Аркадий Голод Мастер

Современная хирургия. В чем преимущества эндоскопических операций?

Современная медицина стремительно превращается из полушаманского занятия в область точного знания и высочайших технологий. Общественное сознание отстает, оставаясь в плену безнадежно устаревших и ложных представлений. Единственное, что может сократить этот разрыв — знание. Поэтому давайте поближе познакомимся с эндоскопическими операциями.

Beloborod

Аппендэктомия

Одно из самых частых хирургических вмешательств. Доступов придумано множество: вертикальным разрезом, горизонтальным. В СССР был принят косой разрез по Волковичу-Дьяконову, по которому врачи на Западе и Востоке безошибочно определяли граждан одной шестой. Служащих деликатных ведомств приходилось оперировать на западный манер, наступая на горло патриотической песне.

У худощавых пациентов обходились минимальной травмой, а вот полным или тучным приходилось несладко. Хирург должен видеть, что он делает, да и делать что-то осмысленное на дне глубокого узкого колодца… Ладно, мужчину шрамы только украшают. А женщину, молоденькую девушку? Хорошо еще, что в СССР секса не было. И в самом лучшем случае — неделя в больнице.

Травма живота

Особенно что-нибудь вроде ножевого ранения. Сама-то рана с гулькин нос, смотреть не на что. Но что натворило лезвие в глубине? Там могут быть очень серьезные — вплоть до потенциально смертельных — повреждения.

Всякие полумеры, вроде «шарящего катетера», более-менее информативны при положительном результате, когда по катетеру, введенному через прокол в брюшной стенке, получают кровь или кишечное содержимое. А если нет? Кто возьмется утверждать, что все обшарено и повреждений нет? Поэтому при малейшем сомнении шли на «срединную лапаротомию» — разрезали живот вертикально по средней линии сверху донизу.

Ладно, если харакири сделано не зря. А если внутри всё спокойно или повреждения такие, что «само пройдет» (так бывает)? Повезло? Если считать везением вспоротый живот, безобразный шрам, очень немалую вероятность послеоперационной грыжи и еще одной операции (хорошо, если одной) по её устранению. Про спаечную болезнь даже не говорю. Такое вторжение в брюшную полость бесследно не проходит никогда.

Грыжи

Что такое грыжа? Это, по сути, дырка — слабое место в стенке брюшной полости, куда выпячиваются внутренние органы. Опасность грыж в том, что выпятившиеся органы не всегда могут вернуться на место. Они ущемляются в узких воротах (чему способствуют боль, воспаление, нарушение оттока венозной крови…), и это приводит к кишечной непроходимости, некрозу (омертвению) выпяченного органа, перитониту и… не будем о самом печальном.

В обычной хирургической практике операция состоит в рассечении ущемляющего кольца, освобождении ущемленных органов и их удалении, если они поражены необратимо. Затем производится ластика местными тканями. Из того, что есть под рукой — мышцы, фасции, — формируется плотная «заплата», которой закрывают грыжевые ворота.

Разработаны десятки способов таких операций, но среди них нет ни одного абсолютно надежного, обеспечивающего полную гарантию, что не будет рецидива.

В последние десятилетия между слоями тканей вшивают прочную сетку из биологически инертных полимеров. Это улучшает отдаленные результаты, но у людей пожилых при повторных операциях многострадальные ткани уже настолько изменены, что сетка не приживается или прорыв происходит по её периферии.

При лапароскопической операции действуют иначе. Входят в брюшную полость на почтительном расстоянии от грыжевых ворот. Изнутри разбираются с прилежащими органами, освобождая их и отводя на законное место, а потом накрывают дефект прочной сеткой, которую изнутри же прикрепляют миниатюрными титановыми «заклепками» — точь-в-точь, как это делают строители дюбельным пистолетом.

Операция получается технически простой, практически атравматической, а отдаленные результаты намного лучше. Что особенно важно, больной не залеживается в постели. Послеоперационные боли минимальные, и человек начинает ходить уже вечером (если операция была утром) или на следующий день. Это спасает ему жизнь. Длительный постельный режим для стариков — начало пути в могилу.

Гинекологические проблемы

Перекрут яичника, внематочная беременность, киста или кистома (доброкачественная опухоль), перекрут ножки кистомы, миома матки с перекрутом ножки… Все эти опасные для жизни состояния требуют немедленного хирургического вмешательства, альтернатива которому — мучительная смерть.

Да, всё это медицинская рутина, и миллионы операций по таким поводам вполне успешно и благополучно производятся во всем мире. Проблема в том, что перечисленные катастрофы случаются чаще всего у молодых женщин. Разрез по «линии бикини», в общем-то, не особо портит внешность, но все остальные проблемы: боль, длительная госпитализация и нетрудоспособность, послеоперационные осложнения — всё это никуда не девается. Прибавляется проблема бесплодия, если в результате травматичных манипуляций или просто особенностей организма нормальное зачатие становится невозможным.

Ничего удивительного, что именно в перечисленных выше случаях нашла себе наибольшее применение эндоскопическая хирургия.

ЛОР-проблемы

Болезни верхних дыхательных путей — это довольно значительная часть рутинной медицинской практики. Далеко не всё лечится терапевтическими методами. Довольно часто приходится пускать в дело нож, или — при операциях на носовой перегородке и придаточных пазухах носа — долото.

Дело в том, что добраться до очага воспаления или опухоли в гайморовой, лобной или еще какой-нибудь из воздушных полостей в прилегающих к носу костях черепа можно, только разрушив кость. Да, конечно, пазухи сообщаются внешней средой через соответствующие отверстия, но «путь к ним тяжел и долог». Отверстия крохотные, а при воспалении и набухании слизистой оболочки вообще закрываются наглухо. Вот и приходилось делать разрезы и долбить кость. А потом выскребать всё содержимое пазухи. Насколько полно и достаточно — вопрос везения и мастерства данного хирурга, ибо широко раскрыть и посмотреть было невозможно.

К тому же эти операции еще совсем недавно делались под местным обезболиванием. У меня слабое воображение, но при попытке представить себе ощущения человека, которому долотом и молотком долбят лоб… я эту попытку бросаю. Жутко!

Эндоскопические операции на носовой перегородке и придаточных пазухах (FESS — fiberoptic assistant septal surgery) — нежная, почти ювелирная процедура. Под наркозом хирург проводит изящный инструмент через ноздрю и те самые естественные отверстия. При идеальном освещении, при большом оптическом увеличении осматривается соответствующая полость и выполняются все необходимые манипуляции исключительно на пораженных тканях, не затрагивая здоровые.

Травма — практически нулевая, выздоровление — быстрое, неприятные ощущения после операции — минимальные.

Продолжение следует…

Обновлено 13.03.2018
Статья размещена на сайте 13.09.2014

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: