить. Как сделать так, чтобы возведенное тобою многие десятилетия, а когда — и столетия, не только верой и правдой служило людям, но и радовало их своею неброской, но дорогой их сердцу красотой.

И если кому доведется проезжать через Маньгу — не поленитесь, поднимитесь по крутому откосу холма на самую его вершину, к часовне, обойдите её, присмотритесь внимательно… Уверен, вам откроется многое из тех плотницких секретов, которыми владели наши предки.

Сруб большинства деревянных построек, тем более культовых, для увеличения срока их службы строили «в повал» — когда в верхней части сруба каждый последующий венец рубился из чуть более длинных брёвен, чем предыдущий. Соответственно, размер венцов, что видно даже визуально, при продвижении вверх, к крыше здания, постепенно увеличивался, а сам сруб как бы «валился». От того и такое интересное название этого строительного приёма.

Делалось это для того, чтобы скат крыши, одновременно служащий и водостоком, как можно дальше отходил от стены сруба и отводил от него главных врагов древесины — дождевые и талые воды.

Защита дерева от влаги, вообще — одна из основных задач, стоявшая перед строителями в деревянном зодчестве. Способы её решения могли быть самыми разными.

К торцевым частям деревянных конструкций кровли прикреплялись защитные резные дощечки — причелины, игравшие одновременно и роль украшений. В маньгской часовне, например, по ним выполнена контурная и выемочная резьба.

Рубка "в обло" При скреплении брёвен между собой, фиксирующий паз выбирался в верхнем бревне, которое как шапка «обло» закрывало собой нижний венец, и дождевая (или талая снеговая) влага скатывалась по верхнему венцу, не задерживаясь в нижнем. В деревянных постройках более ранних периодов применялся тип выемки «в чашу», когда полукруглый паз выбирался в бревне нижнего венца. Соответственно, вся дождевая вода скапливалась в чаше нижних венцов, которые от этого быстро сгнивали. Поэтому по принципу их рубки и скрепления бревен между собой можно определить примерное время возведения маньгской часовни, которое датируется второй половиной XVIII века.

"Курицы", поддерживающие "поток" Один из видов традиционной для деревянного зодчества технологии возведения безгвоздевой кровли, когда стропилами служили целые стволы молодых елей с сохраняемой строителем корневой частью — «курицы», так и назывался — «по курицам и потокам». «Потоком» при этом служило удерживаемое выступающими корневыми частями «курицы» продольное выдолбленное бревно — балка, снизу поддерживающее кровельные тесины. Сверху, к коньку, их прижимал шелом, или по-другому — охлупень, массивное бревно с выбранным снизу пазом.

Совершенно другой тип безгвоздевой кровли применялся при строительстве «луковок» деревянных церквей и часовен. Эта технология называлась «по журавцам и кружалам».

Безгвоздевая кровля "по журавцам и кружалам" Журавцы по определенным шаблонам вырезались из прочных, толщиной примерно сантиметра четыре, досок, которые деревянными нагелями крепились к центральному столбу, одновременно служившему основанием для крепления креста. Фиксация журавцов производилась горизонтальными кружалами, также вырезаемыми по шаблону из таких же толстых досок — тесин. Расстояние между ними, так называемый шаг, определялось в зависимости от размера лемеха — небольшой, изогнутой по форме главки осиновой дощечки, вырезанной специальным «заборчиком», для последующего крепления дощечек между собой.

Опять же — в целях борьбы с дождевой и талой влагой, закрепление лемеха на луковке и расположение их слоёв на ней подбиралось таким образом, чтобы вода никак не могла течь «навстречу» укладываемому слою.

Кстати, лиственная древесина в деревянном зодчестве, вообще-то, использовалась крайне редко. Осина же в качестве кровельного материала выбрана, как в силу длины своих волокон, что позволяло её гнуть, но, в отличие от сосны или ели, не ломать, так и из-за оригинальных оптических свойств. При попадании на осиновую дощечку солнечного луча под разным углом цвет дощечки меняется. Поэтому в разное время суток луковки деревянных церквей имеют разную окраску: серебристые, голубоватые, малиновые…

И это — ещё один из основополагающих принципов деревянного зодчества. Любой элемент деревянной конструкции должен одновременно быть практичным, прочным и красивым. Чтобы уже всё сооружение в целом смогло выполнять не только чисто утилитарную, но и эстетическую функцию.

Маньгская часовня — одно из подтверждений тому. Не одна сотня лет ей. А она — стоит. И радует нас своей неброской, но от того не менее замечательной красотой.

И ещё постоит. Не один десяток лет. Конечно, при бережном отношении к ней. У нас ведь и на дрова разобрать — много времени не надо…

Статья размещена на сайте 18.05.2011

Комментарии (27):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Трудное это чувство - "любовь к отеческим гробам",

    как говорил поэт-это часть понимания сердцем, что есть ты в
    мире. С какой мерой ответственности тебе дано жить. Безымянному мастеру, безымянным людям, чье дыхание согревало эти стены.
    Спасибо за статью

  • Комментарий удален
  • Хорошо строили, надежно.

    Оценка статьи: 5

  • Константин Кучер,.. мда-аа.. Напиши кто-нибудь на узкопрофессиональную тему - даже мокрого места не останется.

    Тем и хороша Школа Жизни, что уровень высокий.

    • Спасибо, Вячеслав.
      Это как в армии, когда по жизни обязательно должен присутствовать элемент, от активного применения которого все только крепчают.

  • Люба Мельник Бывший модератор 27 мая 2011 в 02:12 отредактирован 27 мая 2011 в 02:16

    В подписи к фотке лучше бы не "уширение", а "расширение".
    "уже четвертый век стоит часовня " - четвертый век для этой часовни еще не начался. Часовня построена во 2-й половине XVIII века.

  • Люба Мельник Бывший модератор 27 мая 2011 в 01:12

    Поэтому в разное время суток луковки деревянных церквей имеют разную окраску: серебристые, голубоватые, малиновые... Чепуха. Осиновый лемех свежий - желтоватый, "зрелый" - серый, серебристый. Без всяких сказок об оптических свойствах. Это вам скажет всякий, кто лемех наблюдал годами и "в разное время суток".
    Главные преимущества осины - удобна в обработке, ее много, - значит, при необходимости лемех заменяется быстро.
    Занятно, что не отмечено в тексте главное мероприятие по защите дер. строения от непогоды - тесовая обшивка. При том, что фотографии свидетельствуют: обшивка там была, на бревнах - пазы под обшивку сделаны (2-е фото). А на 3-м фото - явно следы от гвоздей, столь не любимых романтически настроенными экскурсоводами (любимая песнь - о строительстве "без единого гвоздя"))), и даже остатки металлических креплений.

    • "...на 3-м фото - явно следы от гвоздей, столь не любимых романтически настроенными экскурсоводами (любимая песнь - о строительстве "без единого гвоздя"))), и даже остатки металлических креплений".
      Люба...
      Не стоит кидать камни в экскурсоводов.
      Во-первых, "безгвоздевая кровля" общеупотребительный в деревянной архитектуре термин.
      Во-вторых, я уже рассказал, что в 19 веке для придания деревянным церквям большего сходства с более боголепными (как тогда считалось) каменными храмами, их обшивали тесом. Так что зашивка строения деревянным футляром в 19-ом веке совсем не значит, что строители часовни во второй половине 18 века широко применяла гвозди.
      Вы, как человек эрудированный, наверное, знаете, что в те времена дешевых, изготовленных промышленным способом гвоздей просто не было. Гвозди стали доступным товаром лишь в начале XIX века с появлением машин для изготовления кованых гвоздей и гвоздей из проволоки. А в 18 веке гвозди ковали кузнецы. Это был трудоемкий и очень квалифицированный труд. Поэтому гвозди были очень дорогими. На пригоршню гвоздей можно было приобрести хорошую овцу. А иногда и не одну.
      Поэтому в деревянном зодчестве гвозди использовались в мизерных количествах и только в случае острой необходимости. И если можно было построить без гвоздей – обходились без них.
      А в 19 веке гвоздь уже стал общераспространенным и не таким дорогим предметом. Поэтому обшивка церквей и стала применяться повсеместно.
      Но обшивка и строительство, согласитесь, разные термины.

      • Люба Мельник Бывший модератор 27 мая 2011 в 11:47

        Константин Кучер, я не о кровле вообще-то говорила, а о любимом полуграмотными экскурсоводами мотиве - о строительстве без единого гвоздя. Стоят перед памятником, на нем - ряды гвоздей, а они соловьями разливаются: "без единого гвоздя!"
        О том, что есть строительство - все это в русле вашего сообщения:
        "Защита дерева от влаги, вообще – одна из основных задач, стоявшая перед строителями в деревянном зодчестве. Способы её решения могли быть самыми разными.
        К торцевым частям деревянных конструкций кровли прикреплялись защитные резные дощечки – причелины, игравшие одновременно и роль украшений. В маньгской часовне, например, по ним выполнена контурная и выемочная резьба."
        Причелины, значит, - строительство, а обшивка, которая, в общем-то, и сохранила срубы от гибели, от влаги, выветривания на века! - не строительство.

        • Про обшивку, Люба Мельник, я уже написал Вам.
          В деревянном зодчестве обшивка НИКОГДА не использовалась, как способ защиты конструктивных элементов здания от влаги. НИ-КОГ-ДА. Утверждать обратное, это, извините великодушно, очень большая и непростительная глупость. А настаивать на ней после того, как этот вопрос подробнейшим образом расписан автором...
          Ну, извините меня втройне.
          Хотя, для начала можно было бы потратить немного времени и прочитать, что Вам отвчают на Ваше...
          У меня складывается такое ощущение, что я в пустоту говорю. Люба... Ау!! Вы слушаете своего оппонента? Слышите его?!

          • Люба Мельник Бывший модератор 27 мая 2011 в 14:40

            Ну да, ау. Константин, вы ведь не со мной спорите, а с фактами. Вы пересказываете истории из популярных книжек 30-25-летней давности. А я вам показала картинку - церковь Иоанна Богослова на Ишне. Тоже твердили: надо-надо снять обшивку, надо показать памятник во всей красе! Но не осмелились ободрать. И стоит она по сию пору - памятник конца 17 века, между прочим, - прямая, как свечка. Там, кстати, сруб сделан с потайным зубом - мож, потому и не заваливается. Могли б помянуть прием-то. Сохранность удивительная. Дерево просто живое, звенит.
            А вы твердите все то, что Ополовников лет тридцать назад еще изобразил. И что практика за эти тридцать лет уже многократно опровергла. Вы не только статьи в инете читайте, вы посмотрите на памятники-то. И, самое главное, увидьте. Памятники сами свидетельствуют: снятие обшивки пагубно действует на сруб. Уже подействовало.
            Да насчет оригинальных оптических свойств осиновых все ж подумайте. Каждый день мимо зданий, крытых лемехом, хожу, с утра до вечера позднего прямо - ни разу не видела ни голубоватых, ни малиновых. Мож, солнце у нас не в ту сторону ходит...

            • Люба Мельник Бывший модератор 27 мая 2011 в 14:41

              о, вот, сизо-малиново

              • А на этом снимке (особенно по луковке на алтарной части Покровской церкви) хорошо видно, что лемех, в зависимости от освещения, может "окрашиваться" в голубой цвет.
                Кто хочет увидеть - найдет и увидит. Заставить смотреть я, к счастью или сожалению, - не могу...

              • Люба, неужели даже после ТАКОГО снимка Вы будете доказывать, что осиновый лемех не меняет своего цвета в зависимости от того, под каким углом, и какой силой падает на него световой поток?!
                Присмотритесь. Часть лемеха, попавшая в световое пятно коричнево-красная, за его пределами - серо-стальная с небольшим голубым отливом.
                Очень хорошо видно изменение цвета в зависимости от освещенности по пограничным лемехам, которые частью попавшей в световой поток коричнево-красные, а за этим кругом - серо-стальные. Один и тот же лемех. Разного цвета в зависимости от того, КАК он освещен солнышком.

                • Люба Мельник Бывший модератор 27 мая 2011 в 17:02

                  Не путайте окрашенный свет - и заявленные вами якобы ориг. оптич. свойства материала. Анализируйте источник, критикуйте его. Сравните хотя бы с бревенчатой стеной дома - что, она тоже из осины?
                  Опять же поимейте в виду настройки фотоаппарата, его дин. диапазон. Вот сравните две фотки - чуть не одновременно сделаны, только по-разному обработаны.

    • Для вас, Люба, может и чепуха. Но достаточно потратить некоторое время, порыться в Сети по фотографиям деревянных церквей и часовен, и заинтересованный в этом, легко убедится, что в зависимости от времени суток, степени освещенности и угла падения солнечного луча на луковичную кровлю, цвет лемеха может очень сильно варьироваться. В диапазоне от серебристо-серого до малинового.

      "...не отмечено в тексте главное мероприятие по защите дер. строения от непогоды - тесовая обшивка".??????????????????????????????????????????????????
      Люба... Вы О ЧЕМ?! Тесовая обшивка, как способ защиты деревянного строения от влаги, никогда в традиционно северной деревянной архитектуре НЕ ПРИМЕНЯЛАСЬ. НИ-КОГ-ДА.

      Возьмем для примера архитектурный ансамбль Кижского погоста. Просто потому, что практически все о нем слышали, а большинство даже видело на картинках.
      Так вот архитектурная композиция погоста состоит из четырех элементов:
      1. Зимняя Покровская церковь.
      2. Летняя Преображенская.
      3. Колокольня.
      4. Ограда
      Ограду спокойно, как новодел, можно откинуть.
      Из оставшихся трех зданий, обратите внимание(!), тесом обшита только одна колокольня. Почему?
      На этот вопрос легко ответить, вспомнив года посройки каждого из зданий.
      Покровская церковь - под небольшим вопросом, но основная масса специалистов датирует её постройку 1764 годом (вторая половина 18 века, как и наша героиня, маньгская часовня).
      Преображенская церковь - 1714 г. (первая половина 18 века).
      Колокольня - 1862 год (вторая половина 19 века).
      Вот и ответ! Со временем меняются вкусы. И то, что нашим отцам казалось красивым и изящным, нам уже кажется убогим, приземистым и плюгавым. Вот так и во второй половине 19 века. Деревянная архитектура стала казаться людям того времени убожеством. Жалким подобием того настоящего благолепия, главным носителем которого стала каменное строительство.
      Поэтому для того, чтобы придать деревянным строениям большее сходство с городской, каменной архитектурой дерево стали обшивать тесом. Причем снаружи и внутри. Самым большим шиком было на внутренний тес, наклеить обои. Или покрасть его. А наружные, красили почти повсеместно (см. снимки к статье об Олонце).
      Поэтому тесовая обшивка носила чисто декоративную функцию и никогда не выполняла защитной (если будет такая необходимость, отдельно могу рассказать, какие элементы каменной архитектуры имитирует тесовая обшивка Кижской колокольни).
      До середины 19 в. тесовая обшивка фасадов (даже как декор!) в деревянной архитектуре вообще не применялась.
      Более того, если порыться в архивных фото, можно убедиться, что в конце 19 века тесом была обшита не только колокольня, но и ОБЕ ЦЕРКВИ Кижского погоста. Мода и веяния распространялись на всё, а не только на отдельное…
      Но разрабатывая проект реконструкции погоста профессор А. В. Ополовников настоятельно рекомендовал снять обшивку с церквей. И не только для того, чтобы дать людям увидеть подлинную, а не мнимую красоту этих сооружений. Не только поэтому. Дело в том, что до сего времени среди специалистов по деревянной архитектуре нет единого мнения о том - благо или вред несет зданию тесовая обшивка.
      Среди части специалистов есть убеждение в том, что тесовая обшивка наносит деревянной конструкции непоправимый вред. Создавая вокруг здания ЗАКРЫТЫЙ тесовый футляр, обшивка:
      а) препятствуют свободному испарению влаги, всё-таки попавшей на деревянную стену, НЕ УДАЛЯЕТ её,
      б) препятствуя свободному испарению влаги, создаёт внутри короба повышенную влажность, что активизирует процессы гниения...
      Так что тёсовая обшивка:
      А) никогда в деревянной архитектуре в качестве защитного элемента от влаги НЕ применялась,
      Б) защитные свойства тесовой обшивки – понятие ОЧЕНЬ СПОРНОЕ.

      • Люба Мельник Бывший модератор 27 мая 2011 в 12:19

        Вот потому что ободрали обшивку - потому и такая сложная сейчас ситуация с деревянной архитектурой. С кижскими, в частности. Начала эта "часть специалистов" в оные времена обдирать то, что сохраняло сруб, ту же часовню вашу ободрали, - это и была та мина замедл. действия, что сейчас сработала.

        • Деревянные церкви веками стояли без обшивки и - ничего. Разобрали, поменяли сгнившие венцы и снова собрали.
          Дело здесь не в обшивке. С колокольни её "не содрали" просто потому, что она строилась в то время, когда с точки зрения архитектурного оформления (оформления, а не защиты!) она считалась необходимым элементом. Поэтому реставраторы и оставили её такой. какой колокольня БЫЛА ИЗНАЧАЛЬНО.
          А с Покровской и Преображенской церквей ОБШИВКУ СНЯЛИ. Потому что она никакой утилитарной функции, с точки зрения обеспечения сохранности объекта, не выполняла.
          И Покровская церковь стоит. В нормальном состоянии. А по Преображенской вопрос опять же - не в обшивке. А в том, что при её реставрации ушли от традиционного способа разборки-замены -сборки и увлеклись норвежским лифтингом.
          Причем, это решение объясняется не целесообразностью, а нежеланием хозяйстующего субъекта, эксплуатирующего бренд комплекса, лишаться главной егосоставляющей - силуэта Преображенской церкви. Если разбирать-собирать, то какое-то время нельзя будет увидеть не только силуэта, но и собственно храма. И как тогда турист, который несет в своем кармане кошелек с деньгами? Поедет ли на остров?
          Но это уже отдельная тема, напрямую не касающаяся затронутых в статье вопросов.

          • Люба Мельник Бывший модератор 27 мая 2011 в 14:13

            читать дальше →

            • Константин Кучер Константин Кучер Грандмастер 27 мая 2011 в 14:52 отредактирован 27 мая 2011 в 14:53

              Люба... Зато я вижу, Вы знаете ВСЁ.
              К чему тогда этот спор? Я лично, большого прока в нём не вижу.
              В том, что Вы ЗНАЕТЕ, я - не сомневаюсь. И не сомневался. Ну, а то, что я ничего не знаю, Вы здесь просто блестяще доказали. Как минимум, для себя.
              Читатель же, надеюсь, прочитав статью и такие большие комменты к ней, и сам в этом вопросе разберется.

    • Люба Мельник Бывший модератор 27 мая 2011 в 01:35

      Кстати, на этой фотографии, более высокого качества, чем те, что в статье, отчетливо видны гвозди, крепящие и подзор, и резные детали крыши.

  • По курицам и потокам

    Решил продублировать этот снимок ещё и в комментах, чтобы уточнить, где же эти самые "курицы" и поддерживаемый ими "поток".
    "Поток" - крайний левый элемент конструкции. На снимке он расположен практически вертикально.
    На фотографии зафиксированы и две поддерживающие его "курицы". Первая почти в самом нижнем левом углу снимка. Вторая - чуть выше. На полпути между первой "курицей" и верхним торцом "потока".
    Чуть ниже этого торца (под небольшим углом уходит вправо) - причелина, прикрывающая торцы слег кровли. На причелине хорошо видна выемочная и контурная (по краю) резьба.