Марк Блау Грандмастер

Далеко ли от Иерусалима до Барселоны?

Иерусалимская гора Скопус считается одной из лучших обзорных точек для осмотра Иерусалима. Недаром же она так названа. На латинском языке «scopus» означает «обзор». В самом деле, отсюда Старый город виден во всей своей красе — стены, башни, храмы, купола…

Вечерний Иерусалим. Купол синагоги «Хурва» подсвечивается. Википедия

Среди иерусалимских куполов легко различить грандиозный купол синагоги «Хурва». «Хурва» на иврите означает «руины». Странное название, отражающее непростую историю постройки. Синагогу начали строить в 18 веке евреи, выходцы из Литвы и Польши. Но начав строительство, не нашли средств для его завершения. В 1721 году то, что уже было построено, сожгли мусульмане, и более 140 лет здесь высились обгорелые развалины.

В 1864 году многострадальную синагогу, наконец, достроили. До 1948 года она была главной иерусалимской синагогой евреев-выходцев из Восточной Европы. В 1948 году, во время войны за Независимость, еврейский квартал был захвачен иорданскими войсками. Синагогу «Хурва» взорвали вместе с другими здешними синагогами. Еврейский квартал Старого города находился в развалинах до 1967 года и был восстановлен вскоре после Шестидневной войны и воссоединения Иерусалима. «Хурву» же восстановили только в 2010 году.

Однако, как часто бывает в Иерусалиме, место это «намолено» с очень давних пор. Первая синагога была построена здесь еще в 13 веке. И, как это ни покажется удивительным, на деньги христианнейшего короля Каталонии. Каким образом?

Надо сказать, что 13-й век был, пожалуй, самым тяжёлым временем на Святой Земле, которая, как известно, регулярно подвергалась завоеваниям. На этот раз до берегов Средиземного моря докатилась монгольская конница. Монголы разрушили Иерусалим почти до основания, едва ли не все жители покинули город. Словно бы сбылся плач Иеремии: «опустела гора Сион, лисицы ходят по ней» (Иер. 5:18)

Только сумасшедший в такое время покинет процветающие и богатые края, взойдёт на зыбкую палубу и проведёт в пути несколько месяцев, пересекая Средиземное море с запада на восток, от прекрасной Барселоны до выжженного солнцем порта Акко. А от Акко ещё несколько дней будет забираться в горы, чтобы увидеть город, некогда величественный, а ныне повергнутый в прах.

Но по этому пути проследовал не сумасшедший, а один из мудрейших людей того времени, авторитетный равин Средневековья, ученый и кабалист, рабби Моше Бен-Нахман (1194−1270), который в еврейской традиции известен по первым буквам своего титула, РаМБаН. Европейцы же его знают как Нахманида.

Рамбан жил в городе Жироне, находящемся в Каталонии, и возглавлял процветающую еврейскую общину этого города. Во времена Рамбана Каталония была самостоятельным королевством, и королевство это сильно тяготело к Провансу. Здесь господствовал провансальский язык, а вместе с ним и провансальский взгляд на мир. Это было христианство, сильно отличавшееся от диковатого и безграмотного вероучения, господствовавшего в более северной части Европы. Спокойное и жизнерадостное, терпимое и к нехристианским верованиям, и к различным христианским ересям. Поэтому в Каталонии нашли прибежище катары, еретики, которых рьяно уничтожали во время сравнительно недавних Альбигойских Войн. Еврейская же община Жироны была многочисленной и богатой.

Рамбан возглавлял в Жироне религиозную школу, из которой вышли многие знатоки еврейской традиции и закона. Его авторитет в еврейских общинах Каталонии был непререкаемым. По этой причине он был главным равином Каталонии.

По этой же причине его принимали при дворе короля Каталонии Хайме I Арагонского (1208−1276). Этого короля прозвали Завоевателем, а такие прозвища не даются запросто. Хайме I значительно расширил территорию своего королевства. Он захватил соседнюю Валенсию, а также Болеарские острова (Майорку и Минорку).

Кстати, имя этого короля, который благосклонно относился и к Рамбану, и к проживавшим в его королевстве евреям, совершенно не связано с еврейским именем Хаим. Испанское имя Хайме (Jaime) родственно французскому имени Жером (Jerome).

Король Каталонии, как уже было сказано, относился к Рамбану вполне дружелюбно. Однако хорошие отношения испортить легко, если за дело берутся специалисты. В 1263 году каталонский епископ решил устроить диспут между христианами и евреями. Естественно, с целью доказательства того, что христианская религия лучше иудейской. Если выражаться современным языком, христиане хотели доказать, что их учение несёт человечеству новые идеи, которых не было в иудаизме. Следовательно, оно — более праведное, а посему евреям следовало креститься.

Заметим, что подобного рода идеи чисто теоретически обречены на поражение. Математически доказан факт, что правильность или неправильность того или иного воззрения можно доказать, только выйдя за рамки этого воззрения. Верующий христианин вполне логично сможет объяснить любое явление духовного или физического мира с помощью христианского вероучения. Еще более к этому была приспособлена система еврейского миропонимания, более старая, чем христианство, а значит, более развитая. Многие вопросы, только возникавшие в христианской теологии, уже были разрешены в иудаизме.

Не только теория, но и опыт истории должен бы охладить пыл любых современных агитаторов и пропагандистов какого бы то ни было «единственно верного учения». Мировоззрение не изменяется под влиянием чистого разума. Логические построения в любой теологии — только прикрытие. Правда, иногда, весьма красивое. Например, как портал главного католического собора Барселоны, готического собора святой Евлалии.

Именно в этом соборе состоялся диспут между иудеями и христианами Каталонии. В присутствии короля словесный поединок вели Рамбан и главы двух монашеских орденов, францисканского и доминиканского. Эта своеобразная битва умов и происходила весьма своеобразно. Рамбан не мог (да и не хотел) войти в христианскую церковь. Поэтому диспут вёлся через боковое окно собора. Это окно в качестве достопримечательности барселонские экскурсоводы до сих пор показывают туристам из Израиля.

Диспут завершился, как и полагается, победой более искушённого в логике и более знающего оппонента. То есть фактически победил в нём Рамбан.

Но, как уже было сказано, доводы логики не срабатывают при конфликте желаний. Король не мог признать победу Рамбана ни как христианин, ни как христианский владыка. Он наградил уважаемого равина деньгами и отчетливо посоветовал ему покинуть пределы Каталонии. Надежды Рамбана на то, что конфликт со временем уляжется, не оправдались. Католическая церковь оставлять обидчика в покое не собиралась. Поэтому Рамбан эмигрировал в Святую Землю.

Надо сказать, что сделал он это в немалой степени и по идейным соображениям. Первым среди авторитетных равинов Рамбан провозгласил мысль о важности проживания евреев на исторической родине. Страна Израиля, по мнению Рамбана, находится в убожестве и запустении, пока там не живут евреи. Можно сказать, что он оказался первым религиозным сионистом, утверждавших, что поселение евреев в Святой Земле и её возделывание — важная заповедь и непосредственное Божье повеление.

Началом восстановления еврейской общины в Иерусалиме стало возведение синагоги Рамбана. Проблем с выбором места не было. Неподалеку от Стены плача Рамбан отыскал неплохо сохранившееся здание, подпираемое могучими колоннами. На его восстановление и была потрачена часть денег короля далекой Каталонии. Другая часть этих денег пошла на открытие синагоги, вокруг которой начала собираться новая еврейская община Иерусалима. Чтобы с тех пор присутствовать в этом городе всегда.

Обновлено 26.12.2015
Статья размещена на сайте 25.12.2015

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: