Тина Хеллвиг Грандмастер

Вокруг Балтийского моря на катамаране. В поисках приключений? Часть 1

Много лет я читала лекции на океанологическом факультете Российского государственного гидрометеорологического университета (РГГМУ) в Санкт-Петербурге. Обычно, в летний период студенты-океанологи проходили летнюю полевую практику на гидрографических судах и на парусном катамаране «Orients». Попасть на практику на катамаран было непросто: ребята должны были освоить морское дело, научиться управляться с парусами, постичь азы навигации, а также окончить курсы водолазов. Для этих целей в РГГМУ есть специальная лаборатория подводных исследований, где все желающие могли в течение учебного года овладеть теми или иными навыками.

Катамаран «Orients» принадлежал нашему университету. На зимней стоянке он находился в Стрельне (в пригороде Санкт-Петербурга). Обычно, в межсезонье команда приводила судно в порядок: что-то надо было починить, заново покрасить, отремонтировать паруса. Штатным сотрудником катамарана был только один капитан, остальная команда — это бывшие и настоящие студенты РГГМУ, которые занимались этим на общественных началах.

Летняя практика на борту катамарана начиналась в начале июня и заканчивалась в конце августа. Я и мои помощники проводили летнюю практику со студентами, чтобы познакомить их с жизнью моря: научить собирать пробы планктона и бентоса, определять растительные и животные организмы.

Устройство катамарана

Прежде, чем перейти к описанию наших приключений в «кругосветке» по Балтике, я хочу кратко познакомить читателей с этом маломерным судном. Оно состояло из двух поплавков, длина каждого около 10 м. Поплавки соединялись между собой мостом шириной 6 и длиной 5 метров. Остальное пространство между поплавками было затянуто сеткой, и использовалось как дополнительная поверхность для хранения парусов, канатов и всяких других важных вещей. В центральной части палубы расположена мачта и гик, куда крепились паруса с помощью стоячего и бегучего такелажа. В кормовой части судна располагался румпель, к которому с помощью рычагов были присоединены два пера руля на каждом поплавке. Никакого мотора на катамаране не было, он ходил только под парусами и галсами, если нужно было «поймать ветер».

Катамаран "Orients", вид сверху Мир катамарана был спрессован до предела, на счету был каждый сантиметр. Максимальное количество людей для долговременного путешествия на катамаране — 12 человек. Спальных мест всего 9. Обычно 3 человека находились на палубе катамарана на 4-х часовой вахте, остальные в это время либо отдыхали, либо готовили еду, либо проводили полевые исследования.

Имелись 4 небольшие каюты для отдыха: две — трехместные (их называли почему-то «бунгало») в кормовой части каждого поплавка. Там можно спать как в палатке: члены команды заползали туда по очереди, и покидали помещение таким же образом. В левом поплавке имелась двухместная каюта с полками друг над другом, и в носовой части — одноместная, но там можно было спать только в полный штиль, поскольку в штормовую погоду вода проникала через верхнее окошко, и можно было проснуться от неприятного холодного душа.

"Бунгало" - каюта на троих В левом поплавке располагалась также миниатюрная кают-компания, которая служила одновременно и столовой. Рядом находился маленький камбуз с двухкомфорочной газовой плитой, двадцатилитровым контейнером с водой, а чтобы из крана текла вода, надо было нажать кнопку. При входе в поплавок была встроена небольшая кладовка, где ребята оборудовали туалет. Он был настолько миниатюрным, что невозможно было сделать лишнее движение. А когда была на море качка, то посещать этот «уголок уединения» было очень проблематично.

В правом поплавке располагалась навигационная рубка с приборами, картами, GPS системой и рацией. В этом поплавке размещались также кладовки, где хранилось оборудование катамарана, паруса, водолазные костюмы, акваланги и водолазная помпа.

Навигационная рубка Следует еще упомянуть об одной замечательной придумке. На палубе была большая металлическая балка, полая внутри. Она выполняла 2 функции: служила для соединения поплавков, а внутри нее хранился запас пресной воды на 5 дней автономного плавания при полной загрузке катамарана. Теперь, я думаю, что вы понимаете, что длительное плавание на таком судне — занятие не для слабых. Но об этом я узнала значительно позднее…

А теперь вернемся в тому моменту, как я попала в тридцатидневный круиз по Балтийскому морю на борту катамарана «Orients».

Заманчивое предложение

Как-то в начале лета 1991 мне позвонил заведующий нашей кафедрой Юрий Иванович Ляхин и попросил зайти к нему. В назначенное время я пришла и увидела рядом с Юрием Ивановичем симпатичного человека, которому я тут же была представлена. Это был Алексей Всеволодович Некрасов. За чашечкой чая у нас состоялся необыкновенно интересный разговор. Алексей Всеволодович подробно расспросил, кто я, откуда, чем занимаюсь в университете. Вероятно, его удовлетворили мои ответы, что я морской биолог, работаю в вузе, где читаю студентам несколько курсов лекций. После этого произошло то, о чем я буду помнить, наверное, всю мою жизнь. Алексей Всеволодович спросил меня, не хочу ли я принять участие в экспедиции по Балтийскому морю на борту парусного катамарана «Orients». Я на мгновение потеряла дар речи, настолько мне это казалось фантастическим и великолепным. Конечно, я тут же согласилась!

Рейс должен был начаться где-то в средине августа и продлиться около месяца. Основная цель нашей экспедиции состояла в том, чтобы принять участие в работе Международного Симпозиума Морских биологов Балтийского моря, который проводился в конце августа в Хельсингоре (Дания). Начальником экспедиции был профессор А. В. Некрасов. В плавании должны были также принять участие: «штатный экипаж», заведующий лабораторией подводных исследований, несколько студентов и студенток, ну, и я, всего 12 человек. К слову сказать, я не имела ни малейшего опыта хождения на таких маломерных судах.

Подготовка к рейсу шла полным ходом. Ребята приводили в порядок катамаран: что-то чинили, красили, шили новые паруса. Алексей Всеволодович был занят оформлением всех бумаг, получением виз, составлением списков того, что надо было закупить в долгий путь. Это была большая, ответственная и очень напряженная работа. Времени на подготовку всего было очень мало, студентам надо было срочно получить загранпаспорта. Хорошо, что у меня в ту пору оказался действующий служебный загранпаспорт синего цвета.

Продолжение следует…

Обновлено 8.12.2010
Статья размещена на сайте 7.12.2010

Комментарии (13):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Комментарий скрыт
  • Тина Хеллвиг, замечательное путешествие, прекрасный рассказ.

    Мой родственник работал вместе с Некрасовым. А Вы знаете, что этот замечательный ученый еще в детстве стал героем известной книжки
    Вот - из вики:
    В детстве был соседом по коммунальной квартире известного писателя и путешественника Бориса Житкова, стал прототипом главного героя его цикла рассказов «Что я видел».

    Оценка статьи: 5

    • Тина Хеллвиг Тина Хеллвиг Грандмастер 11 декабря 2010 в 03:45 отредактирован 11 декабря 2010 в 18:28

      Галя Константинова,
      это для меня открытие, что Алексей Всеволодович был прототипом для рассказов Житкова. Я с ним проработала а РГГМУ около 20 лет. Мы работали рука об руку в рамках различных международных проектов. Это был совершенно замечательный Человек и Ученый. Как горько писать был. В прошлом году он скончался, не дожив до своего 75-летия несколько месяцев. Мы, его бывшие коллеги, выпустили целую книжку воспоминаний. посвященную Некрасову. Я думаю, что это - самый лучший памятник для такого человека. Спасибо!

  • Тина Хеллвиг, Обалдеть!!! Я когда-то на "кадете" баловался. А у вас был такой круизный лайнер, такие просторы, многодневка! В общем, по-хорошему завидую. Тем более где-то валяется свидетельство спортсмена подводника СССР-овских времен (и под лед погружались) - думаю, в ваш сrew вписался бы .
    Жду продолжений.

    Оценка статьи: 5

    • Юрий Лях,
      значит, мы коллеги по морским круизам! Здорово. Это был первый мой ознакомительный долгий рейс на "Ориентсе". В последующие годы мы совершили множество рабочих рейсов с водолазными работами, побывали несколько раз в разных странах, куда нас приглашали на всякие мероприятия. Если интересно, могу написать.

      • Тина Хеллвиг, обязательно напишите. Так вышло, что "заграницей" побывать не довелось, а по Союзу покатался в меру своих средств и бродяжнической натуры. Так что , теперь будем мир смотреть на "глазами Сенкевича", а "глазами Тины" . И по предыдущим вашим темам - если что новенькое узнаете - не забывайте о нас.

        Оценка статьи: 5

  • Комментарий скрыт
  • Тина Хеллвиг, вы морячка, однако! Очень интересно!

    Оценка статьи: 5

  • Комментарий скрыт
  • Комментарий скрыт