Любовь Дубинкина Мастер

Меры веса и не только. Как от «разновесья» к стандартам пришли?

«Точная наука немыслима без меры» (Д.И. Менделеев)

Эх, Дмитрий Иванович, не только наука! В обыденной жизни тоже не всегда можно обойтись охапкой, пригоршнями, горстью, щепоткой… Хотя удобства в этих измерительных «приборах» немало.

Как-то неравноценно наши предки отнеслись к вопросу использования частей своего тела для нужд метрологии. Например, увековечили измерения ширины, длины при помощи шага, руки, фаланги пальца, ногтя даже. А вот вес ни при помощи чего не измеришь! Но справедливости ради следует сказать, что какие-то помыслы на этот счет были. Откуда-то взялось: голова тяжелая, кулак как пуд, рука легкая… Все-таки взвесить пытались?

Самые запутанные меры

Морока страшная со всякими мерами, особенно веса. Не всяк запомнить возьмется. Разве вот что покороче. Берковец (такая, кстати, фамилия у одной моей знакомой, а у другой — Центнер) — это 10 пудов. В килограммы пуд перевести — 16,38 будет. У меня закралась мысль, что пуд был уважаемее, чем 16,38 кг, которым он равнялся.

Вот из чего я исхожу (пусть даже это не быль, а анекдот, но анекдоты часто из жизни берутся). Мужик задремал на колхозном собрании. Соседка толкает его в бок: «Премировали тебя — 20 кг пшеницы, а мне — пуд!» Мужик на все собрание возмутился: «Какой-то там бабе пуд, а мне — 20 кг! Я что, хуже ее работал?»

Видны различные гири, безмен, чашечные весы... С детства запомнилось, что в пуде — просто 16 кг, а в фунте — ровно 400 г (на самом деле — чуток больше). Округляли? Наверное! Не международная же торговля, зерно и шерсть взвешивали — эта продукция в собственном хозяйстве производилась, и точного учета не требовалось. А на базаре даже масло коровье «с походом» отвешивали, так что сотые-десятые компенсировались с лихвой.

Некоторые меры сыпучих тел, похоже, изобретались на ходу и в каждой местности свои. В Поволжье, например, на зерновом складе замер шел насыпками — это довольно увесистые металлические бадейки, вывешенные на каждый вид зерна: ржи в ней 10 кг, а проса — гораздо больше. А когда картофель в хранилище засыпали, отсчитывали маленками (слышится корень мал, но тяжеленькая была эта деревянная кадочка — на два ведра клубней). И опять вес разный: картофелины не по калибру же отбирали. Но учет вели не на килограммы, а на количество этих посудин. Это очень облегчало жизнь и расходы «на содержание аппарата».

Вот конторка управляющего пушкинским Болдино. По площади имение занимало не только болдинские земли, а заходило и в нынешние соседние административные районы. Сейчас в каждом районе трехэтажное здание занимают руководящие и учитывающие органы, а у болдинского управляющего офисом была небольшая изба. В одном углу безмен — для взвешивания подати маслом, шерстью, в другом — ларь под яйца, в третьем — бюро с чернильницей и учетной книгой. Свободного пространства — как раз для размаха плети, которой задолжников пороли: скамья для порки занимала четвертый угол. А под «большую» продукцию — с полей и огорода — были вымерены сусеки-отсеки.

«Разновесье» в России и вообще в Европе в 18 веке было жуткое! Например, в обиходе насчитывалась не одна сотня единиц, именуемых фунтом. Потому и встал вопрос о выработке международной системы мер. Ученые — почему я и привела цитату из Менделеева — тоже страдали от такого разнообразия, они первыми и подняли этот вопрос.

И вездесущий Петр Первый начал стандартизацию мер с самым строгим подходом к делу: контроль за исполнением возложил на государственные органы, в т. ч. — на карающие. Были изготовлены эталоны прежде всего самых ходовых единиц — аршина и фунта, позднее узаконили их соотношение с метрической системой. Это избавило Россию от трудностей в международных экономических расчетах, а задние корочки наших тетрадей еще от нескольких колонок таблиц.

Самые точные меры

Самыми точными были и остаются аптекарские меры веса. Ведь они решают вопрос не только здоровья, но и жизни.

Гири, гирьки... Основной единицей считался аптекарский фунт, который меньше обычного — всего 358,32 г. Объемы измерения веществ в аптеке были настолько малы, что провизоры чаще вели счет на скрупулы (вот откуда пошло скрупулезно!), весил один скрупул 1,244 г и содержал 20 аптекарских гранов. И наконец, гран — 62,2 мг. Какие же гирьки надо было изготовить! Вот еще — силиква, равная 0,189 г, для противовеса которой служили семена рожкового дерева. Рожковое дерево мало кто знал, поэтому карат — в него преобразовали силикву — приравняли к пшеничному зернышку, масса которого 0,2 г.

Мы часто употребляем выражения ни грамма — ни грамма терпения, например. Ну, прямо нисколечко! Так не бывает! Нисколечко — это ни грана, потому что грамм по отношению к грану — довольно крупная единица.

Самые веселые меры

Проще других кажутся меры жидкости, вина, в частности. Наверное, оттого, что мы чаще о них слышали, начиная со сказок. За основную единицу принималось ведро вместимостью 30 фунтов перегнанной и отфильтрованной воды при температуре чуть более 16 градусов. О, тщательность какая!

Что я подумала: ведро водой вымерено, а все его составляющие определены водочными посудинами: штоф, полуштоф, бутылка, шкалик… Вот были времена! Запрещалось вести международную торговлю вином в мелкой таре: бочка — и все тут! А теперь чуть ли не в бутылочках под детскую соску. Даже запаянные плотной пленкой стакашечки стоят на полках магазинов. Пей — не хочу!

По такой стройной девице ведро определять нельзя было... В бочке содержалось 40 ведер — да это море разливанное! Как не начаться кулачным боям после того, как купец, бывало, выкатывал народу еще и не одну бочку. Вместимость ведра определяла средней силы женщина: сколько могла она без большой натуги нести в двух ведрах на коромысле, делилось на 2. Выходило 10−12 литров. Было просто ведро — на 10 л и конное ведро — на 12.

В ведре было 100 чарок, в чарке — 0,123 л. Одна из промежуточных мерок — кружка, в которую входило 1,229 л. Обеими руками надо было держать! Иначе все по усам бы стекло. Ласково так звучит — шкалик, как капелька! Полчарки в нем, однако.

Бутылкой считалась емкость в 0,769 л. Кстати, интересно слышать разговор выпивох: сначала бутылку выпили, а потом еще четверку. Но ведь четверка — тоже бутылка, только по нынешним меркам в ней всего четвертая часть литра, а раньше она содержала 6,56 л. Может, хотя бы четверть они выпили — и то поменьше будет. Еще и в советской России самогон в четвертях выставляли, то есть в бутылях по 3 с лишним литра.

Любопытно, что единицы измерения жидкостей устанавливали при помощи единиц длины и ширины. Объем того же ведра равнялся 136,297 куб. вершка, а вершок — это 4, 445 см. А меры для сыпучих тел определялись не только килограммами, но и литрами. Вот гарнец — одна из основных мер сыпучих тел — был равен 8 фунтам той же очищенной воды, получается чуть более 32 литров. Грамм — масса одного кубического сантиметра чистой воды при температуре плавления льда.

Менделеев 15 лет руководил Главной палатой мер и весов России. Он считал единство мер, создание международной системы измерений как бы единением народов.

P. S. Все время работы над статьей калькулятор при себе держала, но неточности возможны, потому что разночтений встречала много. Старалась придерживаться Советского энциклопедического словаря.

Обновлено 3.05.2010
Статья размещена на сайте 12.03.2010

Комментарии (3):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: