• Мнения
  • |
  • Обсуждения
Владимир Голубков Грандмастер

Почему я подозрительно отношусь к солярке?

Как-то, работая в Вашингтоне, я купил себе довольно удачно автомобиль «Пежо 505» с дизельным двигателем. Было это в 1990 году, финансирование всех посольств и прочих советских загранучреждений урезали. Поэтому нам с моим непосредственным начальником оставалась одна общая служебная машина.

Peugeot 505 Фото: ru.wikipedia.org

Мы всё шутили, что это ещё хуже, чем делить одну жену или невесту на двоих: сплошные обиды, подозрения и скандалы с мордобоем гарантированы неминуемо.

А тут подвернулось в газете «Вашингтон Пост» объявление о продаже шестилетней машины в хорошем состоянии. Съездил, посмотрел, сторговался за 660 долларов. Машины «со вторых рук» в Штатах довольно дешевые бывают, тем более она не импортная была, не из Франции привезённая, а первоначально недорогая, безакцизная, произведённая в Канаде. Да и бывшему хозяину, майору пентагоновскому, быстрее надо было её продать, его переводили на другое место службы.

Подумалось: всё-таки свои колёса — это уже другая степень свободы, да и напряженности и проблем с начальством куда меньше будет.

Та самая дизельная
Та самая дизельная «ласточка Пежо 505»
Фото: Владимир Голубков, личный архив

Поезжу, думаю, спокойно два-три года, а потом загружу свою «ласточку» на пароход и отправлю в Союз. Насчёт ввоза дешёвых американских машин хорошо применима тогда была пословица: «За рекой телушка — полушка, да рубль — перевоз!» Но к счастью, дипсотрудники тогда освобождались от пошлины.

Главное, очень экономичной машина оказалась: на 100 км расходовала меньше 5 литров солярки.

Единственную проблему мне обозначил тот же начальник: в России холодный климат, а соответствующей зимней солярки днём с огнём не сыщешь. У него, как оказалось, у самого дома стоит «Волга» с дизельным двигателем, привезённая из Финляндии. Так ему приходится постоянно договариваться с «летунами» в аэропорту Внуково и добывать у них авиационный керосин для разбавления топлива зимой, чтобы оно не загустело на морозе.

Ладно, думаю, в стране сейчас проблема на проблеме, подумаешь! Одной больше, одной меньше, решу уж как-нибудь. Но смутные подозрения и опасения остались…

Всё дело в том, что взаимоотношения с этим нефтепродуктом у меня уже были, причём весьма продолжительные, но, как бы это сказать, не совсем мирные.

Многие, кому довелось побывать в местах с горными вершинами, покрытыми даже в самую жуткую жару вечными снегами, знают, что такое резко-континентальный климат. Днём жара, ночью холод, иногда пробирающий до костей.

Так получилось, что срочную службу я проходил в Киргизии. Для развёртывания нашей роты связи в отдельный батальон мы получили с консервации престарелую радиостанцию «Р-100» 1960 года выпуска. На «радиоточке», которую мы развернули в горах, нас было четыре бойца.

Наш командир отдельного радиовзвода, старший лейтенант Ефименко, оставался в части, на «приёмном центре». А мы обосновались в горах, на «передающем центре», поставив на колодки четыре фургона — «КУНГа» с передатчиком, блоком усиления мощности, дизель-генератором и радиомастерской. Установили громадные антенны, огородив антенное поле столбами с колючей проволокой.

Из нас четверых я был старшим по призыву. Мы с Елагиным — радисты, а Якуту с Осиповым достались должности дизелистов, поваров, часовых и всех остальных «рукастых».

Для себя мы построили домик-казарму. В одной комнате поместили четыре койки, а в другой — кухня. В простенок между ними встроили дровяную печь так, чтобы эта стена служила одновременно и дымоходом, и обогревателем помещения. В целях безопасности печь загружалась дровами снаружи.

В принципе, нас никто особенно не контролировал в отношении несения караульной службы. Но с другой стороны, ночью в горах не очень-то комфортно, особенно зная, что в нескольких километрах расположена «зона» колонии для особо опасных преступников, да и граница с Китаем была не так уж далеко. С китайцами мы тогда уже были давно «не братьями навеки».

На четверых у нас был один карабин «СКС». Патроны тогда нам выдали «по счету», один подсумок, тридцать штук в трёх обоймах. Правда, для охоты на барсуков мы добывали их себе дополнительно у старшины в части, причём не всегда законными методами.

Когда месяцами находишься на одном месте, ко всему привыкаешь и приспосабливаешься. Оказалось, что не спать целыми ночами, ходя в наряды для сохранности матчасти и самого себя, не всегда рационально. Мы упростили решение вопросов безопасности, заведя себе здоровую дворнягу, похожую на овчарку и жутко злую, потому что она была вечно голодная, впрочем, как и мы сами. Пальма, так мы её нарекли, прекрасно несла свою службу по ночам. А для верности мы, помимо карабина, в казарме держали под кроватями кто топор, кто нож, кто железяку какую.

Главное было — не забывать подкладывать в печь дрова. На холоде не спасало даже то, что зачастую приходилось спать одетыми, в шинелях и ватниках. А зима с 1974 на 75-й год тогда выдалась лютая, казалось, что даже скалы трещат от мороза…

Проснулся я однажды от жуткого холода. Встал, пощупал стену-дымоход. Так и есть — холодная стена. Елагин, мой земляк, который должен был следить за печкой в ту ночь, заснул и сопит во сне из-под надвинутой на лицо шапки-ушанки. Попытался растолкать его, да у самого сна уже нет. Дай, думаю, сам подброшу дров.

Вышел на улицу, открываю дверцу — так и есть, все прогорело, одна зола и серые головешки остались. Загрузил по-быстрому печь, а поджечь нечем. Ни лучины, ни берёсты, ни газеты какой.

К слову, газеты были у нас тогда огромным дефицитом. И не только из-за отсутствия в стране туалетной бумаги. Мы просто перешли на более бюджетные для советских бойцов самокрутки с махоркой.

Но солдатская смекалка всегда должна присутствовать, особенно когда вокруг трескучий мороз, а голова со сна ещё не совсем соображает.

Рядом с дизель-генератором стояла двухсотлитровая бочка с соляркой. С трудом отвинтил крышку, сунул туда какую-то палку. Так и есть, солярка вся замёрзла, как сливочное масло стала.

Нагрёб я её побольше и засунул в печь. Пытаюсь зажечь — не разгорается. Да и спички переводить просто так жалко стало. Пошёл ещё за соляркой, для верности.

Только вернулся, подошёл к печи, а она как рванёт! Аж дверца сама отскочила и оттуда столб пламени взметнулся. На мгновение звёзды даже померкли. А они в горах «ого-го» как сияют, можете мне поверить!

В домике-казарме, естественно, крики, мат-перемат, грохот!

Забегаю внутрь — народ разные оборонительные позы принял, в руках сталь сверкает, в глазах ужас, смешанный с бесстрашным отчаянием! Свет включили — штукатурка с простенка вся осколками разлеталась, хорошо никого не зацепило, не покалечило!

Смотрю — двое всего в казарме. Якут, как потом оказалось, под кровать забился. Удачно хоть, что я карабин ночью с собой прихватил, стрельбы в темноте по силуэту неустановленного неприятеля не произошло!

Оказалось, что в печке оставалось немного тепла, поэтому солярка, разогревшись, растопилась, а когда ещё и угольки там обнаружились, то её пары и рванули во всю свою безобразную мощь! Долго потом смеялись, восстанавливая стену и обсуждая ночное происшествие.

Якут, кстати, успешно оправдался и отмёл обвинения в трусости. Он, по его словам, не спрятался под кроватью, а полез туда за тяжелым колуном, да и застрял.

Вот такая в тот раз произошла история с соляркой. А может, и не с одной соляркой, но она точно тогда однозначно присутствовала…

С «Пежо» в 90-е всё разрешилось само собой. Машина серьёзно сломалась к концу командировки, видно, сама не захотела перебираться в страну с суровым климатом, проблемами в экономике и некачественными нефтепродуктами. Я её успешно продал там же за 240 долларов, тем более, эксплуатируя «и в хвост и в гриву» три года. Но это уже другая история из жизни.

С тех пор, на всякий случай, езжу только на бензине. Ну её, эту солярку!

Статья опубликована в выпуске 13.11.2020

Комментарии (11):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Вопрос на занятиях по матчасти: " Почему Семизарядый Карабин Симонова, а патронов десять?"
    Мне тоже пришлось коротать службу "на точке" из четырёх береговых матросов, но недалеко от части в бухте Анна недалече от Находки. Забавных происшествий было вдосталь. Случай с соляркой поучительный, хорошо, что обошлось без царапин. Оценка:5

    • Сергей Дмитриев,
      Я однажды сдуру по дешевке ($170) купил китайский СКС с прибамбасами. Дополнительно купил обойму, якобы, на 15 патрон, но входит туда 30. По правилам я имею право купить такую обойму, но не имею право её ставить на своё оружие. Т. к. мой сейф расчитан на 8 стволов, а я его переделал на 12, но всё равно для СКС места нет. Сейчас даже не помню, куда я его засунул.

      • Владимир Голубков Владимир Голубков Грандмастер 14 ноября 2020 в 23:27 отредактирован 14 ноября 2020 в 23:46 Сообщить модератору

        Владимир Радченко, я не видел китайской версии СКС.
        Но кажется, Вы путаете понятие «обойма» и «магазин».
        В СКС не может войти больше 10 патронов.
        Обойма вставляется сверху при открытом затворе и патроны выдавливаются вниз.
        Потом придавил пальцем и закрыл затвор.
        Если не придавил, то только девять патронов останутся в приемнике, а десятый сразу уходит в ствол.
        Если Вы видели что-то другое, то это уже не СКС.
        А сейф...
        Вроде он никогда сам по-себе не нормировался на количество стволов.
        Главное, чтобы был оружейным.
        Сам охотник...
        Немножко не понятно такое количество стволов.
        Коллекционер?
        Инспектор, изымающий стволы и не знающий куда их деть?
        Обычно всем, как и мне хватает мелкокалиберной «Заставы» с хорошей оптикой и дробовика двенадцатого калибра типа «Моссберга», или как у меня «Ремингтона 870 экспресс».
        Куда уж больше?

        • Владимир Голубков,
          Okay, Сначала о сейфах. Я сегодня заехал в “Tractor Supply” купить пару мешков кукурузы - deer baiting. Там как раз стояли оружейные сейфы с каким-то громадным количеством помещающихся туда long guns. Я свой «сейф», стальной ящик купил, чуть ли не сразу после приобретения первых двух ружий. Сейчас открыл его и увидел, что рассчитан он был на 6 long guns, но я его переделал на 9 (сейчас посчитал). Покупал я их так. Когда я получил Firearm ID и собрался ехать выбирать ружьё, как раз в это время ко мне приехал мой добрый знакомый глава Jerusalem Hunting Association, с которым мы вместе поехали в охотничий магазин и я купил полуавтоматический дробовик Benelli 12 ga для себя и полуавтоматический Remington 20 ga для своего старшего сына, каоторый как раз пошел на Hunting Education Course. Вскоре второй сын подрос и Remington был отдан ему, а старший получил pump Mossberg 12 ga. Через год подошла очередь младшего сына, который левша и ему не подходило ружьё, выбрасывающее гильзы направо (т. е. ему в лицо). Пришлось покупать Ithaca featherlight 12 ga, выбрасывающее гильзы вниз. В это время мы охотились на фазанов, уток и гусей. Когда мой Курцхаар умер, я перешел на охоту с луком на оленей, а дети переключились на девочек.
          Со своими приятелями-американцами, я стал ездить в Пенсильванию к outfitters не столько, чтобы привезти оленя, сколько для того, чтобы хорошо провести неделю за $750. Через пару лет я купил хороший современный лук (Darton), который по тем временам давал хорошую скорость стреле (235 fps). В NJ охота с нарезным оружием запрещена, кроме охоты на ракунов с малокалиберной винтовкой и с современным мушкетом (muzzle loader) на белок и оленей. Но в других штатах охотиться с нарезными стволами можно. Поэтому я купил сначала Tikka 3 7mm08 - вполне подходящий калибр для white-tailed deer. А вскоре и muzzle loader Ruger 77/50. Кроме того для охоты на индюков, по которым иногда приходится стрелять с 50 и даже 60 ярдов, я купил помпу с chamber 3 1/2 in. with turkey chock. На каком-то этапе я купил примитивный однозарядный дробовик, но не помню, когда и зачем.
          Сдуру поменял Remington на итальянскую двухстволку Kassnar, сейчас жалею – подрастают внуки.
          Сейчас к огнестрельному оружию не притрагиваюсь – только archery.
          Посмотрите на Google ‘SKS Rifle: The Hottest Cashier at Dollar Tree’

          • Ну что же- вполне доходчиво, даже с юмором ("...я перешел на охоту с луком на оленей, а дети переключились на девочек").
            . Что поделать, пацанам всегда нравятся и девочки и оружие...
            У меня в своё время был хороший знакомый, владелец магазина "Used guns" в Александрии (Вирджиния). У него был хороший тир и удавалось пострелять из многих стволов, в том числе из пулемётов времён ВОВ. Так что страсть утолил.

            • Владимир Голубков, О солярке. В середине 90-ых у меня был знакомый-приятель по имени Фил (его уже нет в живых, поэтому это его реальное имя, any way он не говорил по-русски). Фил познакомил меня с двумя его приятклями, у которых была лодка 33 фута с двуим inboard моторами. Те пригласили меня и мы троллили Hudson Bay and Mud Hole for striped bass. Capacity of gasoline tank was 300 gallons, но этого было недостаточно для ловли тунца в Гольфстриме (90-120 ml от NJ). Было решено поменять двигатель, на работающий на солярке. 300 галлон солярки хватало на приключения в Blue Water и возвращзение с 20-25% солярки домой. Предложили мне оплатить замену двигателя и стать совладельцем этой лодки. Я, всегда с неприязненью относившийся к коллективным мероприятиям, отказался. После этого двое хозяев лодки поссорились с Филом (с ним поссориться было легко) и сами перестроили лодку на газолин. Потом я слышал, что лодка утонула и их судили за умышленное утопление лодки. Чем кончилось, меня не интересовало. Потом я по глупости и мягкохарактерности купил с Филом (он хвастался, что в хорошей физической форме после того, как похудел на 120 футов и стал весить только 260 ф.) сильно юзаную 27 футовую лодку, мотор которой мы сожгли в первый же выход в океан. Мы с ним еще долго говорили о совместной покупке лодки с дизельным двигателем, но в результате я купил без него свою первую more or less saltwater 18 f boat. Последний раз я получил от него звонок, когда он каким-то образом узнал, что я продаю своу 25 f. Seacat и преложил мне оплатить замену моторов на дизельные и стать совладельцем моей лодки. Я, зная, что мы с ним друзья, а за дружбу надо плать, но почему-то всегда плачу я, отказался. Пару лет назад мне сказали, что Фил умер.