Елена Гвозденко Грандмастер

Зачем на праздник Вознесения хоронили кукушку?

Новелла «Кукушкин подарок» воссоздает забытый обряд, реконструирует по материалам архива библиотеки Русского географического общества.

Эрик Шеферд, «Каштановогрудая кукушка» Фото: artchive.ru

На Руси существовал странный народный обычай. Его сакральный смысл до сих пор обсуждают этнографы. Некоторые из них убеждены, что это своеобразное посвящение девочек в девушки. Не случайно он проводился тайно от мужских глаз, не случайно «покойницей» становилась кукушка — символ плохого материнства.


Кроме того, кукушку наделяли мистической силой. Крестьяне верили в ее способность летать между мирами живых и мертвых. Именно поэтому у кукушки спрашивали о годах, что осталось прожить. Обряд «похорон кукушки» проводили в христианский праздник Вознесения.

…На Вознесение Дунюшка проснулась до света, еще и маманя не вставала. Нашарила под головой припрятанный с вечера узелок — от братцев всего ожидать можно. Кукушечка была на месте. В одной рубахе девушка выскользнула в сени, там за большим ларем еще с вечера приготовила она подарки кумушкам-голубушкам. Ленты цветные, платочек расшитый да колечко медное. Связала все, обрядилась в платье, голову убрала да быстрее вон из избы, пока братцы спят.

Старалась потихоньку уйти, да, видно, дверцей скрипнула — слышала, как Никитка заворочался. Теперь быстрее из деревни, кабы в погоню не пустились. Бежала, узелочек к груди прижимала, а сама на крыши поглядывала: вдруг парни уже с утра девиц выслеживают, заприметят — быть беде, не дадут Кукушечку схоронить.

Место для похорон выбирали всю неделю, пока Малашка не привела подруг на маленькую полянку, огороженную со всех сторон густой порослью. В середине этой полянки красовался старый дуплистый дуб. Стоял он будто хозяин посреди горницы, а рядом кустились осинки-домочадцы. Место это девушкам понравилось. Теперь все участницы тайного обряда поодиночке спешили к старому дубу.

Бежит Дуняша, сердечко бьется часто-часто, а сама о бабке Евдохе думает. Схоронили бабку аккурат перед Крещением, в самые морозы. Недолго старая маялась, еще с вечера хлопотала у печи, а наутро уж не встала. К обеду подозвала внучку, благословила слабой рукой, да и дух вон.

А Дунюшка о бабуле плакала, а сама о колечке серебряном думала, что у старухи на пальце осталось. Колечко это не простое, заветное, так ей сама бабка Евдоха сказывала: будто бы камушек голубенький, что в колечке том, от бед бережет.
Вспоминала Дуняша, как бабка сулила отдать это колечко ей, только в пору войдет. Да так и не отдала, старую Евдоху с ним и схоронили.

Бежит Дуняша к полянке заветной и шепчет Кукушечке, чтобы отнесла она весточку бабуле покойнице, мол, стыдно ей, что о колечке тужила.

А на полянке уже девицы-подруженьки поджидают.

— Донесла?
— Донесла, не тужите, — Дуняша развязала узелок и подала Кукушечку.

Шили куклу вдали от посторонних глаз. Сначала принесли травы «кукушкины слезки», потом из пучка и корешков соорудили подобие девицы, спеленали ее принесенными из разных дворов тряпочками и стали обряжать. Сшили ей платье, фартук, повязали голову платочком. Ножки-веточки подрубили, чтобы каблучки получились, да красным обмотали.

Расстелили под дубом покрывало, стали кумоваться. Подруженьки испрашивали разрешения по три раза: «Давай кумиться, сроду не браниться». А получая согласие, девушки целовались, да подарками обменивались. Дуняша дарила колечко медное Варварушке, а сама про бабкино колечко вспоминала, стыдно было.

Малашка гробик Кукушечке подготовила, совсем как настоящий. Сенцом устелила, тряпочкой прикрыла. Уложили куклу со стихами:

Прощай, прощай, кукушечка,
Прощай, прощай, рябушечка,
До новых до берез,
До красной до зари,
До новой до травы.

Теперь плакать надо, а кто плакать будет? Стали друг друга уговаривать, рядиться, никто не хочет. Поломали веточки, решили тянуть, кому достанется. Досталось Танюхе, а у той голосок тихий, слабый, не похожа она на плакальщицу, а деваться некуда, запела печально:

Подойду-то я, горемычная,
Подойду ко подружке Кукушеньке.
И спрошу ее я сердечную:
Ты куда же, подружка, сподобилась?
Приубравшись в платье нарядное?

Танюха причитала все громче и громче, девицы, окружившие маленький гробик, стали всхлипывать. А плакальщица продолжала:

Уж собралася ты, душа ясная
Ко своим милым, да ко сродникам
Во последний путь, во дороженьку.
А как свидишься с ними, родимая,
Расскажи про нас, про подруженек…

Танюша замолчала. Девушки наскоро закрыли маленький гроб и опустили его в вырытую ямку. Засыпав могилу, с припухшими от слез глазами, они вернулись в деревню, сговорившись после Троицы Кукушеньку откопать, да поминки справить.

На поминки созвали парней, сготовили угощенье: яиц наварили, блинов напекли. Отправились всей толпой Кукушечку откапывать.

Идут, песни поют, в догонялки играют. Добрались до могилки, затихли. Раскумляться пора. Девицы обратно дареное друг другу отдают и приговаривают:

Кукушечка-рябушечка,
Пташечка плакучая,
К нам весна пришла,
Весна красна,
Нам зерна принесла,
Нам аржи на гумно,
В коробью холста,
Будет девкам красный лен,
Старым бабам конопель.

Откопали гробик, да поминки справлять на опушку побежали, хороводы водить. А Кукушку Дуняше в руки сунули. Прижала девушка куклу к себе — чует, что-то твердое под платьем. Сунула руку, а там колечко серебряное с голубым камушком, что со старой Евдохой схоронили…

Обновлено 16.05.2018
Статья размещена на сайте 27.04.2018

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: