Владимир Голубков Грандмастер

Что такое писка и как сейчас без неё?

Натолкнулся недавно на остатки своих коллекций юности в виде разных значков, марок и монет. Одна монета с виду была почти обычным «пятачком». Но это только на первый взгляд… Скорее всего, у этой монеты была своя, уникальная авантюрная история. Вспомнилась заодно история из жизни

Фото: Depositphotos

В средине 80-х годов моей семье пришлось переезжать из центра в новый микрорайон Новопеределкино. Причём переезжали срочно, по «аварийному» ордеру. Дом наш на Четвёртом Добрынинском переулке 1876 года постройки, честно прослуживший нам пристанищем, не выдержал потоков воды во время последнего пожара и начал стремительно разрушаться.

Перед быстротечным переездом надо было так же быстро решить все вопросы, связывающие нас со старым районом. В том числе и со сберкассой, где хранились наши скудные накопления. Это сейчас процедура перевода денег из одного отделения в другое довольно простая. А в те времена Интернета ещё не было, ждать пришлось бы не меньше месяца. Надёжнее было снять все деньги, что мы и предприняли с Ириной, супругой.

Утром отправились в свою сберкассу на проспекте, напротив Первой градской больницы. Хорошо, народу никого не было, только стайка молодёжи крутилась в зале. Ира должна была ехать работу, её не отпустили и она должна была вернуться вечером уже на новую квартиру, а я должен был дождаться грузовик с грузчиками и переезжать.

Деньги сняли быстро. Ира положила их в сумочку-клатч, зажав её под мышкой. Женщина есть женщина, очень уж ей хотелось купить сразу в магазине «Свет» и привезти в новую квартиру приглянувшуюся люстру. И не надо забывать, что в те времена многое было в дефиците, в том числе и люстры.

Я уже не помню, какое по цифровому номеру чувство подсказало тогда забрать всё же деньги себе, провожая Иру до метро…

Телефонов у нас тогда не было и только вечером расстроенная Ира показала свою разрезанную сумочку.

Оказалось, что когда она стояла на эскалаторе на станции «Октябрьская» её сумочку и вспороли, в вагон она зашла уже с разрезанной сумкой. А ведь рядом с ней на пустом эскалаторе крутилась только молодая девчушка лет пятнадцати-шестнадцати, из той молодёжной компании в сберкассе.

Молодёжь во все времена была продвинутой, даже в те времена, без Интернета…

Шпана резала сумочки и карманы так называемой «пИской», она же «писалка»; «письмо». Отсюда у блатных и выражение было — «пописАть, писанУть». Обычно пИской была безопасная бритва, зажатая в руке между двумя пальцами — средним и указательным или средним и безымянным.

Но если вора поймают с таким орудием преступления, то это всегда — улика. Поэтому наиболее продвинутые делали самодельные «писки», стачивая до бритвенной остроты обычную монету, чаще пятикопеечную.

Вот такую «писку» уже трудно считать уликой, да и её всегда можно выбросить куда угодно, в тот же автомат на входе в метро или в кассе автобуса. Монета, она и есть монета, что с неё взять?

Кстати, в армии в молодости мы тоже точили свои солдатские бляхи со звездой об асфальт практически до остроты лезвия. Доставалось, конечно, за это от старшины, но зато такой бляхой всегда можно было вмиг вскрыть банку с консервами. Да и на положительный результат в случае драки или ближнего боя легче было рассчитывать.

…Я в тот раз всё это и рассказал Ире, даже показал такую «пИску» из пятачка. Она мне досталась случайно.

На свадьбах бывает такой обычай — кидать в сторону молодожёнов монеты. Вот я и разменял для этих целей для свадьбы брата, Саньки, как-то в автоматах метро несколько рублей на пятачки. Среди них и была вот такая монета, оставшаяся у меня на память… Тоже, наверное, со своей историей, авантюрной. Но она молчит, как опытный матёрый преступник на допросе.

Я ведь и сам смогу, при случае в следующий раз, придумать ей историю вполне правдоподобную, но дело не в этом… Просто сейчас постепенно переходят на безналичные расчёты. Молодёжь, из «IT-продвинутых», судя по криминальной хронике, изобрела уже подобные электронные «пИски».

Статья опубликована в выпуске 30.04.2020

Комментарии (4):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • ...в армии в молодости мы тоже точили свои солдатские бляхи со звездой об асфальт практически до остроты лезвия. Доставалось, конечно, за это от старшины...

    Извини, Володя, но прочитал твоё, а вспомнилось своё. Вернее, не совсем свое, но... Вспомнилось.
    Ладно, по порядку. Был у меня хороший друг. Он у меня на свадьбе свидетелем был. Потом, в 90-х, разбросало нас. В 2000-х обнаружил я его, уже в Сочи. Но писать он никогда не любил, а звонить, видно, доходы уже не позволяли. К тому времени, как я уже писал, наши набольшие уже на всякой бизнес-мелочи поставили большой и жирный крест. Так что, похоже, потерял я Серегу окончательно.
    Но в те времена, когда мы ещё корефанили, поступил он в ЛАУ. Ленинградское арктическое училище, что готовило спецов для Северного морского пути. И хоть дипломы, по итогу, они получали гражданские, но жили на первых курсах в казарме, носили военно-морскую форму... С одним отличием: на мицухе у него был не краб, а плевок. Почему не знаю, вроде, к речфлоту они никакого отношения не имели, но... Вот так. Но для моей истории это - не столь существенно. А существенно то, что к форме, естественно, полагался ремень с морской бляхой.
    И вот как-то заступил Серега в наряд. Вызывает его и сотоварища старшина и говорит: поехали мол, в город, на складе надо получить чистое белье на роту. Банный день у нас вот-вот.
    Ну, вышли они из училища, запрыгнули в Стрельне, на конечной, в трамвайчик и - до Автово. А там уже на метро. Старшина уже не первый раз по этому маршруту, дорогу знает.
    И уже в центре Питера, только они свернули с Литейного в какие-то дворы-колодцы, им навстречу тоже трое. Подошли, обступили со сторон. Тот, что по центру, видно за главного, вытащил нож: "Ну что, флотские, вытряхивайте, что у вас по карманам"...
    И тут, в мгновение (я дольше писать буду, чем всё это действо времени заняло), старшина расстегивает свой ремень, резко взмахивает левой рукой, и ремень в момент намертво захлестывается вокруг правой кисти. Уже ею старшина делает неуловимое движение слева направо и бляха, как бритва вспарывает куртку на груди у центрового. Тот опускает глаза вниз, смотрит, как из разреза у него на груди вылезает вата, молча поворачивается к старшине спиной и сначала потихоньку, а потом уже ускоряясь - бегом, бегом - исчезает где-то в недрах проходных дворов. Видя такое дело, двое его подручных резко спуртуют вслед за ним...
    Ну, а старшина надевает ремень и все втроем они продолжают свой путь к вещевым складам.
    Так что, с одной стороны, твой, Володя, старшина прав. Нефиг портить казенное имущество. Но с другой... надо было вам как-нить самим посмотреть: а у него-то бляха - как? Не заточена ли примерно так же, как и ваши?!!

    Оценка статьи: 5

    • Константин Кучер, на срочной у него может и была отточена, но у нас кадрированная часть была. Старшиной был прапор, они только-только в войсках появились тогда. Поэтому ремень у него был офицерский, портупей.
      А так-всё верно...
      Снимаешь, перехлёст резко на правую руку (для чего хорош был кожаный ремень, а не кондовый, из заменителя) и-вперёд!
      В одном рассказе про "учебку" в журнале ("Выполняются ли преступные приказы?") я описал эту картину- ночью в свете фар рота летит по шоссе громить село.

  • Молодец Вова, все просто и доходчиво, ведь оно так и было!