Александр Смирнов Грандмастер

Как возродилось военное искусство античности? Часть 2

Дорого обходившуюся армию следовало использовать как можно эффективнее. Менявшиеся реалии войны (улучшение огнестрельного оружия, усиление значения артиллерии) требовали более согласованных действий в бою. По сути, в 16−17 вв. произошло возрождение военного искусства античности.

Istvan Csak, Shutterstock.com

Мориц Оранский разделил армию на еще небольшие тактические единицы (1000−1200 человек). Это потребовало гораздо лучшей дисциплины солдат (уже не объединенных в большое плотное построение) и командиров (одновременно подчиненных общей дисциплине и способных к определенной тактической инициативе).

Разделение на полки, полуполки и роты, построение несколькими линиями в шахматном порядке было заимствовано у древних римлян. Это было шагом вперед по сравнению с построением одной большой массой, существенно повысило маневренность. Число шеренг сократилось до 10 и даже 6. Это сделало линию войск тоньше, отчасти уменьшив напор и ударную мощь массы пикинеров, что компенсировалось возросшей маневренностью и увеличением числа стрелков. «Манипулярный» порядок позволял отрядам поддерживать друг друга, закрывать промежутки между отрядами следующей линией там, где это требовалось в ходе сражения. Собственно сражаться могут лишь первые шеренги пикинеров, уменьшение числа шеренг позволяло непосредственно участвовать в бою большему числу воинов. Усовершенствование огнестрельного оружия повысило его эффективность, к тому же мушкетеры защищали пикинеров от атак кавалеристов-рейтар (конных стрелков). По центру располагались пикинеры, на флангах «манипул» — мушкетеры, которые могли при необходимости укрыться за пикинерами. Число мушкетеров составляло от трети до половины войска.

Такой боевой порядок требует куда большей дисциплины, чем построение квадратом в полсотни шеренг, где сплоченность достигается самой массой. В сравнительно тонком строю из десятка шеренг солдат удерживает уверенность в себе, своих товарищах и командирах.

Важнейшее свидетельство возросшей дисциплины — участие солдат в фортификационных работах! Наемники (и тем паче рыцари) полевыми работами не занимались. Солдаты Морица Оранского вели фортификационные работы, что резко повысило эффективность действий против крепостей. По сути, это говорило о подлинном возрождении античного воинского искусства и обещало богатые перспективы дальнейшего развития военного дела.

Серьезно изменился офицерский состав. Праздности в мирное время пришел конец, теперь будни заполнялись муштрой. Обучением солдат занимались командиры (в том числе младшие, унтер-офицеры), численность которых увеличилась до 28 на роту из 100 человек. Значительно возрастали расходы на их жалованье, но эти траты не были напрасными. По сути, это была плата за дисциплинированность и обученность армии.

Приходилось учиться и офицерам! Во-первых, теперь на них лежала подготовка солдат — причем не только строевая. Война на территории Нидерландов была сопряжена с нередкими осадами. Офицерам, помимо знания возрожденной античной тактики и методов подготовки войск (требовавших в т. ч. знания латыни), приходилось знакомиться с фортификацией, как для обороны, так и для взятия крепостей. И возросшая тактическая самостоятельность требовала от командиров больших умений. Само собой возникло подобие образовательного ценза. В классических наемных армиях командир мог быть какого угодно происхождения. В новой армии возрос престиж профессии офицера, что привлекло на службу представителей господствующих классов.

Эти идеи получили дальнейшее воплощение и развитие в армии шведского короля Густава II Адольфа (1594−1632). Его армия, хотя и состояла в значительной мере из иностранных наемников, была национально более однородна за счет введения рекрутского набора. Офицерский же состав впервые стал национальным и дворянским. Дополненный вербовкой рекрутский набор позволил укомплектовать армию много дешевле, чем чисто наемное войско.

Густав-Адольф ужесточил дисциплину. В частности, именно он изобрел наказание шпицрутенами. Но необходимый уровень дисциплинированности был достигнут. Шведское войско способно было в походе двигаться организованным строем, что очевидно повышало скорость передвижения. В бою Густав-Адольф мог использовать еще более тонкий строй в 3−6 шеренг. Уменьшилось до одной трети число пикинеров (постепенно они вовсе исчезли), теперь ставка делалась на огневую мощь. Была создана легкая артиллерия. Полку (1200 чел.) придавалось две пушки. Были облегчены мушкеты (стрелять стало возможно без подпорки) и ставшие маневренными полковые и батальонные орудия, перемещаемые в бою одной-двумя лошадьми либо без лошадей, самими солдатами. Теперь орудия могли быть своевременно доставлены туда, где в них возникла необходимость, обеспечивая постоянную огневую поддержку. Для легких пушек (не предназначенных для стрельбы ядрами) был разработан «патрон» из порохового заряда и картечи.

Началось производство чугунных пушек — несколько более тяжелых, зато допускавших стрельбу ядрами, обходившихся много дешевле привычных в то время медных. Это позволило значительно увеличить число орудий и, соответственно, огневую мощь. В свою очередь, тонкий строй пехоты позволял растянуть фронт, дать большему числу солдат возможность стрелять одновременно. Плотность огня возросла. Именно Густав II Адольф создал полноценный линейный боевой порядок, в целом сохранившийся до 19 века.

Большое внимание Густав-Адольф уделял взаимодействию родов войск: пехоты, кавалерии и артиллерии. О введении мобильных батальонных орудий сказано выше, кавалерия также распределялась вперемежку с пехотой.

Изменилась и тактика кавалерии. Еще в середине 16 в. классическая рыцарская конница вытеснялась рейтарами — верховыми стрелками, вооруженными пистолетами. Переняв караколь, кавалерия почти отказалась от ближнего боя. В итоге и пехота предпочла пике ружье. Густав-Адольф потребовал от кавалерии атаки клинками, но это была уже не прежняя рыцарская конница, где каждый сражался сам по себе. К тому времени кавалерия относительно дисциплинировалась и обучилась совместным действиям, которых требовал караколь. Соответственно, выросла и эффективность действий сплоченной и управляемой массы кавалерии. От огневого контакта Густав-Адольф также не спешил отказываться полностью. Первые шеренги кавалеристов стреляли прежде, чем ударить палашами и самим строем лошадей. А поскольку число пикинеров уменьшилось, мушкетеры оказывались уязвимы в ближнем бою.

И конечно, перемены в военном деле стимулировали промышленность и экономику. Совершенствование вооружения требовало новых технологий. Росло производство металла и оружия, ставшее мощным источником дохода. Содержание постоянной армии потребовало изменения системы налогообложения. Были проведены и реформы образования. Серьезнейшим новшеством стали рекрутские наборы, в корне изменившие принцип комплектования войск и положившие начало созданию национальных армий.

Обновлено 14.02.2016
Статья размещена на сайте 13.01.2013

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • В бою Густав-Адольф мог использовать еще более тонкий строй в 3-6 шеренг. Уменьшилось до одной трети число пикинеров (постепенно они вовсе исчезли), теперь ставка делалась на огневую мощь.

    Пикинёры не исчезли до появления багинета!
    А уж тем более при ГА.

    Оценка статьи: 5