70 лет Великой Победе
Леонид Масловский Профессионал

Достойны ли осуждения действия правительства СССР накануне войны?

Разведка сообщала о готовящемся нападении Германии на СССР 22.06.1941 года, но советское правительство считало возможным, что немцы допу­стили утечку информации о нападении на СССР в эту дату с целью, чтобы мы провели мобилизационные мероприятия, собрали у границы всю армию и дали немцам как повод для объявления нас агрессором, так и возможность разбить у границы всю нашу армию.

То, что называемые разведкой даты нападения Германии на СССР проходили, а нападения не было, давало полное осно­вание не доверять разведке. О нападении 22 июня 1941 года передавало слишком много источников.

Повторять ошибки прошлого советское правительство считало недопустимым. 19 июля (1 августа) 1914 года Германия объявила войну России после того, как император Николай II объявил в стране мобилизацию. Конечно, Первая мировая война развязывалась с целью сокрушения России, но поводом для объявления России войны стала мобилизация. Не исключено, что поэтому И. В. Сталин на пред­ложение С. К. Тимошенко и Г. К. Жукова о проведении мобилизации 14 июня 1941 года ответил: «Вы предлагаете провести в стране мобилизацию, поднять сейчас войска и двинуть их к западным границам? Это же война! Понимаете вы это оба или нет?!»

Советское правительство 60% войск оставило во втором и третьем эшелонах, то есть на расстоянии до 400 км от границы. Такое решение в целом было спасительным для Красной Армии, так как немцы в первый удар вложили всю свою силу и весь свой опыт сокрушения обороны противника, и даже при равном соотношении сил мы, скорее всего, этого удара не выдержали бы и потеряли армию. Благодаря принятому решению мы сохранили армию, провели крупные сражения под Смоленском, Киевом, Ленинградом и разбили немецкие войска под Москвой.

Необходимо отметить, что даже при отсутствии фактов проведения накануне войны мобилизации, кроме расширенного призыва лиц, находящихся в запасе на учебные сборы, нахо­дится достаточное количество псевдоисториков, обвиняющих СССР в нападении на Германию. Но клевета их выглядит неубедительно на фоне огромного количества фактов, указывающих обратное.

Если бы мы объя­вили полную боевую готовность раньше Германии, например 21.06.1941 года, а немцы — 22.06.1941 года, даже если бы это случилось на несколько часов раньше Германии, то был бы дан повод всей Европе заявить о том, что мы напали на Германию. СССР бы обвинили в развязывании Второй мировой войны. Это немаловажная причина, по которой Сталин отклонил предложение о приведении всех войск приграничных округов в полную боевую готовность. Да и что давало нашим войскам это объявление? Войска всегда должны находиться в боевой готов­ности.

Вечером 21.06.1941 года Сталин приказал направить в войска директиву, в которой указывалось, что нападение может начаться с про­вокационных действий немецких частей, и наши войска, чтобы не вызвать осложне­ний (обвинения СССР в развязывании войны), не должны поддаваться ни на какие провокации. Далее директива содержала приказ Тимошенко и Жукова о действии войск в ночь с 21 на 22.06.1941 года по подготовке к возможному нападению противника.

До миссии Гесса, до сообщения ТАСС сосредоточение германских войск недалеко от нашей границы ещё не говорило о том, что они предназначены для немедленного нападения на СССР. Тем более что войска находились там несколько месяцев и на Советский Союз не нападали. Нахождение немецких войск недалеко от нашей границы можно было объяснить стремлением Германии ввести в заблуждение Англию. Но после миссии Гесса и реакции Германии на сообщение ТАСС советское руководство всё больше склонялось к тому, что войска предназначены для нападения на СССР. И дата 22.06.1941 года воспринималась реальной, так как Германия закончила войну на Балканах и была готова к новой войне.

Вместе с тем не было полной уверенности в нападении на следующий день на нас Германии и её союзников. Теплилась слабая надежда, что Германия сначала нападёт на Англию. Это сегодня всё ясно, а тогда всё было не так просто, как кажется со стороны. Но правительство Советского Союза правильно разобралось в обстановке и направило директиву в войска.

Наша разведка тратила за границей народные деньги, а советское прави­тельство так и не получило необходимых для принятия решений сведений ни о миссии Гесса, ни о направлении, ни о силе главного удара немецких войск. А ведь обороняющейся стороне можно устоять только в том случае, если она забла­говременно знает направление и силу главного удара противника.

Отсутствие данных разведки, необходимых для организации обороны нашей границы, приводило к бездействию со стороны военных, так как они не знали, с каких направлений противник нанесёт главные удары, и распределили войска сравнительно равномерно вдоль границы.

Сомнения в достоверности представляемых разведкой сведений о дате нападения вынуждали нас действовать предельно осторожно. И если бы нас обвинили в 1941 году в нападении на Германию, то неизвест­но, как бы развивались наши отношения с будущими союзниками: Великобританией и США. Но, конечно, забота об отношениях с нашими будущими союзниками не явля­лась главным фактором из учитываемых при принятии решения.

Любой здравомысля­щий человек на месте советского руководства до последней минуты не был бы уверен в нападении 22.06.1941 года на нас Германии.

Во-первых, Германия всем странам, на которые нападала, предъявляла претензии, выставляла предваритель­ные условия. Никаких претензий к СССР до нападения не было предъявлено ни в устной, ни в письменной форме.

Во-вторых, советскому руководству было известно, что германские войска не готовы к ведению войны в зимних усло­виях, так как в немецкой армии отсутствовало зимнее обмундирование, и по со­ветским понятиям в таких условиях страна не могла начать войну.

В-третьих, СССР предполагал, что немцы сначала должны напасть на более слабого противни­ка — Англию, полностью ликвидировать военной силой угрозу с её стороны, а не только заверениями Гесса, и только потом напасть на СССР. Все указанные при­чины являлись аксиомами и вносили сомнения в вероятность нападения 22.06.1941 года Германии на Советский Союз.

Правительство СССР не допустило, чтобы нас объявили агрессорами, и, несмотря на имеющие место сомнения, приняло меры по отражению агрессии, соот­ветствующие имеющейся информации. Но её, к сожалению, было явно недостаточно. Действия правительства накануне войны приводят к выводу, что осуждать его не за что.

Продолжение следует…

Статья размещена на сайте 26.03.2015

Комментарии (15):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Екатерина Ищенко Дебютант 19 апреля 2015 в 12:58 отредактирован 19 апреля 2015 в 12:59

    Спасибо за интересную статью.
    Чтобы соглашаться или не соглашаться с доводами автора, нужно хорошо знать суть вопроса. Не все из нас, читателей, в достаточной мере имеют такие знания, поэтому нам интересны все мнения и доводы, ну, кроме разве оголтелого очернительства своей истории... И перехода на личности.
    Всегда читаю обсуждения статей, но только до этого момента.
    Люди не боги, ошибки есть и будут всегда и у всех. К сожалению, цена ошибок может быть весьма высока, но это опыт и предостережение для следующих поколений. Чтобы не сносило крышу от периодически наступающих и уходящих пресловутых свободы, гласности, подзабытого ныне плюрализма и прочего.
    Успехов автору!

    • Екатерина Ищенко, спасибо и Вам за добрые слова. Это замечательно, что Вы не верите оголтелым очернителям нашей истории. Большинство из них очерняют нашу историю за деньги. Америка очень богатая страна.

  • Валерий Хачатуров Мастер 18 апреля 2015 в 22:17 отредактирован 18 апреля 2015 в 22:19

    Леонид Масловский, нельзя замолчать тот факт, что накануне войны Жуков занимал пост начальника Генерального Штаба и был, следовательно, был тем лицом, которое несло главную ответственность: за боеготовность войск, за правильность оценки боевой мощи противника. Должность начальника Генерального Штаба была ему в то время явно не по плечу. А за его ошибки расплатились генерал Павлов и другие военачальники.

  • Леонид Масловский, после второй мировой войны, Сталин, как известно, счел нужным в специальном обращении выразить благодарность русскому народу, открыто признав, что гигантская битва выиграна благодаря его исключительной стойкости и самоотверженности.
    Документ этот примечателен тем, что Сталин в мае 1945 года вынужден был признаться: «У нашего правительства было немало ошибок, были у нас моменты отчаянного положения в 1941-42 годах, когда наша армия отступала... Иной народ мог бы сказать правительству: вы не оправдали наших ожиданий, уходите прочь... Но русский народ не пошел на это... Спасибо ему, русскому народу, за это доверие!»
    Так что не стоит забывать о признание Сталиным того факта, что в начале войны у советского правительства имелись такие ошибки, за которые ему следовало указать на дверь

    • Валерий Хачатуров, без сомнения, у нашего правительства были ошибки, но у Германского правительства было значительно больше ошибок,и поэтому Германия проиграла войну, а мы победили.

    • А кто бы стал у руля такого огромного государства, как СССР, в самый напряжённый период его существования?

      Оценка статьи: 5

      • Мартин Абалкин, не надо забывать о другой правде истории: накануне начала войны Сталин выпил шампанское за здоровье немецкого фюрера и взял на себя обязанности интенданта гитлеровской армии. На что надеялся тов. Сталин?

  • Алексей Латухов Читатель 18 апреля 2015 в 08:10 отредактирован 18 апреля 2015 в 08:13

    Автору хочется сказать спасибо за интересную и познавательную работу.
    Я думаю, что руководство страны было уверено о наличии здравого смысла у Гитлера, ввиду 100% невозможности блицкрига в СССР, поэтому причина неготовности немцев к зимней компании, казалась веским аргументом к ненападению Германии в начале лета 41-го.

    Оценка статьи: 5

  • Сергей Николаевич Сергей Николаевич Дебютант 18 апреля 2015 в 07:20 отредактирован 18 апреля 2015 в 07:22

    По последним данным историков, приказ о нападении на СССР откладывался несколько раз, мог быть отложен и до 42 года. Гитлер подписал приказ 21.06 в 19 часов по Московскому времени, Сталин узнал о нем по радио от разведки только в 23 часа. Но ведь это могла быть и деза.

    Оценка статьи: 5

  • Наша разведка тратила за границей народные деньги
    Странное перекладывание ответственности.
    Любой здравомысля­щий человек на месте советского руководства до последней минуты не был бы уверен в нападении 22.06.1941 года на нас Германии.
    Сталин просто не хотел верить. Как тот страус.
    советскому руководству было известно, что германские войска не готовы к ведению войны в зимних усло­виях, так как в немецкой армии отсутствовало зимнее обмундирование, и по со­ветским понятиям в таких условиях страна не могла начать войну.
    Да ладно? Руководство про блиц-криг не знало? Про фантастически стремительную оккупацию Франции и Польши?
    Действия правительства накануне войны приводят к выводу, что осуждать его не за что.
    Не за что? Сотни тысяч погибших и взятых в плен - это не в счет?

    • По пунктам:
      1) А причём тут ответственность? Чтобы получить план "Барбаросса" нужно было внедрить агента в самые верхи властной пирамиды Германии. А такого разведчика и быть не могло (Штирлиц - полностью вымышленный персонаж).
      2) У Сталина было более 15 дат, когда планировалось нападение. Гитлер даже когда планировал нападения на Польшу, нейтральные страны или Францию в самый последний момент отменял операции. Так что 100% уверенности в правильности даты 22.06.1941 г. быть, естественно, не могло.
      3) Нет, не знало. Советские военачальники анализировали опыт войны в Испании, Польше, Франции и т.д. Разумеется, они знали, что главные козыри немцев - внезапность и фланговые удары с целью окружения. Но принимая в расчёт численность Красной Армии и огромную территорию от границ до Москвы, а тем более до пресловутого рубежа Архангельск-Волга никакой блицкриг бы немцам не удался. Гитлер этого не понимал - потому блицкриг не удался.
      4) Сотни тысяч погибших - это именно фактор внезапности. Война есть война и потери на ней неизбежны. К тому же надо уточнить потери немцев в первые дни войны. А пленные - с ними не всё так однозначно. А в остальном: советское правительство сделало всё, чтобы отсрочить войну и максимально к ней подготовиться.

      Оценка статьи: 5