Ляман Багирова Грандмастер

Нота си, или Как звучит городок Шеки? Часть 1

У всякого города свой голос. Некоторые звучат как рокот прибоя, и шаги прохожих по мостовой напоминают шелест волн. У других — слабый и сухой голос, словно в тишине рассыпаются семена цветов, и птицы с нежным и торопливым присвистом склевывают их. У третьих — молчание в бесчисленных переплетах окон старинных домов.

Шеки Ляман Багирова, личный архив

Жаль, что нельзя составить оркестра городов мира. Цимбалы, тарелки и прочие ударные инструменты непременно представляли бы южные жаркие города. Струнные — средиземноморские и восточные. Клавишные и духовые — европейские северные, и чем ближе к северу, тем ниже должен быть звук. От флейты до тубы! Пока, наконец, все не поглотит белая пауза полюсов.

Шеки — небольшой азербайджанский городок, по звучанию напоминал ксилофон, издающий ноту си. Действительно — зажатый горами, подрумяненный красными черепичными крышами, обласканный близким небом и вымощенный речными камнями городок вобрал в себя россыпь щелкающих и мягких звуков.

Улицы Шеки вымощены камнем
Улицы Шеки вымощены камнем
Ляман Багирова, личный архив

Цок-цок -цок! — ударялись в камни мостовой каблучки местных модниц.

— Чоп-чоп-чоп! — звучали подметки мягкой и упругой обуви.

— Шыс-шыс-с-с! — шаркали плоские туфли-беззадники.

— Чыз-з-з-з! — притормаживали машины.

— Шци-шци! — шелестели бесчисленные липы.

Древность в нем была спрессована на подносе знаменитой шекинской халвы из рисовой муки, орехов и кинзового семени. Горечь вечности подслащена медом и изукрашена витражами и росписью ханского дворца. Звезды там были крупные и близкие, как глаза любимого и любящего человека. И — местная достопримечательность, какой не увидишь в Баку! — по шекинскому базару, так же как много веков назад, по-прежнему шастали мальчишки-водоносы с кувшинами холодной родниковой воды, обернутыми для дополнительной прохлады мокрыми липовыми листьями. И — о, чудо! — много синеоких людей. Видно, горы и небо отразились в их глазах.

Над домами, домами, домами
голубые висят облака —
вот они и останутся с нами
на века, на века, на века.

Местные коты спасаются от зноя в прохладных местах
Местные коты спасаются от зноя в прохладных местах
Ляман Багирова, личный архив

Дому, в котором мы с дочерью квартировали, было больше ста лет — он стоял в самом центре исторической части города, близ караван-сарая, но дух древности был выражен в нем вернее, уютнее и тоньше. В нем не было кокетства, стилизации под старину — этого неизменного спутника всевозможных «исторических достопримечательностей». Отсутствовало все наносное, и старина представала трогательной и подлинной, словно гладила тебя узловатой, отполированной веками рукою.

Я давно заметила, что всегда крепко и могуче врезаются в сердце безошибочные жесты, мгновения, в которых нет ничего лишнего. Память — о, да, память может хранить многое! Но сердце вберет в себя только самое настоящее. Филигранная чистота линий, простота и органичность пленяют воображение не меньше, чем сокровища Голконды, но при этом всегда полны тайного и хрупкого очарования.

Терраса заднего двора
Терраса заднего двора
Ляман Багирова, личный архив

Наш дом обладал этой вкрадчивой естественностью, растворенной в потертых и выцветших паласах на террасе заднего двора, в маленькой нише для дымохода, давно уже не работавшего и ненужного, но оставшегося как дорогое воспоминание, в полках-поставцах для посуды, каких уже давно не встретишь не то что в столичных, но и в деревенских домах. Но более всего эта естественность была в глазах хозяев, в неспешной певучей речи их, и особенно — в облике матери хозяина, седовласой невысокой женщины с прозрачными синими глазами.

Она страдала бессонницей, и я, так и не свыкшаяся с горным климатом и резкой сменой температур, часто составляла ей компанию.

— Садись! — гостеприимно указывала она на отмытые до блеска и нагретые за день ступени деревянной лестницы. — Дерево живое, от него никогда не простудишься, оно здоровье дает, не то что камень — все тепло из тебя вытянет.

Старушка была словоохотлива. Видно, в доме все давно привыкли к ее воркованию и не обращали на него внимания. В моем лице она нашла странного слушателя. Я большей частью молчала, изредка отвечая на вопросы и поддакивая, но особо не вслушивалась. Да и ей, кажется, это было не так нужно. Обрадованная возможностью поговорить, она журчала точно небольшой ручеек — тихо, но неумолчно.

Величественные склоны Кавказа
Величественные склоны Кавказа
Ляман Багирова, личный архив

Над горами поднимался сизый туман — предвестник утра, и это были блаженные часы прохлады.

Только пар, только белое в синем
над громадами каменных плит…
никогда никуда мы не сгинем,
Мы прочней и нежней, чем гранит.

До края моего сознания долетали вести о том, что сосед Али — замечательный человек, но вот сестра у него — старая дева Фатьма — такая стерва, жизни ему и его семье не дает; в пух и прах разругалась из-за того, что ей на свадьбе племянницы не дали в микрофон поговорить. («Не дай Аллах никому такую сестру! Бедный Али, вай-вай-вай!»)

О том, что в прошлом году она сама (!!!) купила десять несушек, правда, восемь из них исправно несутся, а вот две — лентяйки, и если так дальше пойдет, то придется их зарезать.

О том, что невестка у нее хорошая, тихая, не чета этим современным языкастым молодкам. Что старость не радость и она уже с трудом сама залезает на крышу, а ведь постоянно нужно что-то по хозяйству.

Что столько денег ушло внучке на репетиторов, но труды не пропали зря и внучка поступила в университет. И что Аллах не допустит такого горя, чтобы ей умереть раньше и не дождаться единственного внука из армии. («Только бы увидеть его глаза, только бы дождаться, а потом и умереть можно спокойно!»)

В небе тихо догорали звезды и начинал румяниться восток…

Старинный дом
Старинный дом
Ляман Багирова, личный архив

Продолжение следует

Обновлено 1.09.2016
Статья размещена на сайте 23.08.2016

Комментарии (12):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Читала, словно сказание горного ручья слушала.
    Спасибо!

    Оценка статьи: 5

  • Никогда не видел этого города, Ляман. Но благодаря этой Вашей песне, что посвящена ему, думаю, его можно полюбить и так, заочно.

    Оценка статьи: 5

    • Ляман Багирова Ляман Багирова Грандмастер 23 сентября 2016 в 22:51 отредактирован 23 сентября 2016 в 22:51

      Константин Кучер, Бог даст, увидите непременно, Константин!
      Спасибо вам!
      Рада, что зашли.
      Тут 2 вещи загружены.

      Оценка статьи: 5

      • Да, Ляман, я обе части прочитал. Если первая - песня Шеки, то вторая - ода жизни и женской судьбе.
        P.S. "Кузнечика" я тоже прочитал.

        Оценка статьи: 5

        • Константин Кучер, спасибо, Константин, огромное!

          Оценка статьи: 5

          • Не за что, Ляман. Вам - большое спасибо. Оба рассказа прочитал, с огромным удовольствием. "Кузнечик" просто чудо, как хороша...

            Оценка статьи: 5

            • Константин Кучер, Спасибо, дорогой Констанитин!
              Так вы под ним, пожалуйста, напишите эти дорогие для сердца автора слова!!!

              Оценка статьи: 5

              • А здесь они до сердца Автора не достучатся?..
                Вай, вай, вай. Горе этим словам!! Горе, горе, горе... Я уже давно собирался выкинуть их на помойку. Сегодня, видимо, пришло время это сделать. Как раз под генуборку.
                И пусть лежат там в мусорных баках с гнилыми персиками и огрызками арбузов, раз не могут достучаться до сердца такого прекрасного и уважаемого автора!!

                Оценка статьи: 5

                • Константин Кучер, Ва-а-а-ай!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
                  Спешу утешить милого и лорогого грандмастера, чьи слова наполнены вкусом самой терпкой и нежной халвы!
                  Ваши слова давно уже достучались до моего презренного сердчишка, и напоили его вдоволь широкой и тающей лаской!
                  Но так как мне хотелось услышать их вновь, то я и попросила вас сказать их еще раз!
                  Ведь вкусного не бывает много!
                  Немедленно вытащите алмазы и сапфиры ваших слов из корзинки с гнилыми персиками и огрызками арбузов, ибо их свет очаровал меня и мне еще долго хотелось бы любоваться ими!!!

                  Оценка статьи: 5