Сергей Курий Грандмастер

Кто написал песни про грустную канарейку и итальянское мамбо?

Вряд ли автор «Blue Canary» преследовал цель рассмешить публику, но сегодня воспринимать эту грустную песню всерьёз невозможно. Виной тому советская мим-труппа «Лицедеи», которая во второй половине 1980-х годов буквально извлекла серенаду из тени забвения и придала ей неувядающий накал идиотии.

"Блю, блю, блю канари - пик, пик, пик - си пэрде ль скрин выступление «Лицедеев» на «Голубом огоньке» 1988 г.

Номер, придуманный Робертом Городецким, на первый взгляд, казался высосанным из пальца. Двое клоунов с игрушечными гармошками просто кривлялись под песню, а третий — с сачком — предельно невпопад подпрыгивал на словах припева. Тогда я расслышал эти слова, как «Плюм-плюм-плюм кораблик…», хотя, конечно, это было «Блю-блю-блю канари», ведь речь в песне шла о канарейке. Здесь надо отметить, что слово «blue» в данном случае не имело отношения к цвету птицы (голубых канареек в природе не существует). Точно так же, как в песне EIFFEL 65 припев «I'm blue» вовсе не свидетельствует о нетрадиционной сексуальной ориентации исполнителя. В обоих случаях слово «blue» выступало в своём втором значении — «грусть».

А почему мы говорим об английском языке, спросите вы, ведь песня звучит на итальянском. Вот тут-то и начинается самое интересное…

Об истории «Blue Canary» долгое время ничего толком не было известно. Да и сегодня человек, заглянувший в Википедию, неожиданно обнаружит, что статьи об этой песне нет ни на итальянских, ни на английских страницах. Зато она присутствует в русском сегменте Википедии. Именно благодаря стараниям наших энтузиастов ситуация вокруг «Грустной канарейки» значительно прояснилась.

Оказалось, что песню, действительно, написал итальянец по имени Винс (Винченцо) Фьорино. Правда, жил он в США, поэтому изначальный текст «Blue Canary» был англоязычным (по-итальянски песня бы называлась «Blu Canarino»). В 1953 году композиция вышла сразу в двух вариантах: сперва — в исполнении оркестра самого Фьорино, а затем — в исполнении американской актрисы Дины Шор.

В Америке «Blue Canary», судя по всему, ажиотажа не вызвала. Зато в Старом свете её полюбили и тут же начали переводить — на испанский, немецкий и даже японский. Учитывая неаполитанский дух песни, наиболее органично она прозвучала на итальянском в исполнении дуэта Карло Бути и Марисы Фьордализо. Правда, при переложении на другие языки текст песни трансформировался — неизменным оставалось только присутствие поющей канарейки.

Англоязычный оригинал был самым оптимистичным — там канарейка грустила о кенаре, а в мажорной части певец убеждал её, что возлюбленный скоро прилетит и всё будет хорошо. Автор же италоязычного текста никаких надежд для канарейки не оставил («Грустная канарейка ждёт напрасно, что вернётся в гнездо тот, кто ушел далеко»). В испано- и немецкоязычных версиях пение канарейки просто служит фоном для воздыхания женщины о своём любимом.

Однажды италоязычную версию исполнил дуэт Марии Косевой и Николы Томовой. Они были болгарами, поэтому текст немного переврали. Что не помешало их записи выйти на пластинке «Вокруг света», изданной советской фирмой «Мелодия». Именно на ней «Лицедеи» и нашли источник вдохновения для своего номера.

Спустя время я обнаружил, что существует и отличный русский текст Алексея Гомазкова, который с удовольствием поют разные исполнители. Понятно, что наша версия не может существовать иначе, как в пародийном и ироничном ключе. За неимением текста в Сети, приведу его полностью:

Жёлтый шарик в листве зелёной,
Печальный, нежный птенец влюблённый.
Есть у пташки большое сердце,
Никак не может оно согреться.

И спешит поведать миру
Песня маленькой канарейки
Как уныла жизнь без милой,
Как минуты счастья редки.

Одинокий грустный кенар,
Его пенье тоньше свирели,
Ни один искусный тенор
Не осилит эти трели.

Как комарик поёт он тонко —
Любовь коварна, судьба жестока…
Смолкли трели и нет возврата
Мечты сгорели в огне заката.

Жёлтый как фонарик —
Чик-чирик! — певец печальный.
Лови последний слабый луч
И мой куплет прощальный…

Жёлтый как фонарик —
Чик-чирик! — на ветке плачет —
Зачем же всё случилось так…
Ах, если бы иначе.

Не менее запутана история ещё одной широко известной песенки под названием «Mambo Italiano».

Для начала зайдём в англоязычную Википедию на страницу композитора Ренато Корасоне, который в 1950-х был весьма популярен на своей родине Италии. Именно ему принадлежит один из первых итальянских рок-н-роллов под названием «Tu vuo fa l’americano» (1956). Интересно, что эта песенка была написана Корасоне исключительно с целью «потроллить» юных итальянцев, которых захватила мода на всё американское.

Пер. Sebastiano:

Ты носишь штаны с гербом на заднице,
Кепку с приподнятым козырьком,
Ходишь расклешенный по Толедо,
Как бандит, чтоб привлечь к себе внимание
Ты хочешь выглядеть американцем!
Американцем! Американцем!

Послушай-ка, кто тебя заставляет это делать?
Ты хочешь жить в ногу с модой,
но если будешь пить виски с содой,
потом тебе станет плохо.

Ты танцуешь рок-н-ролл,
ты играешь в бейсбол,
но деньги на «Кэмел»
кто тебе дает…
Мамашина сумочка!

Такой же пародийной вышла у композитора и песня «Mambo Italiano», ведь словосочетание «Итальянское мамбо» звучит так же смешно, как и «негритянский казачок». Как известно, сей знойный танец (похожий своим ритмом на румбу) родился на Кубе из экстатических плясок… гаитянских жрецов вуду, первоначально посвящённых богу войны Мамбо. В конце 1940-х мода на мамбо захватывает Америку, а затем и весь мир.

Вот и герой песни Корасоне с патриотическим апломбом заявляет, что если хочешь быть модным крутым парнем, то забудь про тарантеллу и моцареллу — танцуй итальянское мамбо! Забавно также, что своё «Mambo Italiano» автор исполнял в двух версиях — италоязычной с вкраплением английских идиом и англоязычной с вкраплением итальянских.

О том, что Каросоне написал эту песню (случилось это в 1953 г.) указано на его странице в Википедии. Но стоит перейти оттуда по ссылке на страницу самой композиции, как мы неожиданно увидим, что там автором назван совсем другой человек — американец Боб Меррилл. И даже упоминается история, как того окатил «потный вал вдохновения» в итальянском ресторане, и он стал тут же строчить текст песни прямо на салфетке.

Хотя связь с итальянским первоисточником видна невооружённым глазом, Меррилл немного изменил песню, замедлив вступление перед зажигательным припевом. В таком виде песню исполнила в 1955 году певица Розмари Клуни (кстати, тётя известного актёра Джорджа Клуни). Сделала она это столь замечательно, что «Mambo Italiano» попала в американский ТОП-10, а в Британии и вовсе вышла на 1-е место.

Интересно, что поначалу Нью-Йоркские радио-диджеи посчитали текст двусмысленным и неприличным. Звукозаписывающему лейблу даже пришлось заручиться поддержкой профессора романских языков и католического священника, которые подтвердили, что итальянские слова в песне не носят «вульгарного характера».

Славы песне добавила и неторопливая версия Дина Мартина. Ну, а современникам «Mambo Italiano» более известна в электронно-танцевальной версии, выпущенной британской группой SHIFT в 2000 году. Тут же свою версию исполнил и знатный «ремейкер» Филипп Киркоров:

Эй, Мамбо, Мамбо-италиано,
Эй, Мамбо, Мамбо-италиано,
Go, go, go — она заводит миллионы,
Море, звезды, ночь, рогацца,
Паста, пицца, папарацци.

А вот по-настоящему вульгарно песня зазвучала в исполнении классика «русского блатняка» Аркадия Северного (см. запись «У Р. Фукса» 1974 г.).

Эй, Мамбо! Нам бы в Италию,
Эх, мы бы, вам, баб покидали бы!
Да, спели б мы, буги сплясали бы!
Да, всё бы сделали б да мы,
Если б дали б нам пол литра водки!
…Будем пить, но не до пьяна да, да!
Водку лить, на стену прямо, да, да!
Песни петь, Мамбо Итальяно!

Ажиотаж вокруг мамбо в 1950-е годы был таким, что песни в ритмах этого танца появлялись, как грибы. Поэтому считаю своим долгом упомянуть ещё одну композицию «Papa Loves Mambo», изданную в 1954-м. У нас она была не столь известна, как на Западе, поэтому немногие понимали, откуда растут ноги у навязчивой рекламы жвачки (той самой, где «Папа любит „Мамбу“, мама любит „Мамбу“… Все мы любим „Мамбу“! И Сережа тоже!»).

Началось всё с того, что Бикс Рейчер показал композитору Элу Хоффману наброски стишка про «папу и мамбу», и тот сразу загорелся. Подобная песня в разгар мамбо-мании автоматически должна была стать хитом. Творцы вспоминали, что несмотря на то что в песне всего 113 незатейливых слов (в духе «Ходы сюда, ходы туда»), отыскать их и расставить в нужном порядке было не так просто.

Сотрудники лейбла RCA Victor тут же ухватились за новинку и единогласно решили, что она идеально подходит их подопечному — Перри Комо. Комо был не только прекрасным певцом, но и шоуменом. Исполненная в свойственной певцу ироничной манере, «Papa Loves Mambo» оправдала все ожидания, заняв 4-е место в американском хит-параде.

Песню не забывают до сих пор. Например, её можно было слышать в фильме «11 друзей Оушена» (2001) и в рекламе фирмы «Nike», приуроченной к чемпионату по футболу 2004 года.

P.S: Сами песни можно послушать в 1-м комментарии к этой статье.

Обновлено 28.05.2018
Статья размещена на сайте 17.01.2015

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: