Дорога длиною в жизнь
Игорь Ник Исетский Профессионал

Афганистан: как он начинался для солдат? Часть 1

О вводе ограниченного контингента войск в ДРА было объявлено в конце декабря 1979 года. За развитием событий следили во всем мире. В ДРА сразу же вошло много военнослужащих СССР. Огромная страна Афганистан. И за несколько дней невозможно ввести туда даже и ограниченный контингент войск, первоначально составивший 81 000 человек. Какими же путями попадали в Афганистан солдаты Советской армии? Я могу рассказать о своем.

Солдаты батальона П. Кашин личный архив

В то время я после окончания учебного подразделения войск связи служил в Свердловске. И здесь, на Урале, казалось, что Афганистан находится в недосягаемой дали. Помню, стояли крепкие морозы, а нам приходилось допоздна вкалывать на строительстве боксов для автомобилей. Ещё в «учебке» я больше морально, чем физически устал от нескончаемых строительных работ.

Я надеялся, что вся эта стройка и муштра прекратятся с окончанием учебного подразделения. Да не тут-то было. Для дальнейшего прохождения службы я был направлен в один из военных городков Свердловска. Ходили по городку, понятно, строем, зато работали ещё больше, чем в период обучения.

При всем моем уважении к строительным войскам призывался я не в них и совсем иначе видел свою военную дорогу. А на новом месте службы мы работали до позднего вечера. Всё строили, строили…

В январе 1980 года мы днём вкалывали, а вечером, после ужина, случалось, разгружали машины с щебнем или песком. В очередной раз после ужина, сбрасывая щебёнку из кузова автомобиля, я услышал, что кто-то зовёт меня. Оказалось, из казармы примчался командир отделения Вовка Акеньшин. Я спрыгнул на землю и подошёл к сержанту.

 — Что случилось, Володя?
 — Нас с тобой срочно вызывают в штаб. Давай, рванули.
 — Зачем? — спросил я на бегу.
 — Похоже, в Афганистан направят.

Я на секунду остановился от нахлынувшей радости. «Неужели конец проклятой стройке? — подумалось мне. — Наконец я получу в руки оружие, а не лопату. Только бы Вовка ничего не перепутал. Только бы попасть в Афганистан».

А что ещё мог думать юноша, с младых ногтей воспитанный в духе патриотизма?

Тем же вечером несколько машин с бойцами, набранными из разных частей дивизии, доставили нас в некий населенный пункт, в другую воинскую часть. Там солдат, что называлось, укомплектовывали в течение недели.

Выражалось это в проведении ежедневных смотров начальством. Если у кого-то что-то из обмундирования выглядело не новым, такая вещь немедленно заменялась. Все же за границу едем. Повышенное внимание уделялось парадной форме. Кто знал, что в горах Афганистана она не пригодится ни разу?

В день отъезда в дальние края бойцов доставили в родную дивизию. Состоялся краткий митинг, после которого колонна машин под марш «Прощание славянки» направилась к поезду. Помню, какая-то старушка, глядя на отъезжающие автомобили, осеняла нас крестным знамением. Меня это удивило: не на войну же едем, а для оказания помощи…

Старый, умудрённый нелёгкой жизнью человек нутром чувствовал: не все вернутся оттуда. Мы же находились в состоянии эйфории: неплохо отдохнули в чужой части, а сейчас и вовсе за границу бесплатно сгоняем. Будет о чём вспомнить. Никто ведь не догадывался, что нас везут на войну. Даже офицеры не знали, что в Афганистане полным ходом идут боевые действия с первого дня ввода туда наших войск.

В обычные пассажирские вагоны спецпоезда нас посадили вдали от города, и мы двинули на восток. Состав направлялся в узбекский город Термез, приграничный с Афганистаном. По пути иногда рядом оказывались другие поезда с солдатами. Мы писали на бумажках, откуда едем, и прикладывали листки к стеклу. Таким же образом получали ответ. В ДРА ехали солдаты со всего Союза и даже из наших зарубежных групп войск. На станциях, где приходилось останавливаться для пополнения припасов, нас загоняли на дальние пути и объявляли как туристический поезд. Это всех веселило.

С интересом мы наблюдали, как зима исчезает на глазах. Снега за окном становилось всё меньше. Затем он пропал совсем.

Прибыли в Термез. У вокзала в ожидании транспорта, который должен был нас доставить на место временной стоянки, познакомились с военнослужащими, вызванными для переподготовки, так называемыми «партизанами» (сейчас их в СМИ культурно называют резервистами). Они возвращались из Афганистана. Это были жители близлежащих республик. Их призвали на период постепенного ввода войск.

От «партизан» мы и узнали, что в ДРА полным ходом идёт война. Немало потерь с нашей стороны. Помню, как один резервист, крупный, усатый мужчина, задумчиво произнес, глядя на нас: «Можно сказать, вам просто не повезло, ребята».

Мы не испугались, но веселый настрой несколько угас. Задумались: что же нас ждет в чужой стране?

В Термезе мы расположились в производственных помещениях воинской части, ушедшей в Афганистан. Казармы заняли до нас. На следующий день нашу часть, сформированную на период следования поездом, и несколько других таких же частей построили на огромном плацу. Прибывшие из ДРА «покупатели» (офицеры боевых частей) стали отбирать для себя солдат.

Представителем батальона, в который определили меня, являлся капитан Ключник. У него было лицо постоянно не высыпающегося человека. Капитан сообщил: как только настанет лётная погода, так и переместимся в Афганистан.

Продолжение следует…

Обновлено 11.02.2017
Статья размещена на сайте 30.11.2014

Комментарии (16):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Игорь Ткачев Игорь Ткачев Грандмастер 12 февраля 2017 в 09:58 отредактирован 12 февраля 2017 в 10:04

    Позорная, грязная страница в истории и моей страны...
    Обман, ложь, трескучие лозунги про помощь братскому народу (и когда это пуштуны успели стать нам братьями?)...

    Помню мальчишкой, как к нам в в военный городок под Ашхабадом в 80-е стали прибывать обожженные с мертвыми глазами еще сами мальчишки. Один по пьянке спалил фанерное общежитие, другой повесился, третий горло кому-то перерезал. Сколько их было, брошенных сначала в то пекло, а потом уже брошенных здесь?
    Гнилая страна, гнилые бюрократы...

    Я, как и вы, был голубоглазым патриотом и так далее. Пошел, правда, не в Афган братьев защищать, а в нашу славную армию, хотя мог бы учиться дальше и сидеть дома. За первые три месяца, в мирное время, одному проломили голову, двух других расстреляли, еще кому-то отбили все внутренности так, что комиссовали его от греха подальше.
    Из семьи потомственных военных. С пяти лет в той атмосфере. Знаю многое досконально.
    И отсюда иллюзий, патриотического или иного возвышенного толка, не имею.

    "Только бы попасть в Афганистан" - как апогей человеческой глупости. Дей-но, ведь этого хотели многие.

    • Игорь Ткачев, Игорь Ткачев, напрасно вы пошли в армию. Если она не светила после института, ни к чему. Но если потом бы забрили, то офицером. Хотя многие рядовыми служили после ВУЗов. С другой стороны, понимаю вас. Сам рвался туда. А у вас ещё и все военные.
      Я с первых дней познал дедовщину. Нас всем взводом изматывали. Били пряжками, бросали сапогами в тех, кто, зависнув между двух коек тихонько ставил ногу на кровать, чтобы не тратить силы.
      Всё был скверно первые 4 месяца. Мне замок, сволочь, коренной зуб выбил, когда у него дембельскую шинельку стибрили. Но не мы же? С полка кто-то зашёл. Может, дневальный землячок. Как он мог просмотреть вынос шинели, стоя постоянно у входа. И как запустил ворюгу?
      А наш змей ходил по всем взводам и бил кулаком в лицо любого, кто не понравился. Мразь была отъявленная.
      В других взводах бойцы проводили досуг с сержантами. Беседовали, дружил и обменивались адресами. Хотя и их гоняли, иначе не поймёт те же офицеры. Но их до утра не "тренировали". А мы порой до 4 часов кувырклись. Пол мокрый от пота. Ужас. Но как-то в коллективе легче переносилось. А сейчас вспоминаю и думаю, убить могли случайно.
      Позже, в дивизии, видел. как молодые валялись на кроватях. Разок им отбой-подъём устроили. Но не в целях унижения, а просто тренировали. Прыгнули раз по три и спать. Во, думаю, как им повезло.
      Я же устал от постоянной стройки. И комбат сказал, строить будем до дембеля. Дивизию расширяли. Как это тяжело в моральном плане.

    • Игорь Ткачев, напрасно вы пошли в армию. Если она не светила после института, ни к чему. Но если потом бы забрили, то офицером. Хотя многие рядовыми служили после ВУЗов. С другой стороны, понимаю вас. Сам рвался туда. А у вас ещё и все военные.
      Я с первых дней познал дедовщину. Нас всем взводом изматывали. Били пряжками, бросали сапогами в тех, кто, зависнув между двух коек тихонько ставил ногу на кровать, чтобы не тратить силы.
      Всё был скверно первые 4 месяца. Мне замок, сволочь, коренной зуб выбил, когда у него дембельскую шинельку стибрили. Но не мы же? С полка кто-то зашёл. Может, дневальный землячок. Как он мог просмотреть вынос шинели, стоя постоянно у входа. И как запустил ворюгу?
      А наш змей ходил по всем взводам и бил кулаком в лицо любого, кто не понравился. Мразь была отъявленная.
      В других взводах бойцы проводили досуг с сержантами. Беседовали, дружил и обменивались адресами. Хотя и их гоняли, иначе не поймёт те же офицеры. Но их до утра не "тренировали". А мы порой до 4 часов кувырклись. Пол мокрый от пота. Ужас. Но как-то в коллективе легче переносилось. А сейчас вспоминаю и думаю, убить могли случайно.
      Позже, в дивизии, видел. как молодые валялись на кроватях. Разок им отбой-подъём устроили. Но не в целях унижения, а просто тренировали. Прыгнули раз по три и спать. Во, думаю, как им повезло.

  • Игорь Ник Исетский Игорь Ник Исетский Профессионал 26 декабря 2014 в 06:03 отредактирован 26 декабря 2014 в 06:12

    Пока мы перед отправкой в Афганистан находились в Верхней Пышме, нам запрещали сообщать домой о том, куда едем. Но мы покупали талоны на междугородние переговоры и звонили по домам вечером прямо от тумбочки местного дневального.
    Радостные. Только родители не воодушевлялись.
    Офицеры тоже, словно на крыльях летали. Тогда ведь все стремились в группы войск за границу. И платили, как в те времена считалось, очень хорошо, и можно там купить наши же Жигули, например.
    Только в Термезе узнали о настоящем положении дел в ДРА.
    Спасибо.

  • Я про ввод войск тоже услышал в Свердловске. Ко мне в гости приехала матушка. Едем в такси из аэропорта Кольцово, и вдруг по радио объявляют о вводе ограниченного контингента... Зная историю афганских войн в 19-м веке, я подумал совсем как Штирлиц из анекдота: "Это конец"

    Оценка статьи: 5

  • До чего же были зашорены и не знали истинного положения в Афгане, что многие обижались, что их не посылают в Афган

    • Александр Петров, кто-то и знал, да рвался.
      Если выстроят строй, расскажут про Афган и желающих сделать шаг вперёд, кто желает поехать в ДРА. Наш парень из роты рассказывал. Говорит, шагнули все.
      Они были хорошо обучены, постоянно стрельбы, в том числе и ночные. Он говорит, что первые мишени уже сбивали почти не целясь.
      У нас его назначили гранатомётчиком. Он прекрасно владел этим оружием.
      Обучали же где-то солдат тому, что они обязаны знать. А мы по три выстрела перед присягой. Пришлось там догонять мастерство, благо лишние патроны имелись. А то бы сроду ни в кого не попали. Только друг в друга, вот этого хватало. То тут, то там слышишь застрелили или ранили. И в нашем батальоне фельдшер своего водителя из пистолета в печень угробил. Там тайна, покрытая мраком.(((

    • Александр Петров, кто-то и знал, да рвался.
      Если выстроят строй, расскажут про Афган и желающих сделать шаг вперёд, кто желает поехать в ДРА. Наш парень из роты рассказывал. Говорит, шагнули все.
      Они были хорошо обучены, постоянно стрельбы, в том числе и ночные. Он говорит, что первые мишени уже сбивали почти не целясь.
      У нас его назначили гранатомётчиком. Он прекрасно владел этим оружием.
      Обучали же где-то солдат тому, что они обязаны знать. А мы по три выстрела перед присягой. Пришлось там догонять мастерство, благо лишние патроны имелись. А то бы сроду ни в кого не попали. Только друг в друга, вот этого хватало. То тут, то там слышишь застрелили или ранили. И в нашем батальоне фельдшер своего водителя из пистолета в печень угробил. Там тайна, покрытая мраком.(((

    • Александр Петров, истинного положения и в верхах не знали.
      Я читал воспоминания командира мотострелкового полка. Его полк заходил со стороны Файзабада. Едет колонна БМП. По ним открыли огонь басмачи. Но никто не волнуется особенно. Под бронёй же личный состав. Но вот одна БМП заглохла. Наружу вылез офицер. Пули свистят, щёлкают по броне и камням. А офицер устраняет неполадку.
      Тут же одну БМП понесло к пропасти. Остановилась на краю.
      Вэто время командир полка уже не в первый раз звонит в Москву и просит разрешения открыть огонь. Ему не разрешают.
      Как огонь? Приехали с мирной помощью. Вот и сидят высокие начальники и думают. После очередного отказа комполка дал приказ открыть огонь. Всех басмачей быстро уничтожили.
      Один офицер увидел, как в его друга целится из гранатомёта дух. За несколько секунд он выскочил из машины. Видимо, не один. Они сумели отцепить от буксира пушку, зарядить, прицелиться и выстрелить в духа.
      Долго ли целиться из гранатомёта? А наши военные опередили мятежника.
      В Москве никак не ожидали, что входящие наши войска натолкнутся на вооружённое сопротивление.

  • Игорь Ник Исетский Игорь Ник Исетский Профессионал 25 декабря 2014 в 12:37 отредактирован 26 декабря 2014 в 05:44

    Те, кто отслужил, вербовались на сверхсрочную В Афганистан.
    Кто-то гнался за заграничными шмотками, но большинство, думаю, не за ними туда уехал.

    • Игорь Ник Исетский, одна дама, чей муж был там, надрывно мне орала: "Знаешь ли ты, сопляк, что мы не могли себе на "стенку" заработать и позволить нормальные вещи?! Поэтому мой муж и попросился в Афган!"
      Кому война, а кому мать родна... Многие дей-но ехали за шмотьем, его же и везли оттуда тоннами, купленное на чеки (магнитофоны, джинсы, жвачку) или награбленное...

      А о том, что там война идет, знали. С начала 80-х уж точно, когда и цинковые гробы домой пошли, и живые, обожженные мальчики стали возвращаться.
      И все-равно многие рвались туда, полагая, что отправляются на пикничок...

      • Игорь Ткачев, На чеки много не купишь. Их берегли для дома, чтобы там без очереди взять на них автомобиль.
        А в местной Берёзке те же джинсы 200 рублей стили. У нас спекулянты выше 180 не поднимали. А вскоре джинсами стали торговать в магазинах рублей за 70. Очереди, но без ажиотажа. В Свердловском ЦУМе наблюдал.

  • Вячеслав Озеров Вячеслав Озеров Профессионал 25 декабря 2014 в 12:19 отредактирован 25 декабря 2014 в 12:20

    Очень точно описано то, как мы - молодые парни, воспринимали происходящее в то время: армейская служба, интернациональная помощь… Причем не только те, которые служили, но и те, кто уже отслужил срочную.

    Оценка статьи: 5

    • Вячеслав Озеров, как стремились в Афган многие солдаты и офицеры,Ю забрасывая рапортами командование.
      Офицеры обучены воевать, вот и хотели проверить себя на деле. Им же пропаганда постоянно вдалбливала, что если враг у ворот - смело в бой!
      И не стоит никого осуждать. Кто-то, как мог, отлынивал от службы. У нас один боец стал всё время мочиться в постель. Его в госпиталь, здоров. Перевели в пехоту. Там точно можно непроизвольно обмочиться. Но он выжил. Может, и комиссовали.
      Трусом не был, но видно было, что афганская служба ему не по нутру.
      Может, сердобольная бабулька в письме посоветовала. Но как вытерпеть позор, когда каждое утро в мокрых галифе и с матрасом в руках? Забрасывал его на крышу палатки.
      Я с тем парнем в учебке был в разных ротах. Там издевались сержанты, но он не писался. Ждал, куда попадёт.
      После госпиталя сказал, что там немало таких же "больных". Их другие бойцы называли "моряками".