Сергей Курий Грандмастер

Как была написана душераздирающая баллада «Wicked Game»? Ко дню рождения Криса Айзека

Не секрет, что в сфере музыкальной индустрии одного таланта бывает мало. Требуется ещё и толика удачи. Вот и Крису Айзеку пришлось ждать целых пять лет, пока срывающееся на фальцет «Ноу, А-а-а-ай…» покорило сердца слушателей…

Chris Isaak Источник

Родился наш герой 26 июня 1956 года в калифорнийском городке Стоктон, как говорят, в простой рабочей семье. Несмотря на это, парень сумел поступить в местный университет на отделение английской литературы и даже ездил в Японию — по программе обмена студентами. Учился, занимался боксом и, конечно же, играл на гитаре. В итоге музыка победила…

Крис Айзек:
«Мой отец работал на коробочной фабрике, мама работала на фабрике картофельных чипсов. И они были очень счастливы, что я хочу заниматься музыкой. Потому что это самая простая работа, которую мы когда-либо видели».

Собственно коллекция родительских пластинок и сформировала вкусы певца. Казалось бы, что интересного можно выжать из старинного рокабилли и баллад 1950-х? И тем не менее Айзек быстро сумел выработать свою оригинальную манеру. Несмотря на то что рокабилли — стиль преимущественно мажорный, музыканта больше привлекала его «сумеречная сторона».

Таланты Айзека прекрасно раскрылись уже в 1985 году, когда вышел его первый альбом — «Silvertone» (так звали группу, с которой Крис тогда играл). Казалось бы, всё у парня было — кок Элвиса, голос Орбсона, хорошие песни… Даже сдержанные похвалы от критиков были. Однако ни альбом, ни два сингла — «Dancin'» и «Gone Ridin'» — в американский хит-парад не попали. В смысле, вообще…

Крис не сдавался и в 1987 году записал ещё один альбом — уже под своим именем — «Chris Isaak» («Исааки» в английском звучат как «Айзеки»). Результат был почти тот же. Синглы выходили отличные, но всё — мимо чартов. Даже будущая «коронка» — «Blue Hotel», в которой был уже весь «тот самый Крис Айзек», смогла достичь достойного 28-го места лишь во Франции.

Рекорд-лейбл уже готовился расторгнуть контракт с неудачливым певцом, но Крису как-то удалось уломать компанию на выпуск ещё одного альбома. Лонгплей «Heart Shaped World» вышел в 1989 году. Именно на нём находилась перспективная душераздирающая баллада «Wicked Game» — «Жестокая (злая, опасная) игра».

Как вспоминал сам Айзек, написал он её легко и по «чисто конкретному» поводу.

Как-то поздно вечером Крису позвонила одна подруга и предложила «прийти поговорить». После чего игриво добавила, что «говорить» они будут до тех пор, пока у него «не останется сил, чтоб подняться». Другой бы мужик обрадовался, но Айзек, вслед за трубкой повесил и голову: «И зачем я согласился? От неё будет куча неприятностей. От неё всегда были неприятности. Она как дикая кошка». Схватил гитару и тут же излил всю гамму чувств в песне о навязчивой любви — в духе «Отстань, хорошая, отстань».

Перевод — Dario:

…На что только ни способны глупцы ради воплощения своих желаний!
Я и не мечтал о том, чтобы познакомиться с такой, как ты.
Я даже не думал, что мне будет нужна такая, как ты.
Нет, я не хочу влюбляться
(Эта любовь лишь разобьёт моё сердце)…

Когда «муза» приехала, песня о «жестокой любви» была уже готова.

Крис Айзек:
«Думаю, она, возможно, расстроилась, потому что меня больше возбуждала песня. Я вёл себя как-то так: «Да, ты сногсшибательна, крошка, но послушай эту песню!»

Однако и «Wicked Game» чуть было не канула в Лету. Ни песню, ни альбом лейбл Айзека раскручивать не собирался.

На счастье, «Жестокую игру» услышал кинорежиссёр Дэвид Линч. Он в полной мере оценил мрачноватую балладу с пронзительным соло на слайд-гитаре. Линч попросил Айзека записать инструментальную версию песни, чтобы включить её в свой новый фильм «Дикие сердцем».

Эта кинокартина с Николасом Кейджем в главной роли вышла в 1990 году и отхватила «Золотую пальмовую ветвь» в Каннах. Однако для карьеры Криса более важным было то, что композицию заметил Ли Чеснат — фанат Линча и директор радиокомпании в Атланте. Чеснат раскопал оригинал «Wicked Game» и дал команду активно ротировать песню в эфире.

Тут-то всё и началось. Не нюхавший хит-парадов Айзек в январе 1991 года неожиданно обнаружил, что сингл «Wicked Game» с разбегу влетел в американский ТОП-10 на 6-е место. За песней тотчас подтянулся и залежавшийся альбом 1989 года (№ 7 США), а следом и все предыдущие.

Сначала на «Жестокую игру» был снят простенький клип с кадрами из фильма Линча. Однако после попадания песни в чарты решили закрепить успех ещё одним видео. Над вторым клипом поработали более тщательно: пригласили модную модель Хелен Кристенсен и именитого клипмейкера Герба Ритца.

Сюжет был незатейлив: всякие обнимашки и беготня по гавайскому пляжу. Однако в рамках заданного режиссёр потрудился на славу. Во-первых, чтобы нагнать меланхолии, ролик сделали чёрно-белым. Во-вторых, хотя модель и бегает топлесс, смонтировано всё так искусно, что ни одна голая персь красавицы в кадре не засветилась. В результате удалось «и невинность соблюсти, и капитал приобрести». Очарования Кристенсен хватило на то, чтобы работа Ритца отхватила 3 премии MTV («Лучшее мужское видео», «Лучший оператор», «Лучшее видео к песне из фильма») и до сих пор числилась в рейтингах «самых сексуальных клипов».

Похожую схему Герб Ритц пытался повторить и в другом клипе на песню Айзека — «Baby Did A Bad Bad Thing». Место Кристенсен заняла другая модель — Летиция Каста. Она особо не обнажалась, но вела себя так провокационно, что клип решили крутить по ТВ только после девяти вечера. Кстати, песня так понравилась Николь Кидман, что она убедила режиссёра Стенли Кубрика включить «Baby Did…» в саундтрек фильма «С широко закрытыми глазами».

Что же касается «Wicked Game», то она до сих пор вне конкуренции — судя хотя бы по количеству перепевок. Одним из самых удачных каверов почему-то считается версия готичных финских металлюг H.I.M. А как по мне, ничего нового (кроме привычного долбежа на гитарах да двух «порочных» клипов) они песне не добавили, хотя спето и неплохо.

Куда эффектней звучит пародия Александра Пушного, который довёл исполнительскую манеру Айзека до абсурда. В течение всей песни вместо слов звучат горестные всхлипы, вопли и прочие «бу-бу-бу», которые превращают «Wicked Game» в некую тоскливую цыганскую песню.

А вот Джеймс Хетфилд из METALLICA над Айзеком смеяться не стал. Напротив — взял его манеру пения за образец при подготовке знаменитого «Чёрного альбома».

Продюсер Боб Рок:
«Он сказал мне: «Боб, я никогда по-настоящему не пел — я просто кричал». Он поставил мне пластинку Криса Айзека и выдал: «Я хочу так же спеть «Nothing Else Matters» и «Unforgiven». Как мне это сделать?»

Хотя Айзека и зауважали, приблизиться к успеху «Wicked Game» он впоследствии так и не смог. Многие до сих пор считают его «героем одного хита». И совершенно напрасно. Крис по-прежнему записывает умеренно успешные альбомы и песни, способные терзать душу не хуже «Жестокой игры».

Эрик Джейкобсен, продюсер Айзека:
«Я где-то читал, что он платит какому-то парню, чтобы тот страдал за него, а потом выспрашивает его об ощущениях, чтобы описывать в песнях. Насколько эти песни автобиографичны? Я думаю, весьма. Он не из тех, кто будет строгать поп-песенки на основе удачных строчек. У него все серьёзно».

Например, песню «Somebody's Crying» («Кто-то плачет») Айзек написал после болезненного разрыва с девушкой. Чтоб развеять грусть-тоску, певец пошёл к другу на вечеринку, но быстро понял, что мысли «всё о ней и о ней». Тогда Крис сбежал в гардеробную, взял гитару и… закрылся в шкафу, где посреди висящих пальто излил свои переживания в песне. А потом ещё выпустил её, напечатав на конверте текст своего письмо к той самой экс-подруге — так сказать, для убедительности и достоверности.

Кроме написания мрачных песен, Айзек периодически снимается в не менее мрачном кино — вроде «Твин Пикс: Огонь, иди со мной» или «Молчание ягнят».

P. S.: Мою подборку песен Криса Айзека вы можете послушать в 1-м комментарии к этой статье.

Статья размещена на сайте 20.06.2015

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: