Сергей Курий Грандмастер

Кролики и зайцы. Что могли бы рассказать они о себе? Рабство и геноцид

Продолжение доклада доктора Зай Атса, прочитанного на Всемирном форуме, посвященном Году Кролика. Конспектировал доклад представитель от вида Homo Sapiens — человек Сергей Курий.

Трагический парадокс кроликов в том, что именно плодовитость и гнездовой способ жизни послужили причиной того, что их обратили в рабство.

Началось это очень давно. Цивилизация римлян впервые близко познакомилась с кроликами после завоевания Пиренейского полуострова. Римлянам так понравилось их мясо, что они тут же организовали у себя специальные концлагеря — лепорарии (не путать с лупанариями), где разводили наших собратьев на убой. (Угрожающий ропот в зале.) Мало того — особенно леденит душу упоминание об извращенной любви римлян к мясу новорожденных крольчат и даже эмбрионов. (Выкрики: «Убийцы! Убийцы!») Впрочем, что еще можно ожидать от народа, пролившего тонны крови не только животных, но и представителей своего вида на аренах цирков для увеселения публики?

Но и это еще не всё. Люди с настойчивостью фашистских докторов проводили настоящее насилие над самой природой кроликов. Вместо, устоявшегося в веках, естественного отбора, благодаря которому мы стали физически развитыми, подтянутыми, быстрыми, умными и отважными, они подвергли нас отбору искусственному. Да, в этом они достигли впечатляющих результатов. Но скажите, какому нормальному кролику нужно это чрезмерное ожирение или волосатость? За подобные эксперименты домашние кролики заплатили полнейшей деградацией личности — их мозг уменьшился на 22%. А полуслепые и безропотные красноглазые белые кролики, выведенные для жестоких медицинских экспериментов? (Выкрик: «И они еще говорят о зверском поведении!») Недаром наши матери до сих пор пугают детей, приговаривая: «Не будешь слушаться, станешь подопытным кроликом».

Но не всегда… не всегда плодовитость кроликов работала на пользу человеческого желудка. Вырвавшиеся на свободу, узники нередко страшно мстили своим палачам.

Уже во времена Августа Октавиана жители Балеарского архипелага просили римского императора прислать солдат для «зачистки» территории от распоясавшихся лопоухих, которые чуть не превратили ее в пустыню.

Но особенно славной и в то же время трагичной страницей в истории Кроличьего Сопротивления стал знаменитый Австралийский бунт. Началось всё с того, что наивные глупые люди завезли в XIX веке на материк пару десятков кроликов для очередного разведения. Некоего Робертсона даже оштрафовали на 10 фунтов за то, что он убил австралийского кролика. В итоге лопоухие сами «развели» людей на «бабки». (Злорадный смех в зале.) Спустя 10 лет тот же Робертсон потратил уже 5 тысяч фунтов только для того, чтобы очистить от кроликов свои угодья. Да только фунты не сильно помогли. К началу ХХ века число кроликов в Австралии достигло 20 млн. особей, а к середине века — уже 750 млн. Что неудивительно, если вспомнить, что хищников на этом материке почти не было (кроме собак динго — эмигрантов из Азии), зато были неплохие пастбища. А если при этом учесть, что 4−5 кроликов съедают практически столько же травы, сколько одна овца, то становится понятным, какая угроза нависла над овцеводством — основой австралийской экономики. Заметьте, овец кролики не убивали, это было честная естественная конкуренция видов.

Но разъяренные люди ответили на мирное экологическое сопротивление настоящим геноцидом — выплачивали премии за отстрел кроликов, ставили капканы и ловушки, перегораживали территории, завозили хищников — и всё без толку. Тогда двуногие решились на особо циничный и беспрецедентный акт — применили против восставших бактериологическое оружие. В 1950 году зверьков заразили вирусом миксоматоза. Последствия были ужасны — 90% кроликов погибло в страшных муках. (Выкрики: «Позор!», «Куда смотрит ООН?!») Казалось бы, одержана убедительная победа лысой расы над пушистой — но… не тут-то было. К третьей бактериологической атаке кролики выработали иммунитет и вновь восстановили поголовье. Борьба с переменным успехом продолжается до сих пор. (Зал встает и хором скандирует: «Слава! Слава героям!»)
Да, дорогие мои лопоухие, нас не просто победить! Давайте же прежде, чем уйти на перерыв, мы споём замечательный революционный гимн австралийских кроликов. И-и…

В краю, где есть мои следы,
Не отыскать овце еды.
Но не спугнуть меня ружьем —
Я размножаюсь день за днем.

С улыбкой я на псов гляжу,
У ласки под носом хожу.
Всю жизнь играю я с огнем
И … размножаюсь день за днем.

Мой мягок мех, и скорняки
Шьют из него воротники.
Я погибаю, но потом
Вновь размножаюсь день за днем.

Кто, защищаясь от врага,
Его сажает на рога,
Кто когтем рвет, кто бьет клыком …
Я — размножаюсь день за днем!

Меня легко хватает враг —
Я перед ним и слаб, и наг.
Моя борьба с врагом — в другом:
Я размножаюсь день за днем.

Чем бить меня который раз,
Прочтите лучше мой рассказ
И поскорее идите в дом,
чтоб размножаться день за днем.

Нельзя не отметить, что упоминающийся в статье «Гимн» переведен с кроличьего на человечий новозеландским поэтом Арнольдом Уоллом и называется «ПЕСЕНКА БРАТЦА КРОЛИКА ИЗ ЦЕНТРАЛЬНОГО ОТАГО».

Окончание доклада

Обновлено 26.12.2010
Статья размещена на сайте 22.12.2010

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: