Сергей Курий Грандмастер

Как рок-н-ролл был сыгран в миноре и с синтезатором? Памяти Дела Шеннона, автора песни «Runaway»

Эту песню, наверняка, слышали многие. Кто на сборнике хитов, кто в рекламе сигарет «Lucky Strike», кто в к/ф «Криминальная история». При этом не каждый может назвать имя автора и исполнителя песни. Во-первых, потому что песенка очень старая (аж 1961 г.), во-вторых, потому что все остальные произведения автора слабо различимы в тени главного хита.

Shout It Out Design, Shutterstock.com

Что же, давайте знакомиться. Итак, песня «Runaway», исполнитель — Дел Шеннон.

Впрочем, Делом Шенноном наш герой стал не сразу. На момент рождения (30 декабря 1939 г.) он именовался Чарльзом Уидоном Вестовером. Музучилищ он не заканчивал, поэтому музыкой занимался в свободное от работы время. Днем Чарльз торговал в магазине коврами, а вечерами играл в клубах с кантри-группой — сперва как простой гитарист, а потом дорос и до лидера. Вустовер — не самая удобная фамилия, поэтому он сразу придумал себе более благозвучный псевдоним — Чарли Джонсон, а группу назвал Big Little Show Band («Большой оркестр маленьких представлений»). Уже тогда у группы были собственные песни, но шоу-индустрия этого пока не замечала.

Всё изменилось в 1959 г., когда на прослушивание в группу пришёл клавишник Макс Крук. Макс оказался не просто клавишником, но еще и очень креативным технарем. С собой он принес собственную модификацию раннего клавишного синтезатора под названием музитрон. На то время синтезаторы в поп-музыке практически не использовались, поэтому, услышав дивные звуки, извлекаемые Максом из музитрона, лидер группы тотчас воскликнул: «Дружище! Ты принят!».
Очень быстро Макс и Чарли стали друзьями и, что особенно важно, соавторами. Кроме того, клавишник свёл группу с диск-жокеем Олли МакКлафлином, а тот, в свою очередь, помог заключить контракт со звукозаписывающей фирмой.

Первым делом Чарли Джонсон очередной раз сменил имя и нарёкся Делом Шенноном (Del Shennon), позаимствовав имя у автомодели «Cadilac coupe DeVille», а фамилию у знаменитого рестлера Марка Шеннона. Следующим шагом должен был стать выпуск сингла. И потенциальный хит для этого у Шеннона уже был…

Появился он так. Однажды Макс Крук, разминаясь на своих клавишах, начал наигрывать два аккорда. Гармония так понравилась Шеннону, что тот спросил: «Что это ты там играешь?». Крук ответил: «Am (ля-минор) и G (соль-мажор)». «Отлично!» — воскликнул Дел и тут же начал подыгрывать на гитаре, призывая всю группу: «Подхватывайте! Подхватывайте!».
Столь бурная реакция станет ясна, если учесть, что Шеннону до оскомины надоела стандартная гармония, которую он называл «гармонией «Blue Moon» — до-мажор, ля-минор, фа-мажор, соль-мажор (чтобы представить ее, можете напеть первые строчки хита БРАВО «По темной мостовой…» или скабрезную песенку про маленького вассала).

В общем, группа Шеннона наяривала два аккорда до тех пор, пока не пришел владелец клуба и не сказал: «Хватит! Вы что — ничего другого не знаете?».

Но группе было ясно, что они сотворили нечто. На следующий день на работе Шеннон, восседая на рулоне ковра, доработал песню и написал трогательный ироничный текст о сбежавшей девушке. звукозаписывающая компания не была столь уверена в том, что для первого сингла нужно выбрать «Runaway». Ее насторожило то, что композиция звучала слишком странно, «словно три разных песни взяли и соединили вместе». Но диск-жокей МакКлафлин убедил их, что у песни большой коммерческий потенциал, и музыканты принялись за запись. Благодаря Круку процесс записи превратился в настоящее техно-магическое действо.

Макс Крук:
«Я стал подключать многочисленные „ящички“ — и, что вполне естественно, работа всей студии остановилась. Люди высыпали из звукоинженерной будки, чтобы посмотреть, что я делаю. Может, они пытались что-нибудь запомнить для себя. Но в то время я маскировал всё своё оборудование, не оставляя никому возможности его скопировать. Например, у меня был „ящичек“ с дыркой вверху, с помощью которого я контролировал звук эхо — когда я брал на своих клавишах ноту, она медленно затихала: уоп, уоп, уоп, уоп… Я мог контролировать скорость и силу фидбэка. Это была не реверберация — самое настоящее эхо».

Сингл «Runaway» вышел в феврале 1961 года, уже к апрелю уверенно возглавил американский топ, а спустя два месяца и британский. Стиль Шеннона во многом предвосхищал мерсибитовую волну. Недаром еще до «британского вторжения» Дел познакомился с Оценить

Обновлено 7.02.2012
Статья размещена на сайте 4.02.2012

Комментарии (3):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: