Юрий Москаленко Грандмастер

Можно ли зенитками атаковать «тигры» и подбить их?

При слове «зенитка» у большинства людей сразу возникает образ самолета с крестами на фюзеляжах и маленькие букеты разрывов снарядов на фоне неба. Это идеальный вариант. Но война есть война, и случалось так, что зенитную артиллерию даже приходилось использовать для стрельбы прямой наводкой отнюдь не по самолетам. В сегодняшнем выпуске «Летописи войны» я расскажу об Иване Павловиче Горчакове, на чью зенитную батарею однажды враг бросил около 30 тяжелых танков «тигр».

Но обо всем по порядку. Иван родился 18 июня 1922 года в селе Пыелдино Сысолькского района Коми АССР, в семье портного Павла Горчакова. Из родной деревни вскоре перебрались в Сибирь, где жили их родственники. Здесь прокормиться было чуточку легче, чем на Севере. В селе Аббатское мальчишка и пошел в первый класс. Как вспоминали многие годы спустя его одноклассницы, «Ваня был очень скромным и прилежным учеником. Он участвовал во многих мероприятиях школы, учился хорошо».

Вместо запада на восток

К тому моменту, как Ивану исполняется 18 лет, Горчаковы перебираются в г. Ишим. Именно здесь парня и призывают в Красную Армию. С началом Великой Отечественной войны парень рвется на фронт, но его отправляют не на запад, а на восток — в Дальневосточное артиллерийское училище. Конечно, поначалу Ваню огорчало, что ему придется осваивать зенитную артиллерию, он мечтал о гаубицах. Но потом, втянувшись в учебу, понял, что не так важно, как бить врага, главное его бить.

В конце 1942 года 20-летнему Ивану Горчакову в парадном строю достаются лейтенантские погоны, а спустя некоторое время воинский эшелон через всю страну везет его в европейскую часть страны, ближе к фронту. В феврале 1943 года он принимает командование зенитной батареей. А вскоре получает боевое крещение, отражая массированное нападение фашистских бомбардировщиков на важный железнодорожный узел.

Нельзя сказать, что бои были беспрерывными. Но как только выдавалась свободная минутка, Иван старался использовать ее для тренировки личного состава. Он пытался добиться того, чтобы каждый расчет действовал согласованно, быстрота реакции была доведена до автоматизма, а меткость стрельбы позволяла создавать такой огневой вал, чтобы ни один бомбардировщик не сумел прицельно сбросить бомбы на скопление наших войск.

Пехота оставила зенитчиков один на один с танками

Очень скоро командование зенитного артиллерийского полка, в котором служил Иван, отметило тактическую и огневую выучку молодого офицера. Его поставили на самую отстающую, четвертую батарею, и здесь лейтенант проявил себя достойно, а вскоре ему было досрочно присвоено очередное воинское звание.

Свой подвиг старший лейтенант Горчаков совершил в боях за удержание плацдарма на западном берегу реки Нарев (севернее г. Сероцк, Польша). Это было начало одной из самых жестоких битв заключительной части войны — наступательной Висло-Одерской операции. И с той, и с другой стороны в боях участвовало по миллиону солдат, тысячи танков и самолетов.

Наши подразделения форсировали реку Нарев и попытались закрепиться на позициях. Но это был слишком выгодный плацдарм, и гитлеровцы сделали все возможное для того, чтобы его вернуть и отбросить наступавших обратно за реку. Батарея Горчакова двигалась в первых рядах наступавших, но после того как атака захлебнулась и пехота начала отходить, оказалось, что четвертая батарея, оседлав высотку, оказалась в тылу противника, удерживая выступ.

И тут же по высотке противник открыл артиллерийский и минометный огонь. Горчаков метался от одного орудия к другому и даже не приказывал, а говорил: «Надо постараться успеть окопаться, пока на нас не двинулись танки. Орудия устанавливайте на стрельбу прямой наводкой».

Конечно, до конца окопаться не дали. Снизу раздался рев танков. Иван насчитал их порядка 30 штук, причем все «тигры». Бронированные машины поддерживали и фигурки в мышиной форме, порядка батальона пехоты. Командование гитлеровцев видело, что против них собирается защищаться зенитная батарея. Фашисты рассчитывали, что русские не будут безумцами и побегут раньше, чем «тигры» достигнут высотки.

В дуэли с «тиграми» не уступили

Но не тут-то было! Практически с первых залпов было подбито сразу два танка. Но гитлеровцев это не смутило, тем более что танки открыли прицельный огонь, выведя из строя один из горчаковских расчетов вместе с пушкой. Но зенитчики не сдавались. Им удалось накрыть залпами пехотинцев, в их рядах началась паника, солдаты сыпанули обратно, первая атака была отбита.

Иван не очень-то обольщался. Он знал, что гитлеровцы все равно от своего не отступят. И не ошибся. Атака возобновилась, только теперь фашисты атаковали сразу с трех сторон, чтобы зенитчикам труднее было сосредоточить огонь. Но и эта уловка не прошла: не зря Иван гонял своих подопечных в стрельбе. Задымился третий танк, четвертый, пятый. Но и батарея практически перестала существовать, осталось всего одно орудие.

Оно огрызалось огнем еще долго. На склоне высотки замер шестой горящий танк, потом седьмой, от батальона пехоты тоже практически ничего не осталось. В батарее же число убитых и раненых росло, подходил к концу боекомплект, зенитчики держались из последних сил. И скорее почувствовали, чем услышали у себя за спиной, дружное «Ура!» По фрицам ударила наша тяжелая артиллерия. А Иван с ранеными бойцами оставили единственное орудие и с винтовками и автоматами в руках влились в ряды наступающих советских пехотинцев.

Вскоре гитлеровцы были отброшены. Стратегически важная высота удержана. За этот бой Ивану Павловичу Горчакову было присвоено звание Герой Советского Союза…

Герой и кандидат наук

После войны отважный зенитчик демобилизовался из армии. Переехал на место жительство в Ленинград, заочно окончил юридический факультет Ленинградского университета, работал в органах госбезопасности. В отставку вышел в звании подполковника.

Самое интересное, всю жизнь старался учиться, занимался наукой, написал и защитил кандидатскую диссертацию. В последние годы жизни активно участвовал в ветеранском движении, часто встречался с молодежью. Конечно, годы лишений и большого напряжения в войну сказались, хотя Иван Павлович прожил долгую жизнь — он скончался в ночь с 26 на 27 февраля 2004 года. А в последний путь его провожало очень много народа. Солдаты несли перед гробом на красных подушечках Золотую Звезду Героя, орден Ленина, ордена Отечественной войны 1-й и 2-й степени, орден Красной Звезды.

А этот бой на высотке у города Сероцк навсегда вошел в боевую летопись Великой Отечественной войны…

Обновлено 22.09.2017
Статья размещена на сайте 3.09.2008

Комментарии (8):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Игорь Васильев Читатель 15 января 2009 в 17:30 отредактирован 22 мая 2018 в 17:38

    Юрий Москаленко,
    в начальный период войны немцы боролись с советскими танками именно с помощью зениток. Высокая начальная скорость снаряда делает длиноствольное зенитное орудие идеальным средством против танков. Из Вашего описния неясно, какие именно зенитные орудия использовались. Но, совершенно ясно, что орудия перебрасывались на плацдарм совершенно не для борьбы с самолетами! В конце войны немцы утратили господство в воздухе благодаря налетам союзной авиации. Ну, а самая большая творческая находка автора - это "И скорее почувствовали, чем услышали у себя за спиной, дружное «Ура!» По фрицам ударила наша тяжелая артиллерия." Громкие попались артиллеристы! Пря все по Ильфу и Петрову! Ну, Пономареву понять можно, она женщина... А что с мужчнами? Конец войны, победоносная красная пехота драпает! Это с плацдарма-то? Правда, интересно? Батарея, три орудия, прямой наводкой - семь танков - очень похоже на вранье. Почему? Дед мой воевал в гаубичной артиллерии. Воевал два последних месяца - март и апрель 45 в Польше. Он два раза давал своей батарее команду - "по танкам противника, прямой наводкой - огонь!" Кто понимет - оценит! Для Пономаревой объясню - гаубицы за линией фронта, километрах в 10, ведут огонь с закрытых позиций. Появление танков противника на позициях гаубичной артллерии говорит либо о превосходстве немцев в воинском мастерстве, или о полном неумении воевать в КА. Два раза батарея деда была уничтожена. Он сам говорил - один залп, немцы засекли. Второй залп- последний, третий дать не успеваешь, немцы накрывают артогнем. Дед говорил - "очень хорошо стреляли". Так что, я думаю, в этом бою никак только одной батареей не обошлось, или авиация помогла. Эта статья- из серии о Матросове, мне Москаленко на это возразить ничего не смог. И до моих пояснений он, похоже искренне считал, что амбразуру можно закрыть грудью. Теперь я понимаю,что он - военный корреспондент, ему бы своего Жукова, он бы своих 28 героев-панфиловцев придумал (о раследовании военной прокуратурой ССССР этого боевого эпизода этот любитель истории, похоже, тоже не очень в курсе)! Ну, учителя жизни, чему ж вы учите, какую "социальную среду" формируете? Я ко всем обращаюсь! Или вы тесным кружком хвалите друг друга )))))

    • Марианна Власова Марианна Власова Бывший главный редактор 17 января 2009 в 23:39

      Игорь Васильев,
      "какую "социальную среду" формируете?"
      Мы формируем социальную среду, в которой принято общаться уважительно, критиковать конкретно: цитата - что неверно и как должно быть написано. Если Вы не желаете придерживаться этих принципов, это может привести к удалению Вашего аккаунта.

      • Уважамая Марианна Власова!
        Что именно неуважительно в моем комментарии? Я высказал и обосновал сомнение в достоверности истории. Данный автор, Ю. Москаленко, на мой взляд, допускает множество исторических неточностей в своих статьях. Наткнувшись случайно на одну из его статей, я прочел еще несколько. И во всех нашел пропагандистские элементы. Что это, на мой взгляд? Это когда на фотографии к статье о танкисте, убитом в 1941 г. прикрепляют фотографию немецкого танка, поступившего на вооружение в 1943 г. Это когда без кавычек упоминается "подвиг Варяга", когда любой мало-мальски интеесующийся историей понимает, что это пропагандистский миф, командир его - трус, и команда негодная, их, по-хорошему, командира примерно наказать нужно было, глядишь, и адмиралы бы вплен не сдавались. Это рассказ о ночном таране без анализа - а почему пошел на таран? Статьи очень напоминают советские агитки, выставляя тех же героев, которых придумала советская (а с варягом - еще царская!) пропаганда. Это такая школа - бездумно повторять написанное пропагандистами? Кстати, без ссылок на них. И это грандмастеры местные нахваливают? Вы правда этого не видите, или просто такую социальную среду формируете из дутых совковых героев?
        Если не трудно, до того, как закроете аккаунт, будьте добры поясните, что в моем комментарии Вы восприняли как неуважение?
        И есть ли это редакционая политика - затыкать рот несогласным?
        И последний вопрос, как к редактору. У меня родилась идея статьи - "Чему и как некоторые учителя учат в школе жизни". Есть ли шансы опубликовать? Речь пойдет о ляпах в статьях Москаленко. Просто не хочется тратить время на статью, которую невозможно будет опубликовать. Сомнения навеял тон Вашего комментария.

        • Игорь Васильев, мои северные предки относились к тому народу, на который распространялся секретный приказ А.Гитлера о необходимости беречь его и поддерживать. Моя бабушка рассказывала мне, дошколенку, как им оккупанты привозили муку в мешках и дрова на подводах. Но это никак не примиряет меня с теми зверствами, которые творили фашисты на земле русской. Идея расовой исключительности порочна, на мой взгляд, и присвоение скандинавской мифологии нацистами, которые не являлись прямыми потомками носителей этой мифологии - нечестно.

          И я весьма благодарна Юрию Москаленко за статьи, в которых рассказывается о героях Великой Отечественной (и за другие, впрочем). Чем искать "ляпы", не лучше ли сосредоточиться на собственном творчестве, а строить его на критике коллеги - вряд ли плодотворно. Просто пишите о том, что для Вас важно. Именно так и поступает Юрий, - в этом я уверена.

          Вас чем-то раздражает этот автор - так не читайте его материалы, это же так просто. - Самый простой способ обретения большего душевного комфорта!

          Оценка статьи: 5

        • Марианна Власова Марианна Власова Бывший главный редактор 19 января 2009 в 02:27

          Игорь Васильев, конечно, я говорила не только о комментарии к этой статье, а обо всём, что Вы успели высказать Юрию Москаленко. На нашем сайте действует самопубликация и Вы можете выкладывать любые тексты, если можете удержаться от пассажей вроде "вы красный борзописец", "истории Вы толком не знаете", "на подхвате у политруков", "чтобы учить думать, надо самому уметь", "развесистая клюква, похоже, тупо перепечатанная из какой-нибудь прибрежневской книженки"... Но естественно, ставьте статус "Личный архив", критика чужих статей не является форматной.
          Еще раз повторяю: разногласия с автором у Вас - идеологические, претензии - о чем и как должен был написать автор - несостоятельные, фактических ошибок Вы не указали, кроме несоответствия иллюстрации.
          Основную иллюстрацию к статье добавляет оформитель и поверьте, нашим читателям все равно, в каком году выпущен танк, на ней изображенный. Статья - о человеке, не о танке. А как писать о героях, которые победили бедных гуманных и замечательных немцев, при которых люди так хорошо жили на оккупированных территориях, здесь решать не Вам.
          Если есть еще какие-то вопросы, пишите в личные сообщения или заведите ветку в своем блоге. Здесь комментарии на эту тему не нужны.

  • очень интересная статья, поставила 5

    Оценка статьи: 5

  • У Юрия Яковлева был рассказ "Здесь стояла батарея". Там тоже шла речь о батарее зенитчиков, удерживавшей подступы к городу от танков. И осенью 41-го в Москве снимали зенитки с крыш и везли на Можай, на передовую.

    Оценка статьи: 5

  • Юра, спасибо, что называешь имена героев и рассказываешь о них

    Оценка статьи: 5