Константин Кучер Грандмастер

Есть желание побывать на борту подводной лодки? Едем в Вытегру!

Почему в Вытегру? Да потому, что именно в этом городе, лежащем в 337 км на северо-запад от Вологды, рядом с вытегорским речным вокзалом, есть один очень интересный музей. Музей большой океанической дизель-электрической подводной лодки Б-440 проекта 641. И от Петрозаводска до него… Почти на 115 км ближе, чем от областного центра. При желании можно обернуться одним днем.

При реконструкции сбоку корпуса ПЛ оборудовали две двери И. Монаков, личный архив

Во всяком случае, Вытегра — не Калининград, куда от нас ехать и ехать. Тем более, не индийский город Визакхапатнам. Или американские Сан-Диего, Лонг-Бич. В которые, вообще… Если только через океан!

А между тем во всех этих городах, несмотря на то что они такие разные и лежат очень далеко друг от друга, есть одна общая черточка: в каждом из них — музеи подлодок проекта 641. Поэтому если кому ближе в Калининград или Сан-Диего, можно и там всё посмотреть. Ну, а тех, у кого есть желание и билет до Петрозаводска или Подпорожья (Ленинградская обл.) значительно дешевле, чем до Лонг-Бича или Визакхапатнама, приглашаю в Вытегру! До которой от того же Подпорожья вообще смех — 147 км. Уложиться в 2−2,5 часа — вполне реально. Тем более, Вознесенье с его плашкоутной переправой через Свирь остается в стороне, северо-западнее.

В конце-то концов! Долго мне ещё уговаривать? Проходим, проходим, господа-товарищи. Добро пожаловать на борт большой океанической дизель-электрической подводной лодки Б-440.

Раньше в неё можно было попасть только одним способом — на командирский мостик и через боевую рубку, по вертикальному трапу — в третий отсек, на центральный пост. Но когда в 2003—2005 гг. Б-440 реконструировали под музей, на Кронштадтском морском заводе сбоку корпуса подводной лодки (ПЛ) оборудовали две двери. Вот через одну из них и заходим, заходим…

Как, наверное, уже многим стало понятно, вся субмарина внутри поделена на отсеки. В лодках проекта 641 их семь. Начнем по порядку, с первого.

Это — носовой торпедный отсек. 533 мм самоходные самонаводящиеся торпеды — главное оружие Б-440. И если сказать — грозное оружие, то никакого преувеличения или ложного пафоса, поверьте мне, не будет. Каждая из 8-метровых торпед весит 2 тонны, из которых 300 кг (15% всего веса!) приходится на боевой заряд. Для того чтобы каждая из торпед смогла при необходимости найти свою цель, в первом отсеке установлено шесть торпедных аппаратов и всё к ним прилагающееся: приборы управления как собственно торпедной стрельбой, так и носовыми горизонтальными рулями, устройство для погрузки торпед и стеллажи для их хранения.

Помимо торпед на борту ПЛ находились и мины. Их установка тоже производилась через торпедные аппараты, но при глубине погружения не более 100 м.

Кому-то может показаться странным, но еще в отсеке в три яруса были оборудованы спальные места для экипажа. Причем, что интересно, по воспоминаниям многих подводников, несмотря на вот такое несколько жутковатое соседство, отсек был одним из самых комфортных. Может, сказывалось ощущение относительной безопасности, поскольку носовой торпедный — один из трех отсеков «живучести», т. е. тех, из которых можно выбраться в случае аварийной или внештатной ситуации.

Дальше по направлению к корме, за носовым торпедным — жилой аккумуляторный отсек. Название говорит само за себя. Под его настилом располагалась носовая аккумуляторная батарея, состоявшая из двух групп, в каждой из которых в двух уровнях находилось по 122 элемента. В самом же отсеке были оборудованы каюты офицеров (командира, его помощника и помполита), их кают-компания (которая при необходимости легко трансформировалась в операционную) и рубка гидроакустика.

При переоборудовании ПЛ под музей второй отсек был серьезным образом реконструирован, и сейчас в его аккумуляторных ямах — экспозиция, рассказывающая об истории подводного флота России, о 641-м проекте и «биографии» Б-440. Но рубка гидроакустика, которого называют не только ушами, но и глазами подводного корабля, сохранилась. Можно своими глазами увидеть, как работал тот специалист, благодаря которому субмарина не только могла вести бой, но и обнаруживать опасность, противодействовать противнику, уходить из-под его удара.

Третий отсек — сердце подводной лодки, его главный командный пункт. А коротко — центральный пост (ЦП). Отсек буквально нашпигован самыми разными приборами — от управления самой лодкой и её маневрированием, управления огнем до связи ЦП со всеми остальными отсеками. В носовой части отсека, как я уже говорил, находится вертикальный трап, по которому через боевую рубку можно подняться на командирский мостик. В корме отсека, прямо по центру — один из гирокомпасов субмарины. Тот главный прибор, с помощью которого определяется точное местоположение ПЛ, поэтому его показания передаются на репитер в рубку штурмана, оборудованную здесь же, на центральном посту. Помимо неё, в отсеке находятся пост управления торпедной стрельбой и носовой гальюн, а в трюме — главный осушительный насос, морозильная камера для хранения продуктов и продовольственная кладовая.

Следующий отсек, четвертый, называется точно так же, как и второй — жилой аккумуляторный. Под палубой у него были 3-я и 4-я аккумуляторные ямы (вторая половина аккумуляторных элементов). Сейчас здесь — конференц-зал. Жилым же отсек считался по той простой причине, что здесь находились кают-компания мичманов, каюта механиков, а помимо них — камбуз и радио-рубка.

В пятом отсеке были установлены три дизельных двигателя, мощностью по 1900 лошадиных сил каждый. При переоборудовании ПЛ средний из них снят для удобства передвижения посетителей по музею. Дизеля использовались в надводном положении, либо когда лодка всплывала на перископную глубину (9 м). В последнем случае использовалась специальная система работы двигателей под водой, а выхлопные газы отводились через так называемого «гусака». Кстати, плоские крышки дизелей среди матросов считались одним из самых комфортных мест отдыха в то время, когда лодка шла под водой и дизеля, соответственно, не работали.

Для движения лодки под водой в следующем отсеке были установлены три главных электродвигателя. Здесь же находился и пульт их управления. Обратите внимание на вахтенного матроса, что на снимке стоит у него. На матросе рабочая роба тропического образца, изготовленная из натурального льна. Форма одноразовая, после вахты подлежала утилизации.

В этом же отсеке находились кормовой гальюн и умывальник. В последнем можно было принять душ. Для этого на подволоке (потолке) умывальника подвешивался шланг с распылителем. Горячий пресный душ экипаж принимал один раз в десять дней.

Последний, седьмой отсек подводной лодки — кормовой торпедный, практически тождественен аналогичному носовому. Только торпедных аппаратов в нем было не шесть, а четыре. Так же как и его носовой собрат, кормовой торпедный отсек оборудован тубусом (устройством для выхода экипажа из ПЛ в случае аварийной ситуации). Снаружи над ним находится комингс — площадка, к которой должен пристыковываться глубоководный спасательный аппарат.

Конечно, не обо всем мне удалось рассказать сегодня. Да и не подводник я, вообще-то. Поэтому если кто-то вдруг заинтересовался, так куда ехать, чтобы не только посмотреть, но и с пристрастием расспросить знающих людей, надеюсь, теперь знаете?!

Обновлено 11.02.2018
Статья размещена на сайте 28.06.2014

Комментарии (4):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • "Когда усталая подлодка // из глубины идёт домой." (из песни)

    Какие нечеловеческие условия обитания на 3 месяца плавания!

    Постоянный гул дизеля или электромоторов привода, постоянный напряг сил и внимания. Я встречал акустика с ПЛ. Он очень хорошо был подобран для такой службы: некрупный, чёткий, сообразительный, незлобный.

    Продолжение продолжает бередить мысли о необходимости тотального разоружения "в мировом масштабе".Увы, пещерный менталитет лидеров ведёт дело "не в ту степь."

    Оценка статьи: 5

  • Аааа, ну теперь понятно.

    Оценка статьи: 5

  • Что-то я непоняла. На фото кровати- а написано- торпедный отсек. Я чегото не разглядела?

    Оценка статьи: 5

    • Лариса, по тексту о седьмом отсеке написано -
      кормовой торпедный, практически тождественен аналогичному носовому. Только торпедных аппаратов в нем было не шесть, а четыре.
      Т. е. cедьмой — практически один в один с носовым торпедным (первым) отсеком. Отличия небольшие. Поэтому смотрим, а что же там, в первом (выше по тексту, в самом начале описания отсеков) -
      Кому-то может показаться странным, но еще в отсеке в три яруса были оборудованы спальные места для экипажа.
      Спальные места складывались при проведении торпедных стрельб или в случае необходимости перезаряжания торпедных аппаратов. Именно для последнего в отсеке тали, которые мы видим на переднем плане. А торпедные аппараты — в корме отсека, за койками. Когда развернете фото, то между первой и второй койками слева (в глубине), между второй и третьей койками слева, и под третьей койкой справа, Вы увидите силуэты кругов с выделенным желтым окружностями. Это три из четырех крышек торпедных аппаратов. Четвертая заслонена средней койкой справа.