Галя Константинова Грандмастер

Ариэль Рамирес. Как аргентинская религиозная музыка стала заставкой популярной советской передачи?

Песни, как птицы, тоже бывают в некотором смысле «перелетными». Следующая наша «перелетная песня» совершила более длительное — трансатлантическое — путешествие.

Ариэль Рамирес Фото: Источник

Перейти к первой части статьи

Ариэль Рамирес — знаменитый аргентинский композитор, современный классик. Он родился 4 сентября 1921 года, много жил в Европе, но все же большую часть жизни — на родине, в Аргентине, где и умер 18 февраля 2010 года.

Свои 88 лет жизни Ариель Рамирес посвятил развитию классических жанров в аргентинской музыке, а также собиранию фольклора, песен и ритмов Южной Америки. Больше всего его привлекала музыка гаучо и креолов, он собрал и издал более 400 песен разнообразных этнических групп в Аргентине.

Эти же интонации и ритмы Рамирес включал в свои серьезные произведения, как, например, «Misa Criolla», которая, кстати, одна из первых католических месс, написанных не на латыни, а на кастильском испанском (Ватикан к тому времени уже разрешил сочинять музыку на литургические тексты, написанные на каком-либо национальном языке).

У Рамиреса много религиозной музыки, что для латиноамериканского музыканта отнюдь не удивительно. Кантата Судамерикана, «Месса за мир и справедливость» на тексты Иоанна-Павла II. И так далее. Были и другие произведения, и много киномузыки, но все-таки большая часть наследия Ариэля Рамиреса — это именно духовая музыка. Именно оттуда происходит и «герой» этой статьи.

Не ближний свет — Аргентина. Однако же каждый советский человек знал кусочек «Рождественской кантаты» неизвестного композитора из далекой страны.

Удивительное дело. Это сейчас можно послушать эту часть кантаты («Паломничество») в оригинальном варианте — хотя бы в исполнении Хора Валаамского монастыря:

А раньше и послушать никак нельзя было. Как же эта отдельная мелодия добралась в СССР через Атлантический океан и всю Европу?

Этому есть простое объяснение. Мелодию из кантаты «Рождество Господне» Ариэля Рамиреса услышали во Франции. Французы оценили потенциал мелодии, изменили начальное «A la huella» — «по стопам» — на французское Alouette — жаворонок.

И песня стала французской. Жаворонок стал по-французски легким, немного беззаботным, вне религиозного контекста, но не утратил при этом некоторую положенную грусть-печаль.

Песню аранжировал Поль Мориа, и «Жаворонок» полетел дальше и залетел далеко на восток. В СССР в это время готовились первые выпуски новой телевизионной программы «В мире животных». И французский «Жаворонок», он же аргентинское «Паломничество», сразу и навсегда прижились и на новом месте.

И ведь дали разрешение! На высшем уровне, легко, без затей и выматывающих душу выяснений — почему да как.

История довольно милая, в ней нет никаких подводных камней. И передача прекрасная, и музыка к ней подходящая. Но и это далеко не самое сложное путешествие песни. Поэтому — продолжение следует.

Что еще почитать по теме?

Когда музыка становится праздником? Астор Пьяццола и его танго
Эннио Морриконе. В чем секрет невероятной популярности его киномузыки?
Киномузыка: какая она? Морис Жарр и его Доктор Живаго

Обновлено 1.11.2017
Статья размещена на сайте 22.10.2017

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: