Владимир Голубков Мастер

Чем в Африке полезен джин? Записки бывшего МИДовца

Не знаю, как сейчас, а раньше в Африку просто так вылететь было нельзя. Существовал строгий медицинский контроль. Предписывалось за пять дней до вылета начинать пить таблетки от малярии. А недалеко от Минздрава находилась амбулатория, где делали болезненную прививку, гарантирующую пожизненный иммунитет от всякой разной тропической заразы, типа желтой лихорадки.

Фото: Depositphotos

Только после получения санитарного паспорта «кадры» выдавали билет, а валютно-финансовое управление валюту. Ко всему этому относились спокойно, с пониманием. Не только «санпросвет», но и сама жизнь научила, что игнорирование некоторых истин дорого может обойтись европейцу в жарких странах.

В Управлении, да и в отделе много было «живых примеров» легкомыслия. Вон, одного измождённого вида Валерки Михайлова достаточно было: парню по два раза в год приходилось ложиться в клинику с какой-то заразой в крови, которую он подцепил, полакомившись экзотическим рыбным блюдом в Эфиопии.

Лететь в этот раз надо было почти на экватор, в Либерию. Во времена этой истории из жизни информация придерживалась, поэтому мало кто знает, да и сейчас не принято особо вспоминать, что в 1985 году эта не такая уж влиятельная и начинающая нищать после военного переворота 1980 года страна в одностороннем порядке выслала в 24 часа всех наших дипломатов, прервав отношения с могущественным Советским Союзом.

Формально это была реакция оскорблённого военного диктатора Сэмюила Доу на появившуюся в газете «Правда» статью о многочисленных подтасовках и фальсификациях на выборах в стране, проводившихся под дулами автоматов.

Практически все связи были прерваны. Но громадный интерес СССР к Либерии оставался: именно здесь находилась штаб-квартира Организации африканского единства, множество международных организаций, но самое главное — 35-тысячный корпус быстрого реагирования армии США по Западной Африке.

Разве можно такое хозяйство оставлять без присмотра?

На следующий год по просьбе СССР разрешили ограниченное количество дипломатов, но с единственным условием, навязанным американцами: если хоть один сотрудник политической или военной разведки будет внедрён в страну, дипломатические отношения опять будут прерваны, теперь уже навсегда.

Частично восстановили воздушное сообщение: один раз в месяц самолёт «Аэрофлота» с множеством промежуточных посадок за сутки долетал до Монровии. Вот на нём я и отправился, прихватив обязательные для Африки гостинцы в виде чёрного хлеба и селёдки.

К разведкам я никакого отношения не имел, необходимо было определиться с объёмами и стоимостью восстановления посольства. Покидая здание, многое было намеренно сожжено и уничтожено взрывами гранат, частично позже разграблено местными мародёрами, а завершили дело термиты, уничтожившие всю документацию и деревянные конструкции. Визитными карточками в помещениях высились термитники по углам.

Поскольку местные строго выполняли команды своих американских спонсоров (США ежегодно выделяло Либерии 2,5 млрд долларов за расквартированные военные базы), то после прилёта посольство не смогло гостеприимно распахнуть свои двери, все боялись провокаций. Пока спецслужбы и так и эдак пытались прояснить хоть какую-нибудь принадлежность к разведке, пришлось на трое суток обосноваться в шикарном отеле, расположенном на скале у входа в бухту порта.

Постояльцев в гостинице практически не было, в город я не выходил, да и в ресторан внизу не спускался. Как в такой ситуации работать американским контрразведчикам вместе с местными добровольными помощниками? Откуда им знать, что советские командировочные обычно прихватывают с собой всякие супы быстрого приготовления, колбасу, да и на прочие хитрости пускаются, чтобы морально не разлагаться и от Родины не отвыкать.

В ресторане-то мне что делать, если в валютно-финансовом управлении всё перепутали и вместо долларов, которые ходили в стране, выдали французские франки? Красивые такие бумажки, с репродукцией революционной женщины с обнаженной грудью на баррикадах. Любуйся хоть целыми днями, а разменять негде. Банки открывались только в понедельник.

Хорошо, хоть свои меня не бросили.

Олег, врач посольский, каждый день навещал. В посольстве ему скучно, там всего восемь человек, болеть некому. А тут — свежий человек с новостями, чёрным хлебом и селёдкой. Он меня и спас во многих отношениях.

Таблетки от малярии, оказывается очень негативно на печень влияют. Больше калечат, чем лечат, так что надо прекращать их принимать! А для борьбы с малярией существуют всего два надёжных средства.

  • Из наружных — ящерицы-гекконы, которые живут в квартире у каждого приличного европейца. Днём мирно посапывают, присосавшись присосками, где-нибудь на окне, а ночью выходят на охоту за комарами.
  • А из внутренних — исключительно джин, граммов 250−300 в течение дня, тогда можжевеловые испарения через кожу гарантированно отгонят комаров.

Главное — не увлекаться, поскольку местный джин стоил всего 1 доллар за бутылку. Правда, сдерживающим фактором являлось то, что импортный тоник к нему стоил уже три доллара.

На четвертый день Олег уговорил посла разрешить мне перебраться в посольство. Настоящий друг! Да мне и самому надоело! Больно непредсказуемо развивались события. На ночные стуки в дверь «ночных бабочек» я уже давно перестал обращать внимание и старался даже не подходить к двери. А они совсем «осатанели», пытаясь всячески демонстрировать свои обнаженные прелести. То ли их детишкам и соплеменникам действительно есть стало нечего, раз они всякий стыд потеряли, то ли у их покровителей, рыцарей плаща и кинжала, иссякло всякое терпенье. Во всяком случае, на третью ночь в дверь тарабанили уже не туземные девицы, а… молодые чернокожие мальчики.

Надо же, как нехорошо обо мне подумали спецслужбы!

Главное, Олег в конечном итоге поспособствовал моему появлению в среде сограждан — в посольстве. Хочешь не хочешь, а я оставался ему должен, тем более, назначенное лечение всегда эффективнее под наблюдением лечащего врача.

Поэтому я сразу откликнулся, когда однажды Олег попросил меня помочь. Он долго «темнил», выпытывал, не боюсь ли я крови, не разболтаю ли я кому чего и прочие вещи, интригуя меня всё больше и больше.

В итоге оказалось, что Олег повесил сушиться постиранное трико на внешний блок кондиционера за окном. А потом надел его, забыв тщательно прогладить горячим утюгом. Больше всего Олег расстраивался, что ведь он сам предупреждал и инструктировал людей, что так делать ни в коем случае нельзя. Надо же, а сам попался!

Во влажную ткань трико мангровые мухи отложили личинки, которые внедрились под кожу и прекрасно там устроились. А теперь на теле Олега появились образования в виде фурункулов, где подрастали личинки мух.

Такие картины можно наблюдать в жаркий день на коже коров или лошадей, лениво разгоняющих взмахом хвоста мух и оводов. Но Олег же — не конь, хотя он и рассказывал, что когда работал на Скорой, то пахал как лошадь.

В тех местах, куда он смог дотянуться, удалил личинок сам, а вот на ягодицах и на бедре… Олег продемонстрировал три припухлости под кожей, в одном из которых явно прослеживалась жизнь.

Пришлось успокоить его, что я для него — тот самый профильный врач, потому что имею вполне достаточный практический опыт. Как-то на туристическом слёте отважился в полнейших антисанитарных условиях вскрыть приятелю, Лёшке Шпагину, нарыв, причём очень эффективно. Но это ещё не всё! При этом сам когда-то в армии в Средней Азии удалил себе из голени ноги таких же «непрошеных квартирантов», окопавшихся в ране. Тогда у меня вообще была одна только острая щепочка.

А тут-то у нас и скальпель есть, и главное — джин, сразу в двух ипостасях: как наружное и как внутреннее.

Не надо даже объяснять, что операция прошла безукоризненно. До поздней ночи два доктора сидели в бунгало и неспешно обсуждали неисчерпаемые свойства джина и чем он особенно полезен здесь, в Африке…

Если посмотреть со стороны, то неизвестно чего можно было подумать. А они же лечились, тем более что оба врачи. Не важно, что один — без диплома. Главное, что он практик, а это важнее любой бумаги…

Обновлено 30.06.2018
Статья размещена на сайте 22.06.2018

Комментарии (9):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Константин Кучер Константин Кучер Грандмастер 5 июля 2018 в 21:53 отредактирован 5 июля 2018 в 21:54

    ...супы быстрого приготовления.

    Между прочим, замечательная вещь! Я ведь, так понимаю, речь не о тех супах-концентратах, что в банках? Стекло ведь достаточно тяжелое, а вес багажа при авиаперелете... Ограничен. К тому же стекло - вещь достаточно хрупкая. Бой возможен. И тогда от того, что раньше было в разбившейся банке (чаще всего рассольник или щи), проку немного. Да и пищеконцентраты супов в стеклянных банках... Ну, как на мой вкус, всегда были не очень съедобные.
    А вот в бумажных пакетиках... О-о-ооо!! Это - другое дело! Когда-то мне очень нравился куриный суп с вермишелью. Я его чуть ли не каждую неделю на выходных, когда попасть в заводскую столовую возможности не было, варил. Вот такой вот супец! И за-аапах... И вкус! На уровне! Надо только, когда его варишь, обязательно инструкцию нарушать. Не литр воды заливать в кастрюльку, а грамм 600, максимум 700 (если очень голодный!). Он тогда такой наваристый, нажористый получается. А за-пах... Запах... Из-за него у меня часто терпения не хватало его по тарелкам разливать. Зачем?! Если можно прямо из каструльки?!!

    Оценка статьи: 5

    • Владимир Голубков Владимир Голубков Мастер 6 июля 2018 в 11:18 отредактирован 6 июля 2018 в 11:25

      Константин Кучер, это точно!...
      Было такое, не скрою.Был ещё грибной суп, но мне там запах не нравился. А куриный-это да! Верх блаженства, особенно в общаге! И главное - быстро! Ещё был гороховый суп, но в больших брикетах.
      Но раз пошел разговор о брикетах. то самое замечательное было - кисель плодово-ягодный в брикетах. Его можно было грызть не разводя водой. Это, правда, в детстве....
      А в тот раз, в Африке, были куриные кубики "Кнорр", которые только-только появлялись. Просто так их было не достать, я купил их у знакомого парня, повара из ресторана "Белград". А к кубикам приложил две пачки вермишели, это добро свободно продавалось в магазине. Палкой колбасы в наборе продуктовом разжился, "отжав" у жены и детей. Папка в Африку едет, они приняли свою судьбу "безколбасную" стоически. Про селедку и чёрный хлеб я уже написал.
      Ну и водки. Как же без неё, родимой?
      Как улетал и летел - это отдельная песня, надо будет описать потом, в красках. Тоже интересно. Потому, что информации о положению в стране тогда действительно не было ни у кого. Связи не было, сообщения какие-то можно было отправлять только с экипажами самолетов, которые прилетали раз в месяц. Причём от Уагадугу (Буркина-Фасо, бывшая Верхняя Вольта)до Монровии самолёт летел всегда пустым, это был "политический" рейс.
      А поскольку нашим кровь из носа надо было знать - что там происходит, то перед отлётом меня вызвал в ЦК КПСС зав. международным отделом ЦК Черноиваненко. Предупредил, что по возвращению потребуют письменный отчет о положении в стране.
      Хорошо, что советник один потом раньше дал информацию всю нужную. А то пристали бы, не отвяжешься.
      Так что к теме ещё вернусь как-нибудь.
      Спасибо за проявленный интерес и поддержку!
      Успехов и удачи!

      • Константин Кучер Константин Кучер Грандмастер 6 июля 2018 в 14:18 отредактирован 6 июля 2018 в 14:24

        Ха, Володя! И мы в детстве точно так же грызли брикеты киселя. Они были такие, довольно увесистые. Держишь в руке и чувствуешь - маешь весч! Тогда казалось, что брикет киселя - значительно выгоднее, чем конфеты, т. к. если их покупать россыпью, по весу и визуальным ощущениям почему-то получалось значительно меньше.
        А за брикеты горохового супа я как-то и подзабыл. Спасибо, напомнил. Тоже неплохой был супешник. Но с куриным с вермишелью - даже сравнивать нельзя.
        С сырокопченой колбасой... А, думаю, именно о ней ты говоришь, т. к. хранить её, особенно в жарком климате, было значительно проще, чем вареную, и срок годности у неё был приличный. Почти как говорил один известный герой одного, не менее известного анекдота (правда, он говорил не о сроках хранения сырокопченой колбасы): "При умелом хранении - до бесконечности, сын мой!"
        С сырокопченой колбасой было значительно сложнее. Можно сказать, в советское время я её практически не видел. Но, тем не менее, есть у меня одна история, связанная как раз-таки с сырокопченой колбасой.
        Когда учился в Питере, был у меня хороший приятель. А мать у него была акушеркой. Соответственно, практически всё население того райцентра, откуда мой приятель был родом, обязательно прошло через её руки. Поэтому достать палку-другую сырокопченой колбасы на их местном мясокомбинате для неё не составляло особых проблем. Время от времени, как подворачивалась оказия, она переправляла этот замечательный продукт в Питер, сыну. Поэтому у Вовки практически всегда были под рукой медицинский спирт и палка сырокопченой колбасы. Обычно какая-то часть этой палки доживала до следующей передачи из дома. А поскольку между ними могло быть и месяц, и два, и три (оказии в Питер были нерегулярными), сроки её хранения были приличными. Колбаса высыхала и становилась твердой, если не как камень, то что-то близко к тому.
        А ещё Вовка был отпетым радиолюбителем. QSL-карточек у него было... Вагон и маленькая тележка. Очень много. Как-то мы скинулись и буквально за копейки купили в "Юном технике" бракованный телевизор. Цветной. Но из-за брака он показывал только зеленым. Так Вовка что-то там перепаял, заменил пару конденсаторов, выпрямитель и... Телевизор стал нормально показывать. Все цвета. А потом он смастерил какой-то блок, при подключении которого к телевизору мы, у себя в общаговской комнате, на коллективную домовую антенну... Принимали финские телепередачи! Причем никакого их глушения не было. Нормально всё показывало. Особенно, осенью, в дождливую погоду.
        В общем, Вовка был заядлым радиолюбителем и в его личном распоряжении практически всегда были медицинский спирт и какое-то количество "выдержанной" сырокопченой колбасы. Эти две составляющие и сыграли со мной злую шутку.
        К тому времени, о котором речь, Вовка уже женился на ленинградке и съехал из общаги к ней, в коммуналку, одна из комнат в которой досталась супруге от покойной бабушки. Поэтому видеть я его стал исключительно на лекциях. Да и то - редко. А тут вдруг прибегает дежурный с вахты, на которой стоял единственный на всю общагу телефон, барабанит мне в дверь и орет, чтобы я быстро-быстро и к ним - вниз. Там, мол, тебя твой приятель вызванивает.
        В общем, спустился я на вахту, взял трубку, а Вовка мне и говорит: "Бери ещё кого-нибудь одного из наших, но покрепче, и дуйте вдвоем ко мне. Быренько!". Я схватил за жабры кого-то из тех, кто возле вахты околачивался и - на метро.
        Приезжаем к Вовке, а он...

        Оценка статьи: 5

        • Приезжаем к Вовке, а он, оказывается, за пару бутылок выменял у вояк, списанную штыревую антенну, что в сложенном, походном положении обычно крепится к борту КШМки. В поле её раскладывают, выдвигая из основного ещё два или три телескопических колена, поднимают и фиксируют на три растяжки, которые одновременно выполняют и функции заземления. Но это в поле три-четыре колена - много и антенна получается высокой. А в городе, где кругом одни многоэтажки?! Вот Вовка и решил установить антенну на крышу сталинской пятиэтажки, в которой располагалась его коммуналка. Крыша у дома не плоская. Но хоть угол наклона у неё и небольшой, а... Есть всё-таки! А сталинская пятиэтажка по высоте примерно как современная девятиэтажка. Сваливаться с крыши не рекомендуется. А ветерок на высоте... Очень даже приличный. В общем, долго мы с той антенной возились. Пока выдвинули все колени. Пока подняли. Пока зафиксировали. Не один раз вспотели. НО! Дело сделали. И как по Вовкиной шкале ценностей - дело большое и замечательное. Поэтому решил он проставиться.
          Спустились мы с крыши к нему в комнату, а там... Шаром покати! Жена у него как раз к родителям в Таллин уехала. Но Вовка не растерялся. Накапал нам в чашки по сто капель чистого неразведенного спирта, ножовкой отпилил от колбасы несколько небольших кусочков и... Замахнули мы эти сто капель. Замахнули и потянулся я за колбаской. Закусить ею, значит. Только не учел, что твердая она. Её бы положить в рот и рассасывать потихоньку, как тот леденец. Терпеливо и долго. А какое терпение после полстакана спирта? Я колбасу в рот, зубами - клац и... И один из зубов, что я ещё на срочной (неудачно урюка погрыз), чуток покоцал, - хрясь и... СЛОМАЛСЯ! Пришлось потом к зубному идти, да этот обломок удалять.
          Вот так лакомиться той сырокопченой колбаской, не зная особенностей её потребления. Да ещё и большими кусками. Потоньше, потоньше приятелю её пилить надо было. Чтобы она на просвет светилась! Да кто ж из нас об этом подумал, когда спирт на столе стоял, выдыхался и тем самым нас поторапливал. А спешка она... И при поедании сырокопченой колбасы, тоже, как оказалось, - не нужна!!

          Оценка статьи: 5

          • Приезжаем к Вовке, а он, оказывается, за пару бутылок выменял у вояк, списанную штыревую антенну, что в сложенном, походном положении обычно крепится к борту КШМки. В поле её раскладывают, выдвигая из основного ещё два или три телескопических колена, поднимают и фиксируют на три растяжки. Но это в поле три-четыре колена - много, и сама антенна получается довольно высокой. А в городе, где кругом одни многоэтажки?! Вот Вовка и решил установить антенну на крышу сталинской пятиэтажки, в которой располагалась его коммуналка. Крыша у дома не плоская. Но хоть угол наклона у неё и небольшой, а... Есть всё-таки! А сталинская пятиэтажка по высоте примерно как современная девятиэтажка. Сваливаться с крыши не рекомендуется. А ветерок на высоте... Очень даже приличный. В общем, долго мы с той антенной возились. Пока выдвинули все колени. Пока подняли. Пока зафиксировали. Не один раз вспотели. НО! Дело сделали. И как по Вовкиной шкале ценностей - дело большое и замечательное. Поэтому решил он проставиться.
            Спустились мы с крыши к нему в комнату, а там... Шаром покати! Жена у него как раз к родителям в Таллин уехала. Но Вовка не растерялся. Накапал нам в чашки по сто капель чистого неразведенного спирта, ножовкой отпилил от колбасы несколько небольших кусочков и... Замахнули мы эти сто капель. Замахнули и потянулся я за колбаской. Закусить ею, значит. Только не учел, что твердая она. Её бы положить в рот и рассасывать потихоньку, как тот леденец. Терпеливо и долго. А какое терпение после полстакана спирта? Я колбасу в рот, зубами - клац и... И один из зубов, что я ещё на срочной (неудачно урюка погрыз), чуток покоцал, - хрясь и... СЛОМАЛСЯ! Пришлось потом к зубному идти, да этот обломок удалять.
            Вот так лакомиться той сырокопченой колбаской, не зная особенностей её потребления. Да ещё и большими кусками. Потоньше, потоньше приятелю её пилить надо было. Чтобы она на просвет светилась! Да кто ж из нас об этом подумал, когда спирт на столе стоял, выдыхался и тем самым нас поторапливал. А спешка она... И при поедании сырокопченой колбасы, тоже, как оказалось, - не нужна!!

            Оценка статьи: 5

          • Владимир Голубков Владимир Голубков Мастер 9 июля 2018 в 09:43 отредактирован 9 июля 2018 в 10:01

            Это точно...
            Зубы мы завсегда по-разному теряли, помню-помню. Один раз в драке зуб выбили, а возможности долго к врачу попасть не было. Пришлось плоскогубцами перед зеркалом выдирать самому, как прижало и невмоготу стало. Удалил, но не весь зуб. Осталось маленько, но зато боль прошла (струсила от такого подхода боль, наверное, решила не связываться). Но тот случай ждёт ещё отдельного повествования.
            А другой случай, в стройотряде, я описал в рассказе "Стоит ли садиться в кресло к стоматологу, когда он - несостоявшийся скульптор?" в "ШЖ" в сентябре 17-го года.
            А в отношении супов быстрого приготовления, они мне тогда действительно здорово помогли.
            Когда мне удалось переместиться в тот раз в посольство, то жить-то пришлось у себя в кабинете. Во всех отношениях удобно: Ни тебе подъёма, ни отбоя...
            Не спиться - поработаешь ночью. А днём сморило - тут же на тюфяке поспать можно.
            Тем более режим работы там всё равно щадящий был, экватор же!
            С восьми до двенадцати только работали. А вечером с шести до восьми вечера только два дня- вторник и четверг. Жара же жуткая. Местные тоже по такому же графику работали.
            Тем более, мне не привыкать было, я перед Московской олимпиадой , когда ещё холостым был, в кабинете у себя на стадионе почти год жил, благо у меня там обстановка шикарная была, холодильник с телевизором, душ с санузлом.
            А дома в коммуналке у меня раскладушка была только, шкаф да тумбочка.
            Так что всё было привычно, единственный минус этого-кухни не было. Чайник был, вот супы из пакета и можно было всегда сварганить.
            Остальная часть посольства не везде пригодная к жилью была.
            Когда срочная эвакуация идёт, обычно всё за собой уничтожить необходимо. Но не всегда можно успеть. Поэтому, если что не прогорело в печке референтуры, над которой всегда при эвакуации дум столбом стоит, то в печь - гранаты, чтобы не смогли ничего восстановить по пеплу.
            В оборудование - очередь, или гранату, остальное огонь доделает...
            А когда возвращаться надо, то как-то надо начинать работать.
            Дип отношения тогда восстановлены ещё не были, все вопросы решались через третью страну- Сенегал.
            Меня и послали, на месте определиться: Что надо срочно сделать, какие виды и объёмы восстановительных работ? Сколько выделить денег на восстановление? Сколько людей прислать из Союза и каких специальностей? И так далее...
            Поехал на две недели, а пришлось проторчать четыре месяца.
            Не только головой надо было работать, но и руками. В первую. очередь энергоснабжение самому восстанавливать пришлось, дизель-генератор, вентиляцию, центральный кондиционер, связь и прочее. Дождался, когда вызванная мной из Союза бригада ( 11 человек) прилетела, тогда только посол отпустил.
            Хороший, кстати мужик. И сейчас живой ещё. На пенсии уже , конечно. В МИДе он сейчас общественной работой занимается -Председатель комитета Послов СССР и РФ, Бебко Василий Степанович, бывший зам. Брежнева в Молдавии.
            Так что супы быстрого приготовления, это вещь!!!
            Успехов, Костя!