18+
Евгений Жарков Грандмастер

О чем поведают «Кентерберийские рассказы»? Пазолини и скандал

«Кентерберийские рассказы» («I racconti di Canterbury») являются второй и, по оценке большинства критиков, самой слабой частью знаменитой «трилогии жизни» итальянца Пьера Паоло Пазолини. Премьера была отложена в связи с вмешательством властей, которые посчитали, что картина слишком уж непристойна для широкого проката.

Постер фильма, фрагмент Фото: kinopoisk.ru

Как и в случае с первой частью, «Декамероном», Пазолини обратился к средневековому литературному источнику — незавершенной поэме англичанина Джеффри Чосера. При этом итальянец использовал лишь восемь из двадцати с лишним новелл и изменил структуру повествования в угоду большей динамичности и комичности.

Первая новелла, «Рассказ купца», рисует портрет дряхлого и отвратительного богача, которому вдруг вздумалось взять в жены молодуху. Сэр Януарий (Хью Гриффит) выбрал себе избранницу, делая вид, что не замечает презрения со стороны новоиспеченной супруги (Джозефин Чаплин). Само собой, безвыходных ситуаций не бывает, ведь у нее есть не только годящийся ей в отцы муж, но и юный любовник.

Забавный, хотя и не самый глубокий эпизод. Джозефин Чаплин, дочь легендарного Чарли Чаплина, выглядела в роли изменщицы-жены правдоподобно. Впоследствии актриса активно снималась в Европе («Четыре мушкетера Шарло», «Джек-Потрошитель»), однако в середине 80-х нашла себе лучшее применение и покинула кинематограф. Что касается Хью Гриффита, обладателя Оскара за пеплум «Бен-Гур», то его персонаж получился карикатурным и наигранным, вобравшим в себя все клише дряхлых стариков-развратников.

Джозефин Чаплин в роли неверной жены и Хью Гриффит в роли сэра Жанвье
Джозефин Чаплин в роли неверной жены и Хью Гриффит в роли сэра Жанвье
Фото: Кадр из к/ф «Кентерберийские рассказы», 1971 г., kinopoisk.ru

Вторая история, «Рассказ Кармелита», повествует об алчном и злобном церковном приставе, который с радостью взимает с виновных штрафы или вовсе отправляет грешников на костер. Однажды на своем пути он повстречает самого Дьявола и заключит с ним пари, чего делать, конечно, не стоило, ибо Дьявол не любит проигрывать.

Эта новелла особенно неуютна для просмотра, ибо начинается с актов содомии, а заканчивается сожжением человека живьем на костре. Бесчестный и жестокий пристав в исполнении актера с элегантным псевдонимом О.Т. — прекрасный образ коррупционера, чья гордость и самоуверенность приводят его в руки ценителя человеческих грехов, Дьявола, которого великолепно воплотил на экране один из любимых актеров Пазолини — Франко Читти.

Франко Читт, кадр из к/ф «Кентерберийские рассказы», 1971 г.
Франко Читт, кадр из к/ф «Кентерберийские рассказы», 1971 г.
Фото: Источник

В третьей новелле, «Рассказ повара», Пазолини вновь вернулся к сатире. История похотливого и веселого Перкина, которого сыграл еще один любимец режиссера, Нинетто Даволи (спустя год появившийся в «Невероятных приключениях итальянцев в России» Рязанова), показана в чисто гэговом ключе, отсылая зрителя к ужимкам и хохмам Чаплина.

Разгильдяй и пройдоха Перкин любит получать всё бесплатно, веселиться и отдыхать душой и телом. Естественно, столь легкомысленное отношение к жизни приносит ему одни неприятности. Экипированный котелком и тросточкой, Даволи продемонстрировал недюжинный комедийный талант, прекрасно изобразив чисто чаплинские трюки и передав его манеру легко и грациозно.

Нинетто Даволи в роли Перкина
Нинетто Даволи в роли Перкина
Фото: Кадр из к/ф «Кентерберийские рассказы», 1971 г., kinopoisk.ru

Четвертая история, «Рассказ Мельника» — о бедном студенте-астрологе Николасе, который умудрился влюбиться в жену приютившего его плотника. Плотник глуп, наивен и отчаянно ревнив, а супруга его молода и желанна. Чтобы найти время для любви и избавиться от назойливого мужа, любовники разрабатывают хитроумный план. Николас, якобы по звездам, узнает о предстоящем Великом Потопе, о чем он предупреждает легковерного плотника и просит его соорудить три здоровенные корзины, наполнить их провизией и в означенный час залечь на дно в ожидании Апокалипсиса. Итак, плотник мирно сопит в корзине, а Николас с его женой предаются утехам.

Как это ни странно, но столь грубый, «сортирный» юмор ниже пояса в данной истории как нельзя кстати. Тот самый случай, когда юмор — не в изысканных диалогах, а в комичных рожах самих персонажей и их не менее идиотском поведении.

Затем следует «Рассказ Батской ткачихи», главную роль в котором исполнила еще одна закадычная подруга Пазолини, актриса Лаура Бетти. Ее героиня была замужем пять раз и каждый из пяти супругов скончался от ее неуемного сексуального аппетита.

У Чосера ткачиха была агрессивной феминисткой, у Пазолини стала, скорее, нимфоманкой. Ее следующая цель, наивный Дженкин — не кто иной, как Том Бэйкер, впоследствии звезда одного из самых долгоиграющих британских телесериалов «Доктор Кто» (1963−1989). Здесь Бэйкер выглядит уныло и скучно, абсолютно потерявшись на фоне блистательного персонажа Бетти.

Шестая новелла, «Рассказ Мажордома», начинается с того, что два студента отправляются по приказу умирающего управляющего на мельницу, чтобы выяснить, как ее хозяин мухлюет с поставками муки. Мельник действительно не чист на руку и строит студентам-проверяльщикам козни. Те, в свою очередь, решают отомстить ему, соблазнив красавицу-дочку. Проблема в том, что перепутать кровати в темноте — проще простого.

На фоне предыдущих, более грубых и непристойных, эпизодов данная история действительно снята в лучших традициях «комедий положения».

О чем поведают «Кентерберийские рассказы»? Пазолини и скандал
Фото: Кадр из к/ф «Кентерберийские рассказы», 1971 г., kinopoisk.ru

Предпоследняя история носит название «Рассказ продавца индульгенций». Три бездельника проводят дни за кружкой пива, а ночи — в общении с распутными девками. Их собутыльник Руфус в пьяном угаре решил, что ему дозволено многое, и буквально помочился на гостей таверны. Подобное асоциальное поведение не могло не сказаться на скоротечности его жизни, и вскоре его товарищи узнают, что Руфус пал жертвой неизвестного вора по имени Смерть.

Отправившись на поиски Смерти, герои встречают старика, с которым обращаются грубо и неприветливо. Обиженный Старик, узнав, что троица ищет Смерть, с легкой душой отправляет их к старому дереву, где друзья находят сокровище в виде золота и драгоценностей.

Мораль очевидна: жадность губит самые прекрасные начинания на корню. В этой новелле гораздо больше секса, чем в предыдущих, да и других девиаций достаточно. Одна из самых печальных историй фильма, где торжествует алчность и предательство.

Завершает картину «Рассказ пристава церковного суда». Не только последняя, но и самая возмутительная во всех смыслах сцена. Жадный монах, сборщик податей, приходит в дом к тяжело больному. Прикидываясь невинным агнцем, он старательно обрабатывает несчастного, особенно налегая на тот факт, что все его смертельные болезни из-за того, что он слишком мало жертвует церкви.

Постер фильма
Постер фильма
Фото: kinopoisk.ru

По сравнению с остальными эпизодами, этот — самый короткий и самый впечатляюще непотребный. Особо запоминается финальный момент фильма, когда к монаху прилетает ангелок и прихватывает его с собой, чтобы показать Ад воочию. Здесь Пазолини развернулся в полную мощь: картину унылой скалистой местности с висельниками, уродливыми монстрами и криками жертв венчает огромная, раскаленная до красна, задница Дьявола, из которой пачками вылетают монахи-грешники.

Фильм Пазолини вызвал массу критических отзывов, большинство из которых были негативными. Известный киновед Леонард Молтин назвал ленту «нудной, оскорбительной и проповедующей садизм». Что вылилось в убийственный рейтинг Х, полученный фильмом в американском прокате.

Налицо все признаки того, что работа принадлежит перу Пазолини. Лица многих актеров зрителю ничего не скажут, ибо это «народные» исполнители. Много обнаженки, причем больше мужской, что опять же вполне в духе мастера, никогда не скрывавшего своих нетрадиционных пристрастий. Тем не менее секс и похоть показаны столь неприкрыто и очевидно, что эротизма в них не чувствуется. Наоборот, автор призывает зрителя относиться к показу гениталий на экране проще, забывая о том, что на дворе уже давно не четырнадцатый век.

Пьер Паоло Пазолини в роли «отца английской поэзии» Джеффри Чосера
Пьер Паоло Пазолини в роли «отца английской поэзии» Джеффри Чосера
Фото: Кадр из к/ф «Кентерберийские рассказы», 1971 г., kinopoisk.ru

«Кентерберийские рассказы» Пазолини слабы не по содержанию, но по форме, ибо режиссер перекроил поэму Чосера так, как считал нужным. Убрав всех рассказчиков, он представил на суд аудитории несвязанные меж собой новеллы, забывая даже делать между эпизодами какие-либо внятные переходы. Поэтому иногда не ясно, то ли смотришь продолжение старой истории, то ли на экране уже начало новой. Сам Пазолини попытался связать новеллы персонажем путешествующего Чосера (он его и сыграл), но попытка вышла неубедительной, и эти кадры кажутся лишними.

Возможно, что изначальный монтаж ленты как раз предполагал наличие дополнительных связующих сцен и вставок. Оригинальная версия фильма была впервые показана на Берлинском кинофестивале 1972 года, где, кстати, вопреки гневным отзывам, завоевала главный приз — «Золотого медведя». Хронометраж той версии был 140 минут, что на полчаса длиннее того варианта, что сегодня доступен зрителю. Остается лишь гадать, какие именно диалоги и сцены оказались на полу монтажной комнаты.

Обновлено 25.07.2018
Статья размещена на сайте 11.07.2018

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: