• Мнения
  • |
  • Обсуждения
Магдалина Гросс Мастер

Новогоднее желание: что попросить у Деда Мороза? Часть 2

На улице было темно и холодно. Мало того, там ещё взялась хозяйничать вьюга, завывая и разметая по сторонам снег, так аккуратно убранный дворниками днём в небольшие искрящиеся на солнце кучки.

Фото: Depositphotos

Перейти к началу рассказа

Днём, увидев эти кучки из окна, Машка запланировала на следующий день пойти и поваляться в снегу, прихватив для компании Андрейку со второго этажа. Андрейка приехал на каникулы к своей бабушке, которая позволяла внуку гулять целыми днями. И хотя родители добросовестно снабдили не особо усидчивого в учёбе Андрея учебниками, «Родная речь» и «Математика» так и остались лежать в коридоре, в старом ранце.

Прибегающий с улицы домой только пообедать, Андрей про них даже ни разу не вспомнил, а бабушка, у которой были свои взгляды на проведение зимних каникул, скорее всего, делала вид, что не помнила. Но теперь, после того как вьюга навела в их небольшом дворе свои порядки, Андрею, по всей вероятности, так и пришлось бы засесть за решение примеров по математике, потому что пойти и поваляться в снегу после такой пурги представлялось маловероятным.

Приближался Новый год. В отличие от улицы, у Машки дома было тепло, но как-то неуютно. Когда ещё была жива бабушка, она часто пеняла Машкиным родителям: мол, завели ребёнка, как какую-то вещь; дескать, ни занятий, ни общения дитя не видит.

Впрочем, Машка давно уже привыкла к такому положению вещей. Картина повторялась каждый год с неизменной точностью. Мать с отцом уходили встречать Новый год к каким-то дальним родственникам, которых Машка даже не знала. Дочку с собой они не брали. Не взяли и в этот раз, оставив её дома с наполовину глухим дедом, строго наказав ему, «не баловать ребёнка и уложить его в десять часов, как положено».

Обычным временем, в которое «как положено» Машку укладывали в постель, было девять часов. Но ради Нового года родители «проявили милость», одарив единственную дочь дополнительным часом, в который можно было бодрствовать.

Сказать, что Машку воспитывали в спартанских условиях было нельзя, но бабушка в своё время была права, сравнивая появление в доме новорождённой Машки с диваном или шкафом: Машку завели, считала она, потому что «так было надо», потому что «так было у всех». Правда, к бабушкиному ворчанию родители особо не прислушивались, неизменно поступая так, как считали нужным только они.

Пробило девять часов. Это значило, что Машкина свобода должна была закончиться ровно через час. Дед очень любил Машку. Он даже детские книжки ей читал на ночь, несмотря на то, что в последнее время плохо слышал даже свой собственный голос. Но он был настолько пунктуален в своих действиях, что Машка даже не сомневалась: раз родители велели ему уложить её в десять часов, это повеление будет исполнено с точностью до секунды.

Правда, была в доме одна вещь, которую родители оставили Машке, чтобы она не скучала и не чувствовала себя совсем покинутой. Это была высокая пушистая ёлка. Елка эта была самой настоящей, от неё чудесно пахло хвоей, и под ней стоял самый настоящий Дед Мороз в толстой блестящей шубе и такой же шапке.

Наряжали родители ёлку обычно сами, потому что боялись, что непоседа-Машка разобьёт какую-нибудь игрушку. Поэтому когда Машка слушала рассказы друзей о том, как они вместе с родителями, а ещё с кучей других родственников вместе наряжали новогоднюю красавицу, она втихаря им завидовала. Ей дозволялось только любоваться на уже повешенные на ёлку шары, снеговичков, мальчиков-барабанщиков и мишуру.

Дед в украшении ёлки обычно участия не принимал, поэтому Машка, выходя из его комнаты уже после того, как ёлка была наряжена, только восхищённо ахала. Сердце её начинало биться учащённо, и она даже забывала обидеться на родителей, которые в очередной раз сотворили в своей комнате такую красоту, но без неё!

Сейчас, когда дома никого не было, если не считать деда и пёстрой кошки Мурки, Машка, недолго думая, забралась под ёлку, на которой горели, светились и переливались аж две гирлянды: старая — оставшаяся ещё чуть ли ни с дедовой молодости, и новая — которую купили в универмаге за месяц до Нового года.

Надо сказать, что старая гирлянда нравилась Машке намного больше. Она была какой-то «настоящей», потому что лампочки на ней были похожи на старинные свечки, и ещё они были стеклянными. Новая гирлянда — вся пластмассовая, отдалённо напоминала сосновые шишки. Но где это было видано, чтобы шишки на сосне были красного, жёлтого, а то и синего цветов?

Для своего возраста, а ей недавно исполнилось девять лет, Машка обладала довольно неплохой фантазией, но даже в её голове не укладывалось, как шишки на сосне могут быть такими разношёрстными. Да и шишки ли это вообще? Так, какие-то неинтересные пластмассовые выпуклые фигурки…

Продолжая сидеть под двухгирляндной ёлкой, Машка сначала разглядывала новогодние игрушки, которые появлялись на свет из коробки только раз в году, а потом решила загадать желание.

Поначалу она решила, что загадает кучу отличных оценок. Но эта мысль тут же показалась немного смешной, потому что она и так неплохо училась, и количество «пятёрок» иногда даже превосходило число «четвёрок» как в дневнике, так и в тетрадках.

Потом ей страшно захотелось иметь шоколадный торт, которым однажды угостили её родители Андрея, когда привезли его к бабушке. Этот волшебный, бесподобный вкус, казалось, всё ещё стоял во рту у Машки. И вдобавок, там было так много шоколада… Машка даже зажмурилась и облизала губы, словно на них можно было ещё почувствовать сладкий вкус шоколадного крема.

Представив себе торт, который стоит на столе и манит её шоколадными цветами и неимоверно вкусными орешками, Машка улыбнулась сама себе. Но торт, каким бы хорошим и вкусным он ни был, недолго владел ее воображением. И она задумалась вновь.

По правде говоря, была одна вещь, обладать которой Машка хотела уже очень давно. И была это не говорящая кукла, не яркие рыбки в аквариуме, не торт, про который Машка вспомнила вот только что — это были лыжи! В то время как её одноклассники давным-давно катались на самых заправских тонких и длинных лыжах, помахивая при езде палками, Машкины лыжи остались в прошлом. Ох, сколько же времени пролетело с тех пор, когда Машка была ещё совсем маленькой девочкой! Ведь именно тогда и смастерил ей дед лыжи, как он сам говорил, «ладные и лёгкие».

Насчёт лёгкости — тут дед оказался прав: Машка даже их не чувствовала, когда при помощи широкой резинки приспосабливала сначала к валенкам, а потом и к сапожкам на молнии. А вот что дед имел в виду, говоря, что они «ладные», Машка долго не могла взять в толк.

Красотой эти лыжи не блистали. Правда, уродливыми их тоже было никак нельзя назвать, но были они непомерно широкими, так что, когда Машка первый раз принесла их в школу на урок физкультуры, над ней дружно смеялся весь класс, потому что таких лыж никто из её одноклассников не видел. Если бы не учительница, которая вовремя пришла ей на помощь, объяснив ребятишкам, что эти лыжи сделаны специально, чтобы ходить по лесу. А так неизвестно, сколько бы Машка ещё оставалась объектом насмешек мальчишек и девчонок. Ну, а палок к тем лыжам и подавно не полагалось!

Продолжение следует…

Статья опубликована в выпуске 28.12.2020

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: