Владимир Рогоза Грандмастер

Чем прославилась Лизанька Сандунова?

Во времена Екатерины II придворный Эрмитажный театр был особым миром, где правили свои законы. Актеры, особенно молодые, находились на положении почти крепостных и всецело зависели от театрального начальства. В этом театре 11 февраля 1791 года во время представления комической оперы «Федул с детьми», автором которой была сама императрица, произошло событие, отголоски которого еще многие годы будоражили театральную среду и даже вошли во многие литературные произведения.

Сразу после окончания спектакля (по другой версии — прямо во время выступления) молодая актриса Лизанька Уранова подала прошение императрице. А жаловалась она на самого всесильного канцлера графа А. А. Безбородко. Возможно, императрица и не обратила бы внимание на эксцентричную выходку актрисы, поручив разобраться во всем театральному начальству, но девушка была её любимицей. Талантливую выпускницу Театральной школы Екатерина приметила еще более года назад. Девушка обладала прекрасным голосом и несомненными актерскими талантами. Императрица сама дала ей сценическую фамилию Уранова в честь новой планеты, открытой астрономами. Поговаривали, что за обворожительный голос императрица даже подарила актрисе драгоценный перстень с бриллиантом. И вот теперь девица просила у матушки-императрицы защиты. Пришлось вмешаться.

А произошло следующее: на Лизаньку обратил свое внимание канцлер Безбородко, славившийся пристрастием к прекрасному полу. Но неожиданно канцлер получил решительный отказ, не помогали и щедрые подарки, которые неизменно возвращались к нему назад. Слухи о том, что всесильному Безбородко уже длительное время противится молоденькая актриса, с удовольствием смаковали в сановном Петербурге. Распространялись они и по России. «Лизанька ни на какие обещания графу не поддается», — писал из Петербурга Григорию Потемкину в действующую армию его секретарь М. А. Гарновский.

Слухи всегда обрастают массой домыслов. Рассказывали даже, что актриса на глазах у обомлевшего Безбородко бросила в камин многотысячную пачку ассигнаций, которыми сановник хотел сломить её сопротивление. А причиной всему был актер Сила Сандунов, которому девушка отдала свое сердце. Удивительное сопротивление молодой актрисы только раззадорило графа, и он приказал отправить Сандунова в Херсон, а Уранову силой забрать из театра и привезти к нему. По другой версии, Сандунов под давлением графа и руководства театра уволился и уехал сам. Тогда-то Лизанька, лишившаяся единственного защитника, и решилась просить защиты у императрицы.

Сила Николаевич Сандунов Жалоба не удивила Екатерину, она знала о любвеобильности сановника и помнила о недавнем скандале, когда граф подарил 40 тысяч рублей заезжей итальянской актрисе. Девушке императрица решила помочь. Чтобы вернуть Сандунова, послали фельдъегеря, да стали готовиться к свадьбе. Была у матушки-императрицы слабость, как затем и у её сына Павла, любила устраивать судьбы людей, которые чем-то её заинтересовали.

Лизаньке выделили от щедрот императрицы приданое, да и обвенчали молодых в присутствии самой Екатерины. Удивительно, но Безбородко и после этого не оставил своих ухаживаний. Интересно, что в этой истории гнев императрицы обрушился не на графа, которого она ценила, а на руководителей театра, потакавших притязаниям канцлера. Екатерина отстранила Храповицкого и Соймонова от руководства императорскими театрами, а молодоженам, чтобы избавить их от назойливости Безбородко, разрешила уехать в Москву. Правда, по другим сведениям, их отъезд был связан с обострившимися отношениями между ними и князем Н. Б. Юсуповым, новым руководителем театров.

В первопрестольной чета Сандуновых быстро завоевала популярность. Играли они в театре Медокса, располагавшемся на месте современного Большого театра. Особенно нравилось москвичам исполнение Лизой Сандуновой народных песен. А голос, если верить современникам, у неё был прекрасный — меццо-сопрано, охватывающее три октавы.

В Сандунах посетителей встречали швейцары В Москве Сандуновы обзавелись недвижимостью, прикупили дом, а затем и несколько участков на берегу Неглинки. Вложив все свои средства, построили общественную баню, которая все-то носит фамилию своих основателей, ресторан и несколько магазинов. До Сандуновых подобных бань в Москве не было. Они впервые оборудовали два изолированных отделения: мужское и женское. А для состоятельной публики сделали украшенные коврами, мягкой мебелью и скульптурами роскошные отделения, в которых перебывали почти все российские знаменитости.

Жили Сандуновы безбедно, но счастья в семье не было. Сила, как говорится, загулял и даже прижил на стороне ребенка. Оставив мужа, Елизавета уехала в Петербург, где продолжала играть в императорских театрах. После смерти Силы Сандунова она вернулась в Москву, но сцену оставила и доживала свои дни в покое, благо, средств хватало.

Умерла Елизавета Семеновна Сандунова 22 ноября 1826 года. На память о ней остались любимые москвичами бани и ресторан, в котором воссоздан по сохранившимся описаниям Елизаветинский зал, названный так в честь прекрасной русской актрисы Елизаветы Сандуновой. В зале на панно портреты Сандуновых, приглашающих посетителей после банных процедур подкрепить силы московскими деликатесами.

Обновлено 14.11.2017
Статья размещена на сайте 20.06.2008

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: