Максим Мищенко Грандмастер

Как происходила полонизация Западной Украины? Часть 1

Историки отмечают, что до 1385 года в Литве правители крайне доброжелательно относились к русскому населению и его культуре. Иначе дело обстояло в Галицкой Руси, территории которой очень давно привлекали крепнущее польское государство.

Creative Travel Projects Shutterstock.com

В 1340 году польский король Казимир Великий, воспользовавшись смертью правителя Галицкой Руси Юрия II (последний из галицких Рюриковичей), занял территорию этой, в общем-то, русской области. Поначалу соединение двух государств ничего плохого не предвещало. Для жителей Галицкой Руси были сохранены все ранее установленные порядки и законы. Да что там говорить, если известно, что жители Львова не хотели подчиняться Казимиру, пока тот не дал обещание никак не препятствовать православной вере! Этот факт отмечен в Густинской летописи (1340г.) следующими словами: «…варуючи собе, абы в старожитной вере никто им николи ничого не чинил, еже Казимер обеща им… А потом сей Казимер крол, собрав сейм, на нём же рускую землю на поветы и воеводства раздели, и шляхту рускую единою волностю з полскими волностями совокупи и утверди…»

Однако папа Римский Бенедикт II не хотел мириться с таким положением дел. Узнав о том, что Казимир принёс клятву русскому народу, Бенедикт пишет 29 июня 1341 года краковскому епископу, что освобождает польского короля от данной им клятвы. Таким образом, в отношении населения Галицкой Руси разрешалось действовать, исходя из интересов правящей верхушки.

Притеснения в отношении русских (и православных) начались совсем скоро. Об их масштабе говорит тот факт, что уже в 1343 году перемышльский староста приглашает на помощь в борьбе против поляков татар. Татары, однако, были разбиты войсками Казимира, и в 1349 году он окончательно подчиняет себе Галицкую Русь. С этого момента начинается усиленная полонизация вновь присоединённых русских земель.

В 1351 году Казимир Великий в письме папе Клименту IV предлагает открыть в галицких землях латинскую митрополию с семью епископскими кафедрами. Кафедры, конечно же, открываются — в Перемышле, Галиче, Холме и Владимире (имеется в виду современный Владимир-Волынский). Но вот незадача — прихожан в католических храмах нет совершенно, поэтому некоторые из епископов даже проживали в других местах, совершая богослужения в более многолюдных приходах. Например, в Германии и даже Англии!

В Галицкую Русь направились и члены ордена францисканцев. По свидетельству одного из них, в 1372 году тут не было ни кафедральных католических церквей, ни приходских. Более того, не было даже священников для крайне мизерного числа католических верующих!

Пришлось католическим иерархам всерьёз заняться новой, довольно надуманной проблемой. В ноябре 1371 года папа Григорий ХI просит всех польских епископов оказывать всестороннюю поддержку францисканцам. Затем, в 1375 году, он же повторно объявляет об открытии в Галиче, Холме, Перемышле и Владимире католических кафедр.

Конечно же, не обошлось без притеснений. В Галиче у православных отобрали соборную церковь и переделали в костёл. Там же католические чины получили имения и сёла, отнятые у православной общины. Вскоре можно было говорить о том, что церковь восточного обряда перешла из положения господствующей на роль церкви второстепенной и повсеместно теснимой.

Чтобы упрочить шаткое положение католических приходов, Казимир Великий решил ещё сильнее ослабить православные общины. Для этого он решил освободить Галицкую Русь от влияния Киевского митрополита и в 1370 году просто-таки потребовал от константинопольского патриарха Филофея, чтобы тот назначил для Галича особого митрополита. Таким кандидатом в иерархи был некий епископ Антоний.

Филофей не хотел назначать галицкого митрополита, но польский правитель пригрозил санкциями, в том числе обещал всех русских крестить в латинскую веру. Филофей назначил Антония митрополитом и временно подчинил ему 4 епархии: Холмскую, Туровскую, Перемышльскую и Владимирскую (Владимир-Волынскую).

Таким образом, уже к концу ХIV столетия территория Западной Украины (и частично Западной Белоруссии) попадает под сильное влияние католического мира. Из-под которого она, по всей видимости, так никогда и не сможет выйти…

Обновлено 21.09.2018
Статья размещена на сайте 13.04.2014

Комментарии (9):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • А есть и другая правда.

    После подавления польского восстания 1830 – 1831 г.г., которое было подержано частью униатского духовенства, царским правительством был принят курс на уничтожение униатской церкви. Униатов решено было считать “испорченными православными” - оставалось только их исправить. За уничтожение униатской церкви взялся митрополит Литовский и Виленский Иосиф (Семашко), который успешно решил эту задачу далеко нехристианскими методами. Однако это не помешало в память о воссоединении отчеканить медаль с надписью внизу: «Отторженные насилием (1596) воссоединены любовью (1839)».На обратной стороне медали изображен восьмиконечный крест в лучезарном сиянии с надписью сверху: «Торжество Православия», а внизу: «25 марта 1839 г.». Чтобы избежать возможных обвинений в том, что я пользуюсь источниками, чуждыми православию, даю большую цитату из статьи русского философа Владимира Соловьева «Задачи христианского государства».
    « Где-нибудь в Седлецкой или Люблинской губернии мирно живут белорусские или червонорусские мужики. Они считают и заявляют себя христианами римско-католического вероисповедания. Собственно в религиозном отношении существенной разницы между ними и православными нет: и те и другие верят и поклоняются одному и Тому же.
    Но вот являются вооруженные ревнители православия и так как разыскано, что прадеды этих католиков были униатами, т. е. в сущности тоже католиками, выводится изумительное заключение, что ныне эти люди должны быть православными. Некоторые из них, более счастливые, благочестивые и мужественные. не хотят в духовном деле подчиняться чужому произволу, их объявляют упорствующими (в чем? в верности нравственному долгу!) и после предварительных грубых насилий и истязаний разделяют семьи, как в худшую пору крепостного права.— мужа ссылают в один отдаленный край, жену — в другой. детей — в третий,… Другие, менее сильные нравственно, под страхом этих административных кар наружно подчиняются, и их оставляют на месте как православных. Но в чем же, однако, состоит их православие, в чем их отличие от их «упорствующих» земляков, как не в одной только слабости духа перед материальным насилием?
    Образ действия, который приводит одних к мученичеству за духовную свободу, а других к невольному, лицемерному отступничеству, не имеет ничего общего с христианством. Итак, одно из двух: или православие не есть совершенная форма христианства, а нечто вполне ему чуждое, или мнимые ревнители православия. вгоняющие в него людей насильно, суть на самом деле его враги и изменники.»
    По сообщениям СМИ, Синод Белорусского Экзархата Московского Патриархата обратился к Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу с ходатайством о возможности прославления в лике местночтимых святых Белорусской Православной Церкви митрополита Литовского и Виленского Иосифа. Бесспорно, Иосиф Семашко выполнил ту задачу, которую поставил кесарь. Однако, воссоединение униатов с православием, причем насильственное воссоединение, было вызвано исключительно политическими причинами и носило вынужденный характер. Нельзя закрывать глаза на очевидные факты: то, что сторонники канонизации Иосифа Семашко считают подвигом, Вл. Соловьев считал тяжким грехом. В чем же заслуга Иосифа Семашко перед Церковью?

    • Валерий Хачатуров, союз церкви и государства чаще всего приносил одни проблемы. Нельзя смешивать, скажем так, небесное и земное.

      • Максим Мищенко, на вопрос: «надо ли платить подать кесарю?» Христос ответил «Отдайте кесарю кесарево», и добавил потом: «А Богу – Богово», т.е. у Христа была иерархия задач, которые надо было различать.
        Вся история христианства полна примеров, когда кесари требовали Богово. Элементы языческого поклонения перед кесарем проникли в христианство, проникли они и в русское православие, когда Русь заболела имперской хворью. В песне А.К. Толстого, в которой Поток-богатырь, проснувшись после пятивекового сна, видит раболепие толпы перед царем, он удивлен: "если князь он, иль царь напоследок, что ж метут они землю пред ним бородой? мы честили князей, но не этак! Да и полно, уж вправду ли я на Руси? От земного нас бога Господь упаси! Нам писанием велено строго признавать лишь Небесного Бога!"
        Создав религию без бога, большевики, однако сохранили элементы языческого поклонения перед кесарем: отец-бог лежал в мавзолее, а сын-бог сидел в Кремле.

  • Необходимо признать, что полонизация Литовской Руси началась задолго до того, как на ее территории появились Украина и Белоруссия.
    Захват Польши Россией можно рассматривать как дальнейшее расширение империи. Только Польша не была азиатским ханством. Это было крупное европейское государство, при разделе которого пришлось поделиться с Пруссией и Австрией. В лице же поляков Россия приобрела самых беспокойных подданных.

  • Комментарий удален
  • В целом различие Западной, Восточной, Центральной Украины велико, но мне лично католический элемент в западной части Украины симпатичен. Мы там жили, и мне с детства полюбилась польская речь, культура, архитектура католическая, все эти средневековые замки, костёлы, тайны и так далее.

  • Из-под которого она, по всей видимости, так никогда и не сможет выйти...

    Никогда не говори "никогда". У меня есть небольшой цикл статей о лютеранских кирхах Северного Приладожья. Думаю, когда финны их строили, они и в мыслях не держали, что лютеране в этих местах могут отойти на второй план.

    Спасибо за интересную статью, Максим.

    Оценка статьи: 5