Сергей Грибин Мастер

Как стать «кинозвездой» в Харбине? Часть 2

Похоже, не забыли меня китайские режиссеры… Звонок, такси за счет заказчика, переговоры в закусочной типа «Макдоналдса», мыло-зубная щетка-полотенце-смена белья, билеты на поезд, полусон-полудрема в плацкартном вагоне, автомашина у перрона, еще полчаса езды… И вот мы в киногородке.

Это местный Голливуд, построенный в 20−30 километрах от центра крупной ЖД-станции «Хэндохэдцы», павильон для съемок фильмов и сериалов. Разнообразнейшие строения! Например, русская изба соседствует здесь с американским ковбойским салуном с Дикого Запада или с парой кварталов европейского города.

Роль банкира-банкрота… Все из жизни!

Здесь мне предстояло сыграть роль русского банкира, у которого в ходе проверки его заведения налоговой полицией оккупационных властей пропало из хранилищ банка большое количество драгоценных вещей, отданных ему либо на хранение, либо как залог, обеспечение ссуды или кредита. Банк поставлен на грань финансового краха, а банкир на грань самоубийства. Он приходит к самому главному японскому чиновнику и просит его о содействии в поисках похищенного, но тот выгоняет моего героя на улицу.

В одном из домиков киногородка был оборудован кабинет высокого чиновника. По стенам развесили старинное оружие, ковры и картины, принесли большущий стол для «линдао». Моя задача была запомнить для себя весь свой маневр, текст и последовательность реплик. Я подходил к охраннику-японцу и просил его доложить обо мне. Солдатик уходил на пару секунд, возвращался и жестом приглашал меня войти.

Большой японский начальник Я останавливался на пороге кабинета и с длинной, возмущенной речью обращался к рассевшемуся в вальяжной позе чиновнику. Съемки моего «подхода к снаряду» снимали раз десять-двенадцать. То свет не оттуда, то «охранник» что-то не так выполнил, то сушили мой пиджак. На него совершенно неожиданно, откуда-то сверху, пролилась струйка воды (утром был дождь, а крыши в павильонах дырявые)!

Зато мою возмущенную тираду, благо излагал я свои претензии на нашем родном, «великом и могучем» языке, сняли всего за три дубля. Позже подснимали еще крупные планы моей и «начальственной» физиономий, но это уже не в счет: главную свою роль в этом сериале я сыграл, можно сказать, с листа. Пока снимали наши маневры на пути к кабинету, я уточнил все свои слова у переводчика и зазубрил их до автоматизма. И лично придумал две «фишки» для своего героя: нервные, трясущиеся руки и носовой платок, которым я вытирал пот со лба и шеи.

Потом мы снимали еще в трех павильонах сцены с участием моего «банкира-банкрота». Надо сказать, что организовано все было неплохо. Никто не отвлекался на какие-то второстепенные дела. Они должны были отснять моего героя по максимуму, чтобы потом не переснимать, не доснимать, не тратить на это ни времени, ни средств. Я же, прочувствовав такую во мне заинтересованность, работал, как мог (отлично рифмуется с «работал, как Бог», но я из скромности промолчу)!

Жду звонка режиссера!

В киногородке я кое-что понял о китайских методах киносъемки. Вся группа — 10−12 человек. Осветители возятся со своими проводами и софитами. Операторы — с рельсами, тележкой, камерой и штативом для ее установки. Все делается оперативно и… МОЛЧА! Я не сразу понял, что меня слегка раздражало в ходе этих 4−5 часов съемок. Это отсутствие постоянной китайской болтовни, гомона голосов. А разговорчивость китайцев -тема для отдельного большого и подробного разговора, извините за тавтологию!

С режиссером непосредственно работают три сотрудника. Видео-оператор — человек с переносным монитором, на котором видно все, что видно в глазок камеры. Режиссер в любой момент имеет возможность посмотреть, что поймал в кадр оператор или просмотреть уже снятый материал. Гример-костюмер. И боевой заместитель. Как говорится, ответственный «за все», № 2 в команде. В общем, мне снова понравилось сниматься в китайском кино!

В самом конце заместитель режиссера попросил меня написать на английском языке свое ФИО для титров будущего сериала. А когда САМ режиссер, прощаясь со мной перед моим отъездом, поблагодарил меня за мои «трясущиеся» руки банкира и мокрый от пота носовой платок, я был счастлив! Он показал мне большой палец и сказал наше, русское «Холошо, СерГай!», а потом попросил записать в свой блокнот мой номер телефона!

Сериал начали показывать по всекитайскому каналу в ноябре 2007 года… Телефон (вместе с моим старым номером) я потерял еще в сентябре… Но почему-то я продолжаю надеяться на звонок от китайского режиссера, который перевернет мою жизнь!

«Надежда! Мой компас земной, а удача — награда за смелость…»

Обновлено 22.10.2008
Статья размещена на сайте 10.05.2008

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: