Константин Кучер Грандмастер

Насколько иммунная система человека сильнее иммунной системы насекомых?

«Ах, лето красное, любил бы я тебя».. Нет, осуждать Александра Сергеевича за такие вопиющие строки никак нельзя. Не только потому, что он — «наше всё» и, соответственно, не подлежит осуждению никогда и ни при каких обстоятельствах. Нет. Здесь просто нужно понять, что написаны эти строки уже взрослым человеком, который если и знал, то, видимо, успел порядком подзабыть о таком чуде нашего детства, как большие (просто огромные — три месяца!) летние каникулы.

Т. Н. Яблонская, «Сбор огурцов», 1966 г. Фото: Источник

В свою очередь, эти самые летние каникулы людям моего поколения невозможно представить без одной, а то и пары смен в пионерских лагерях. Родители-то работают! Отпуска небольшие. Бабушки уже старенькие, да и не у всех они есть. Но присмотр за этими подрастающими, а потому уже достаточно активными в своих перемещениях, фантазиях и пожеланиях оглоедами, вообще-то, желателен! И тогда пионерлагерь — оптимальный вариант для эффективного решения всех этих проблем.

Вот мы и ездили в пионерлагеря. Чтобы отдохнуть под присмотром профессионалов, а заодно набраться разного ума-разума: как ставить палатки, разжигать костры; как вести себя с местными, чтобы ненароком не нарваться; как спать так, чтобы тебя не измазали собственной зубной пастой… Ну, и так далее, и тому подобное.

Но в той истории из жизни, о которой нынче пойдет речь, лагерь был уже не пионерский. По той простой причине, что из этого возраста мы с приятелями благополучно успели вырасти. Но летние каникулы, с их традиционными родительскими проблемами, при этом никто не отменял. И потому решено было послать нас всех (и меня, и многих из моих приятелей) в лагерь труда и отдыха под Краснодаром.

В путевке, которую покупали родители, про него — очень даже аппетитно! — было расписано всякого разного. И что на море нас свозят, и что будем работать на клубнике, винограде… Типа, мол, свежих фруктов и овощей ваши дети наедятся от пуза! Запасутся впрок витаминами на всю долгую северную зиму. Но между расписанной на бумаге теорией и практикой, как обычно, — дистанция огромного размера. В чем нам и пришлось убедиться на собственной шкуре.

Очередной рабочий день. После подъема, зарядки и завтрака посылают нас «на огурцы». Но не такие огурцы, как у бабули, — на грядке, а типа, как виноград: столбики с горизонтально натянутой в несколько рядов толстой проволокой, к которой, собственно, и подвязаны огуречные стебли. Мы с приятелем идем вдоль этих столбиков (он с одной стороны, я с другой), тащим за собой по земле тарные деревянные ящики и бросаем в них сорванные со стеблей огурцы.

Солнце уже высоко поднялось, жарко. Пить хочется… Но бидон с водой где-то там, в самом конце необозримого ряда этих столбиков с проволокой и подвязанными к ней огуречными стеблями. Бросать всё и тащиться к бидону как-то не очень хочется. Да и не рационально это.

Пока, испив водицы, вернешься от того бидона к месту сбора огурцов… Снова пить захочется! Так тогда и собирать нет никакого резона. Сиди у бидона и попивай водичку. Но собирать как раз-таки надо! У нас — соревнование. И тот отряд, что по итогу недели станет его победителем, повезут на выходных к морю вне очереди!

В общем, пить хочется. А огурцы есть на предварительном инструктаже нам бригадир строго-настрого запретила. Не жалко их, мол, но вчера огурцы те опрыскали от какой-то мошки, а она страсть как ядовита. Да не мошка! А жидкость, которой опрыскивали. Съедите опрысканный огурец — и всё… Сливайте воду и сушите весла. Если не полный вам кирдык будет, то дристать придется недели две, не меньше.

Ну, мы с Витькой ту информацию усвоили. На огурцы даже не смотрим. Но пить-то… Хочется! В общем, где-то через час работы остановились мы, посмотрели друг на друга, вздохнули обреченно и… Сорвали один ма-аленький огурчик. Самый маленький. Можно сказать, малепусенький.

Сначала Витька на него тщательно поплевал, вытер (тоже тщательно!) о рубашку, отдал мне. Я так же тщательно проделал те же самые манипуляции с огурцом, что и Витя, после чего откусил от него разик и передал на противоположную сторону огуречного ряда. Там огурец тоже чуть-чуть (на пол-укуса!) куснули, а огрызок выбросил далеко-далеко, чтобы на нас даже подумать никто не мог.

В общем, рвем огурцы дальше, прислушиваемся к внутренним ощущениям (как, дристать не тянет?!) и внимательно смотрим друг на друга (как, у Витьки губы не синеют, пена изо рта не идет?!). Рвем, прислушиваемся, смотрим. Час проходит. Вроде всё в порядке. Мы тогда каждый срываем по среднему огурцу, плюем на него обильно, тщательно вытираем о рубашку, съедаем где-то до половины, огрызки выкидываем. Далеко-далеко.

Ну, и дальше: рвем, прислушиваемся, смотрим. Через полчаса не окочурились, дристать не начали. Ну, тогда… Тогда просто срываем каждый по огурцу и, даже не поплевав на них, без прежней тщательности вытираем плоды о рубашки и съедаем без каких остатков. А дальше… Не прислушиваемся, не смотрим, а рвем огурцы и потихоньку заполняем ими имеющуюся у нас под рукой тару.

Но когда снова хочется пить, не бросаем сорванный огурец в ящик, а не плюя на него и не вытирая, просто… Просто ломтим его без какого остатка до самой «попки», а уже её бросаем куда придется. И на часы не смотрим. Захотелось пить — сорвали огурец и съели.

Вот так мы с Витькой убедились в том, что наша иммунная система значительно сильнее иммунной системы той мошки, что так же, как и мы, любит огурцы. Что впрочем, неудивительно. Мошка-то эта — насекомые, а мы — млекопитающие, причем высокоорганизованные! Или как там биологичка нас на уроках называла?

Что еще почитать по теме?

Как не становятся музыкантами?
Голубой янтарь. Кому дано им владеть? Часть 1
Детские мечты: бесследно ли они исчезают? Сон, увиденный во сне

Обновлено 14.03.2018
Статья размещена на сайте 12.11.2017

Комментарии (16):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Я, в свою очередь, тоже побывала на бескрайних полях нашей России, на астраханских полях. Ездила от техникума в стройотряд на сбор помидоров. Жара страшная, ни деревца вокруг, правда на полях были арыки, но пить воду оттуда конечно нельзя было, да и мыть руки наверное тоже. Оттуда брали воду в поливальную машину для полива. Но помидоры лопали со страшной силой, а уж как мы их мыли или обтирали слюной даже не помню. Ничего остались живы, хотя средство от поноса нам сразу же рекомендовали взять с собой. Особо не помню как часто нам оно тогда было нужно, запомнилось другое - как нам там было весело, как бегали на соседнее поле с кукурузой, которое было в наш рост и воровали молодые початки кукурузы и ели их, а охранник по этому полю за нами бегал) Там были и другие интересные случаи, мы были молоды и всё нам было по плечу, мы были крепки здоровьем и какой-то там понос не останавливал нас ни перед чем. А пить очень хотелось, помидоры конечно спасали нас. Мы за лето так их объелись, что потом долгое время на них смотреть не могли. Зато знаем вкус настоящих помидор, не искусственно выращенных в парниках, а на солнышке на поле Эх, хорошее было времячко

    • Как ни странно, но один из моих студенческих стройотрядов тоже прошел на бескрайних астраханских помидорных плантациях. И если за мою память, то лично мы (весь отряд) не плевали на помидоры и не вытирали их о подол рубашки или сарафана, а поступали так, как в первый же наш выход "в поле" нам показали местные.
      Срываешь помидор и кладешь его плодоножкой вниз на ладонь левой руки. Ладонь немного, совсем чуть-чуть сжимаешь, чтобы зафиксировать плод в руке. Пальцами правой руки обхватываешь помидор, как можно ближе к плодоножке и ладони-фиксатору. Пальцы правой руки распределяются вдоль плода на примерно равном расстоянии друг от друга и полностью охватывают помидор по его периметру. Слегка прижимаешь их к помидору, так чтобы пальцы на миллиметр-другой углубились в помидор, не разрывая его шкурки, и потихоньку, плавно начинаешь (не разжимая хватку пальцев) тянуть правую руку на себя. Вслед за пальцами правой руки, отходящими от плодоножки, идет шкурка помидора. Идет, идет и... Через какие-то секунды снимается с плода полностью. И в твоей левой ладони лежит помидор без шкурки. По сути - стакан чистого томатного сока с мякотью. Всё, можно кушать чистый плод. И никакой воды не надо.
      Что ещё меня тогда, на астраханских полях, поразило. Жара стоит. Даже не жара, - пекло. Помидор срываешь, но руку он не жжет. Шкурка у него не обжигающая, а слегка теплая. Но когда её снимешь и начинаешь есть очищенный помидор, он в глубине своей мякоти, как ни странно... Прохладный. Конечно, не такой, как вода из горной речки - обжигающе-холодный, но реально - прохладный. И ты, когда ешь очищенный помидор, чувствуешь всеми своими рецептами, что влага - освежающе-прохладная.

      • Константин Кучер, вполне возможно мы так и делали тоже, снимали шкурки, потому что я не помню, чтобы мы мучались животами особо, а то что помидорки нужно мыть, мы понимали, чай не глупые детки были, на серьезном факультете учились. А то что жара была, для нас северян, просто изнемогающей это да, только они, эти славные овощи и спасали от жажды. А вот, что касается местных, то тоже общались с ними, много баек они нам рассказывали и что нас поражало, что они, (не в пример нам - мы работали в одних купальниках, а мальчики в плавках), работали в одежде c длинным рукавом и штанцы длинные были, да еще платочек на голове. Мы в купальниках не знали, чтобы такое снять, а снять более нечего было, а они парились в этой одежке. А еще вспомнила, как мы на полях ели на привозных обедах в основном кильку в банках, обед нам горячий не привозили (далеко наверное было), привозили просто перекус, это была килька в томате, разная то простая, то с овощами - меню было скудное. Правда такой кильки в томате потом, да и сейчас по вкусу встречаю редко - вот это была килька так калька, да в таком томате, не то что сейчас продают, но тогда, это был просто вопль возмущения: "Опять килька?!"

        • Ох, и попоел я тех рыбных консервов, в 90-х, когда работал на рыбокомбинате, а зарплату нам, как правило, выдавали консервами...
          Но, всё-таки, мне было не так тяжело, как многим другим. По той простой причине, что я всегда любил рыбные консервы. На срочной мы с пацанами, как появлялась такая возможность, даже выменивали у проводников служебно-розыскных собак минтая в собственном соку (который входил в собачий рацион питания) на тушенку или сгущенку. Незабываемая консерва. И сейчас (правда, очень редко) можно купить такую.

        • Константин Кучер Константин Кучер Грандмастер 18 ноября 2017 в 11:48 отредактирован 18 ноября 2017 в 11:49

          Могла быть и не килька. А, например, ряпушка (см. фото). Или корюшка, бычки...
          В армии консерва "Килька в томатном соусе без рядовой укладки" у нас называлась "Братская могила пехоты".

  • Замечательный рассказ, живой... и как все живое он породил активное обсуждение и воспоминания!
    Думаю, тема в ШЖ продолжится!

    Оценка статьи: 5

    • Дай-то, Бог, Владимир. Буду искренне рад, если кто ещё из уважаемых авторов "Школы" подхватит начатое этим материалом и расскажет уже за своё пионерское детство и свою "лагерную" жизнь.

  • Нас так не запугивали.
    И черешни мы лопали от пуза.
    И помидорами лакомились.
    И даже морковкой хрустели - вот уж, казалось бы, прямо из земли, обтерли о штаны - и в рот.
    Какой-то у вас там хитромудрый начальник был. Огурчика ему жалко было.
    А ДДТ, которым опрыскивали тогда посадки от насекомых, считался и считается для людей неопасным.
    Но - накапливается в человеке и не выводится.

    Оценка статьи: 5

    • Ха, черешня! Да про неё отдельный рассказ можно написать.
      Про ту черешню в путевках тоже было прописано. Естественно, мы, как только приехали, у москвичей, которые в лагерь прибыли на несколько дней раньше нас, сразу же спросили: "Ну, как? За черешню не брехня? Вы уже работали?!" "Работали. Только вас навряд ли пошлют, она уже отходит. В общем, повезло вам". "Да как повезло?! Мы ж всю дорогу, пока ехали, о той черешне мечтали!". "Ну, пацаны, и мечты у вас... дурацкие какие-то. Молите бога, чтобы вас на ту черешню не послали".
      В общем, ничего мы из того разговора не поняли и к своим домикам ушли от москвичей несколько озадаченные. Правда, недоумение наше длилось недолго. Видимо, черешня и правда, отходила, поэтому следующим же утром все отряды нашей, северной составляющей лагеря, направили на черешню. Мы, естественно, рады были до невозможности.
      Приехали на место, получили тару и работа... ЗАКИПЕЛА! Две ягодки в ящик, одну в рот, две в ящик, одну... И вот так мы проработали часа два. А потом... Работа встала! Никто... Никто на обозримом пространстве черешневого сада ягоду не рвал. Весь лагерь, скрючившись и держась за животы, сидел под деревьями. А в животах у всех бурлило и клокотало. Во всяком случае, за себя и тех, кто сидел неподалеку, - ручаюсь: бурлило и клокотало. В общем, было очень тяжело. А до обеда (мы, как несовершеннолетние, работали только 4 часа, до обеда) было ещё часа полтора, не меньше. Но до автобусов, которые пришли за нами, чтобы отвезти в столовую, мы всё-таки мужественно дотерпели.
      Но когда мы расселись по местам и ничего не подозревающий шофер наивно спросил нас для проформы: "Ну что, в столовую?!", весь автобус, как один человек, дружно заорал изо всех тех небольших сил, что ещё оставались: "В ЛАГЕРЬ!! БЫСТРЕЕ!".
      И как только, остановившись у ворот лагеря, водитель открыл двери автобуса, все бегом... Я, пожалуй, даже когда нормы ГТО сдавали, так не бежал стометровку! В общем, двери открылись и народ, разделившись на два отдельных полноводных ручья - девчачий и мальчуковый - стремительно побежал... К туалетам! И только там, все дружно и с облегчением выдохнули: "Фу-у-ууу... ДОТЕРПЕЛИ!".
      На обед мы в тот день не ходили. Да и на ужин пошли далеко не все.

      • А и напишите еще рассказ на эту тему, Константин, чего там!
        Вот (уже с чужих слов рассказываю) в Молдавии студенты были на сборе винограда.
        Так они там на жаре, в перекур, полувысохшие от пота, прыгали в какой-то бассейн, где вода от холодильного оборудования была (отстаивалась? что-то еще?) - так после +35 в тени там было +5!!!
        Эффект от одноразового окунания - как от получаса купания в ... реке...
        Вспоминали и виноград и сок, что из него сами давили кулаками в миске - чтобы сок выпить... И это купание.

        А понос... Кому-то живо вспоминается именно это.
        А я и черешенки поел. И жерделей полакомился. И клубничку совхозную хорошо и плотно собирал.
        И, почему-то вспоминается не сортир и вонючая струя, а горячая от Солнца ягода во рту, ее вкус.
        А сортир...
        Что же - вроде и это было. Из-за жердели. Ну, посидел в сортире. Все равно жерделя вкусная была.
        Давно это было. В прошлом веке. В СССР.

        Оценка статьи: 5

        • По жердёлам у меня другая история. Я тогда уже значительно старше был и шел как-то от Валуек на Уразово. Старший у меня высокий и лапоть у него приличный. Поэтому никак у меня не получалось найти ему простенькие сандалии на лето. А мужики сказали, что в Уразово местные с Украины постоянно таскают обувь и там, на рынке, должен быть и ассортимент хороший, и по цене как раз то, что мне нужно. Недорого.
          В общем, иду на Уразово. Навигаторов тогда не было и на одном из Т-образных перекрестков я засомневался - туда ли повернул. Так-то, судя по карте в голове - на восток. Значит, направо. Но... Мало ли!
          В общем, вижу небольшую подстанцию, торможу, съезжаю на обочину, оставляю своих пионеров у машины, а сам, скоренько, - к подстанции. Выяснить у местных энергетиков - правильной ли дорогой все мы идем.
          Спросил у мужиков, выяснил, что всё в полном порядке, и - обратно. Возвращаюсь к машине и ещё издали вижу: а мои, жмуктят что-то. Вот только что? Вроде какого перекуса, в надежде на придорожные кафе, с собою не брал. И тут, нарушая ход моих раздумий по поводу того, что там у машины мои жмуктят, вдруг... Бум! И что-то падает на крышу девятки. Смотрю, а это... Дикий абрикос. Или как его называют в Ростовской области - жердёла. Поднимаю голову... Батюшки святы! Да обочины по этой дороге обсажены, не теми же тополями, как например, по той же Белгородской области, но чуть западнее - в Чернянском, Старооскольком районах, а... Жердёлами! И я как раз под ними и припарковался. А плоды уже спелые, вот ветер чуть повеет, они сами по себе и падают с веток дерева прямо на обочину.
          Хорошо, в багажнике было пластиковое 10-литровое ведро. Мы с моими быстренько насобирали его полнехонькое. А как из Уразово к вечеру домой вернулись, мама отсортировала абрикосы. Те, что были более помятые при падении мы потихоньку дня за два-три съели, а где-то с полведра ещё крепких плодов она пустила на варенье.
          Вот так мы, нежданно-негаданно, можно сказать, в чистом поле - и на еду фруктов набрали, и на варенье.

          • А какая шелковица на югах растет! И в парках и по дорогам!
            В Ейске ходили с девчонками на пляж, по дороге набирали падалицы жерделы полиэтиленовый пакет, меня загоняли на шелковицу - еще пакет... На колонке у пляжа все это мыли - и нам с девчонками было что пожевать от завтрака до обеда на пляже...
            А шелковица - это что-то! Вроде черной малины, но в отличие от лесной малины - огромная (ну - или ежевика).
            У меня на участке сейчас ремонтантная малина начинает разрастаться от трех саженцев - у нее ягоды примерно такого же размера, как у той шелковицы... 30 лет тому назад...

            Оценка статьи: 5

            • Шелковица, как по мне, на любителя. Там же, под Краснодаром, но уже в поселке совхоза, она росла. Огроменные деревья. Соответственно, чтобы её набрать, надо было залезть на дерево. А это не так просто, не у каждого получалось. Да и немногие из наших ходили в поселок. Во-первых, режим, во-вторых... И нарваться можно. В нашей смене микуньский отряд так отметелили, что они чуть ли не неделю с синяками ходили.
              Но у меня почему-то с местными никогда не было особых терок. Здесь же, под Краснодаром, я с ними пару раз ходил на утренней зорьке, ещё до подъема, на рыбалку. Они на рисе вообще-то специализировались, поэтому у них были специальные пруды, с которых на ночь вода уходила на рисовые чеки. Но чтобы пруды не простаивали, по весне в них запустили карпа. Вот на него мы и ходили. Более азартную рыбалку трудно припомнить, хотя их у меня и до, и после Краснодара было немало.
              В общем, днем наши в поселок высовываться не любили. Поэтому если у девчонок возникал заказ на шелковицу, посылали обычно меня. Из двух видов, что там росла - черная и белая, почему-то у наших больше ценилась белая. А мне как-то было перламутрово - какая. Черная, белая... Собрал с того дерева, что было поближе к лагерю, да и отнес заказчикам. Мне сам процесс нравился: пообщаться с местными, посоревноваться с ними - кто выше залезет, кто больше соберет и при этом рубашку не испачкает. А сама шелковица мне как-то не особо была. Да и местные к ней были достаточно равнодушны. Обычно всё, что совместно собиралось, после небольшого перекуса, как спустимся на землю, отдавалось мне и я всё это тащил в лагерь. Местные, если и провожали меня, то только до лагеря. На его территорию днем они не совались. Это уже наше было. И нарваться, соответственно, уже они могли.

          • Константин, новые истории в Вас просто киша кишмят! Прямо так и закипают! Не давайте им выкипать, пишите, а то от некоторых только угольки и останутся.

            Оценка статьи: 5

            • Этим, Игорь, мне и нравится общение, что тут, что на "Прозе". Пообщались, обсудили и, как результат, всплыли какие-то уже порядком подзабытые темы и появились сюжеты для новых рассказов. Соответственно, большое Вам спасибо, что напомнили и подтолкнули.