Новогодний путеводитель
Константин Кучер Грандмастер

Кто такой Паккайне и когда он родился?

Как-то бывший главный инженер «Карелавтодора» рассказал мне одну интересную историю, произошедшую с ним в самом начале 80-х годов прошлого века. Дорожники как раз начали обновление автомобильной трассы Ленинград-Мурманск. И главный принцип этого обновления (повышение уровня безопасности движения, скоростного режима и пропускной способности автодороги) вступал в определенные противоречия с той основой дорожного строительства, что была ранее: дорога должна связывать между собой максимально возможное количество населенных пунктов.

Именно поэтому спрямляемый вариант трассы давал уменьшение расстояния между конечными пунктами, но проходил мимо не только многих сел, но и практически всех районных центров республики, которые теперь должны были соединяться с основной магистралью съездами разной протяженности: от 2−4 (Кондопога) почти до 40 км (Беломорск).

Естественно, партийные органы Карелии не могли стоять в стороне от этой крупной и важной стройки. Поэтому ежемесячно, на регулярно собираемых обкомом партийно-хозяйственных активах, дорожники подвергались безжалостному разносу со стороны первого секретаря: «Да что за безобразие! Вы куда дорогу-то тянете?! В лес!» Все встречные доводы на сокращение расстояния, увеличение крейсерской скорости (поскольку не нужно ориентироваться на ограничения в 40−60 км/ч по населенным пунктам), повышение безопасности (вне населенных пунктов значительно меньше вероятность выхода пешеходов на проезжую часть)… Да и вообще, строительство идет по утвержденному проекту! Все эти доводы не воспринимались партийным руководством Карелии.

И традиционные разносы продолжались до тех пор, пока на одном из очередных совещаний кто-то из присутствовавших в зале негромко, но так, чтобы было слышно сидящим в Президиуме, заметил: «Да что вы хотите, Иван Ильич?.. Главный инженер „Карелавтодора“ такую ламбушку (небольшое лесное озерцо) в районе Кондопоги присмотрел. Там рыбы…».

После этой реплики разнос, как по мановению волшебной палочки, моментально прекратился и больше никогда не возобновлялся. Первый секретарь, сам заядлый рыбак, сразу всё понял. И по окончанию совещания он, как в тех «Семнадцати мгновениях», произнес сакральную фразу: «А вас, товарищ… Я попрошу остаться». И уже один на один с главным инженером «Карелавтодора» доверительно спросил его: «Ну мне-то… Мне-то эту ламбушку покажешь?!»

К чему я вспомнил ту давнюю историю? Да просто она напрямую связана с главным героем этой статьи и датой его рождения.

Дело в том, что спрямление трассы шло не только на север от Петрозаводска, но и на юг от него. И в середине 90-х оно коснулось Олонца. Автодорога С.-Петербург-Мурманск, до этого проходившая через город и расположенные поблизости от него населенные пункты — деревни Верховье, Судалица, Юргелица, Мегрега, ушла из них. И многие коммерческие организации (продуктовые магазины, закусочные, кафе, заправка, только что введенная в эксплуатацию крупная гостиница) потеряли подавляющую часть транзитной клиентуры, а местный бюджет, соответственно, налоговых платежей с выручки, которую они давали. Учитывая, что каких-то крупных предприятий в Олонце, центре сельскохозяйственного района, нет, он начал потихоньку угасать.

Надо было что-то делать. Искать выход из этой очень непростой ситуации. И тогдашний мэр Олонца решил сделать ставку на привлечение в город туристов. Тем более, основа для этого — гостиница, кафе, иные предприятия общепита — вот они, под рукой. Ждут не дождутся, чтобы их загрузили работой.

Мэр собрал вокруг себя небольшую креативную группу, и именно они, а конкретно — сотрудники Олонецкого национального музея карелов-ливвиков им. Н. Прилукина, в 1999 году придумали эту легенду.

Мол, когда-то давным-давно, когда Олонец ещё был крупным, по масштабам Российской империи, торговым центром, в город по санному пути возвращался купеческий обоз. И хотя дело было в самом начале зимы, мороз на дворе стоял приличный. Но жизнь идет вне зависимости от погодных условий. И жене одного из купцов пришло время рожать. Ну, а как оно пришло — куда денешься?! Вот женщина и родила. В пути, в самый первый день уже набирающей свои морозные обороты зимы. Поэтому малыша и назвали Паккайне, что в переводе с карельского значит морозец, морозенок.

Несмотря на те трудности, что ожидали малыша при рождении (появиться на свет в дороге, прямо в санях, на морозе), он оказался довольно бойким и удалым. И за первую неделю вырос так, что на вид ему можно было дать не меньше трех лет. И так — каждую неделю.

В общем, уже через короткое время Паккайне отошел от уличных игр со сверстниками, в которых был неизменным заводилой, т. к. просто перерос их, превратившись в молодого парня, завидного жениха. Отец выделил ему небольшой капитал, и Морозец поехал по городам и весям: обменять деньги на товар, вернуться в родной Олонец, да продать всё приобретенное с прибытком. А т. к. Паккайне был приличным франтом, то не упускал возможности в тех городах, где бывал, поглядеть на себя в зеркало. Но как только он отходил от него, из зеркала выпрыгивал его двойник, который начинал уже свою, самостоятельную жизнь. Причем рос такими же быстрыми темпами, как и сам Паккайне.

К зиме все отражения вырастали и… становились Дедами Морозами. Которые отправлялись в Олонец, для того чтобы показать всем его жителям, кто из них — самый настоящий Паккайне. А истинный Паккайне, посмеиваясь в седые усы — кто может быть настоящее его самого?! — соревновался наравне со всеми. Но…

Но как только наступало 1 декабря… Взрослый Паккайне исчезал. А вместо него появлялся новый младенец. Который начинал быстро расти. И за неделю вырастал так, как иным малышам не вырасти и за три года. И все начиналось с самого начала. До следующего 1 декабря.

Вот так в Олонце появилась традиция: ежегодно, в последние выходные ноября, перед самым Днем рождения Паккайне, проводить игры выросших из его отражений Дедов Морозов, в ходе которых все они соревнуются в умении украсить елку, метнуть на дальность валенок или преодолеть специальную полосу препятствий. Первые Олонецкие игры Дедов Морозов прошли в 2000 году. С 2005 года они, благодаря приехавшему из самой Лапландии финскому Деду Морозу — Йоулупукки, стали международными.

28−29 ноября этого года состоятся уже XV Олонецкие игры, на которых ждут и главного Деда Мороза всей России из Великого Устюга, и Всемирного Казачьего Деда Мороза, и Снегурочку из самой Костромы, и татарского Деда Мороза — Кыш Бабая, и удмуртского — Тол Бабая, и… И конечно же, каждого из вас, дорогие читатели!

Приезжайте! Приезжайте в небольшой, но очень уютный и… креативный Олонец. Если не в этом, так в следующем году. И на Дедов Морозов посмотрите, и с Паккайне познакомитесь, и… И если не подарками и сувенирами, то хорошим предпраздничным настроением вас щедро одарят в этом небольшом, но по-своему очень красивом южно-карельском городе.

Правда, приезжайте!

Обновлено 28.11.2015
Статья размещена на сайте 25.11.2015

Комментарии (7):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Ай да олонецкий мэр! Ай да молодец! Побольше бы таких. Но и Константин Кучер не промах! По праву заслужил приз в "Новогоднем путеводителе". Поздравляю! Столько Ваших замечательных статей к празднику, спасибо! Вот теперь меня обуяла идея: на следующий Новый год делегировать в Олонец Товлис-Бабуа, грузинского Деда Мороза!

    Оценка статьи: 5

    • Ну, если не удастся делегировать... Как-то слышал, что он у вас большой домосед, не любит выбираться из Грузии. А зимой (сказывается его пристрастие к сванской соли!), как заберется в горную Сванетию, так и забывает обо всем на свете. А в Менгрелии и Кахетии дети навзрыд плачут: "Товлис-Бабуа... Товлис-Бабуа!!". И приходится родителям брать с собою хурджин с молодым вином, лепешек побольше и пробираться горными тропами в Сванетию...
      Так что если не удастся делегировать, так расскажете о нем!! А то, мало ли, может то, что я слышал о нем... Не в полной мере соответствует действительности.

      • Константин Кучер, удастся! Только Вы мне своевременно напомните. А то ведь из Сванетии - самого прекрасного места на свете, как говорят - действительно нелегко добровольно уехать.
        Кстати, забыла статью оценить, не привыкла еще оценки ставить. Конечно же "5"!

        Оценка статьи: 5

        • ...Вы мне своевременно напомните

          Ага. Получается: не напомнил, тогда - сам виноват! Нет, нет и нет! Я лучше переложу весь груз ответственности на иные плечи. Буду в Олонце, передам Паккайне, что с него - приглашение. Ну, а с Товлис-Бабуа - хорошее имеретинское.
          В этом году у Паккайне на праздничном столе гусь стоял. Что он на следующий год планирует - пока не знаю. Так что по вину - белое или красное - он потом сам уточнит.

  • Хорошо написано.

    Оценка статьи: 5

  • Молодец Костя, что не забываещь свою Карелию.

    Оценка статьи: 5