Николай Аблесимов Грандмастер

Можно ли рассказать простую историю на языке химических элементов?

А как же! Конечно, можно. Вот одна простая повесть из глубины народной химической мудрости.

Orion-v, Shutterstock.com

Вот ее начало. Дело было не то в Eu, не то в Am, а возможно и в In. Собрались мы с Bk и B на его Fm. Сидели и K. Вот B нам и Sc: «Чего без O сидеть, и так S на душе. Давай по Rb скинемся!» Ну, мы все рады — такой Tc! Одно слово — Ti, и тут Bk нам Sc: «Я-то с Ga, значит Nd». А B ему: «Раз Nd, давай два Rb» и нам подMn. Bk жмется: «У меня одна Cu At, Ag весь кончился». Тут я как самый Ac у него Tb: «Pt, — говорю, — и все тут!» А Bk: «Что я Ho должен с Fm уходить?» С большим трудом Pd. «А кому бежать? — кричит Bk. — Я-то совсем Cr». Тогда B сBe Rbи, сунул себе под As и побежал. А Bk и Ra.

А теперь переведем на общеупотребительный язык, так как названий элементов большинство уважаемых читателей не знает. Даже формулу воды H2O (аш-два-о) кое-кто, бывает, читает как эн-два-о.

Дело было не то в Европии, не то в Америции, а возможно, и в Индии. Собрались мы с Берклием и Бором на его фермий. Сидели и калий. Вот Бор нам и скандий: «Чего без кислорода сидеть, и так сера на душе. Давай по рубидию скинемся!» Ну, мы все рады — такой технеций! Одно слово — титан, и тут Берклий нам скандий: «Я-то с Галлий, значит неодим». А Бор ему: «Раз неодим, давай два рубидия», и нам под марганец. Берклий жмется: «У меня одна медь астат, аргентум весь кончился». Тут я как самый актиний у него тербий: «Платина, — говорю, — и все тут!» А Берклий: «Что я гольмий должен с фермия уходить?» С большим трудом палладий. «А кому бежать? — кричит Берклий. — Я-то совсем хром». Тогда Бор сбериллий рубидийи, сунул себе под мышьяк и побежал. А Берклий и радий.

Сидим мы, кюрий, ждем Бора. Вдруг слышим: «Аурум! Аурум!» Я говорю: «Никак Бор?» А Берклий: «Нет, неон». Гадолиний мы, гадолиний, кто бы это был? Берклий тем временем в углу с Галлий, рука на таллий, и литий ей что-то про Франций, старый плутоний, а она ему на шею висмут. Вдруг слышим опять: «Аурум! Аурум!»

Выходим мы, смотрим — бежит Бор, а за ним соседский кобальт Аргон и гафний, гафний на него. Догнал он Бора и как уксус его за мышьяк, где наши рубидии лежали. Наш Бор — парень железо, не уступает: «Сурьма, — кричит, — празеодим, свинец проклятый!» А тот знай его иттербий. Тут Бор совсем лютеций стал. Руками машет, орет: «Кто мне рубашку лантан будет?» Смотрим, а наши рубидии уже у Кобальта во ртути. Я к нему молибден: «Аргончик, — говорю, — скажи гафний, ну скажи». А он только сквозь зубы: «Бр-р-р-ом, бр-р-р-ом…».

Тут Берклий станнум на колени, подполз к Аргону, да как заорет: «Гафний!!!» Ну и цирконий! Аргон наши рубидии проглотил и бегом с фермий. Мы к Бору: «Полоний на место наши рубидии». А он: «Что я вам, родий их что ли?» Плюмбум мы на него и ушли. Что с дубния взять? Чтобы мы еще натрий соображали ни никель!

Надеюсь, эта грустная история на актуальную тему поможет вам в изучении химического языка.

Еще один способ запоминания тривиальных названий в химии, например, четыре первых члена в ряду предельных углеводородов (алканов) — перечисление в начале ряда их радикалов: метил этил пропил бутил.

Или: «Аш-два-о — девиз не наш. Наш — це-два-аш-пять-о-аш».

Обновлено 16.12.2012
Статья размещена на сайте 15.12.2012

Комментарии (10):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: