Юрий Москаленко Грандмастер

Что мы знаем об изобретателе ксерокса? Часть 1

19 сентября 1968 года, 40 лет назад, на 57-й улице Нью-Йорка произошло трагическое событие. Мужчина лет шестидесяти, совершавший ежедневную пробежку «от инфаркта» внезапно споткнулся, упал, а когда к нему подошли прохожие, чтобы поинтересоваться самочувствием, они обнаружили, что бегун уже не дышит. Инфаркт настиг его на бегу: от судьбы не только не уйдешь, но и не убежишь…

Прибывшие на место происшествия полицейские без труда установили личность умершего. Это был Честер Флойд Карлсон, который, в отличие от своего тезки, сказочного персонажа, не жил на крыше, а был очень преуспевающим человеком, миллиардером. Некоторое время копы просто ошарашенно смотрели на покойника, не в состоянии понять, как же так произошло. Ведь буквально через три четверти часа мультимиллионер должен был присутствовать на торжественном открытии небоскреба «Ксерокс» в Рочестере.

Честер Карлсон демонстрирует первый ксерокс Правду решили приукрасить…

На открытие собралось очень много приглашенных. Но вместо миллиардера к месту торжества подошел шериф и объявил: Только что поступило сообщение из Нью-Йорка. Мистер Честер Карлсон заснул в кинотеатре на углу 57-й улицы и 5 авеню и не проснулся… В силу каких-то причин полицейские решили смягчить правду о причине смерти…

История семьи Карлсонов — это настоящий триллер с ужасающей нищетой и болезнями, открытиями и короткими минутами счастья, настоящий учебник жизни для того, кто не привык прикрываться обстоятельствами, а действовать с открытым забралом. Это история людей, которые многократно поднимались с колен, но никогда не теряли веру в то, что в жизни все обязательно образуется.

Биография Олафа Карлсона, отца нашего героя, достойна того, чтобы о ней рассказать хотя бы вкратце. Итак, он родился в семье шведских переселенцев, которые бежали со своей исторической родины из-за религиозных притеснений. Хотя, спустя полтора века, в наше время Швеция стала гораздо более терпима к любой вере. Во всяком случае, свою службу в стенах храмов, сегодня могут править все, кому заблагорассудится. И не только службу — несколько лет назад в королевской кирхе Стюрка-кюрхе проводили свой «съезд» представители секс-меньшинств. Но, очевидно, в первой половине XIX века отношения складывались другие.
Многочисленная родня Карлсонов высадилась на американский берег в поисках лучшей доли, и вскоре на свет появился сын Олаф.

Из землепашцев в… парикмахеры

Жизнь не баловала переселенцев, они обрабатывали землю, собирали скудные урожаи, но никогда не роптали на судьбу. Правда, скорее, представители старшего поколения. А подрастающая молодежь меньше всего мечтала всю жизнь ковыряться в земле. И первым бунтовщиком оказался именно Олаф. Дождавшись совершеннолетия, он однажды днем ушел из дому в поле, и только его и видели.

Парню уже настолько опостылел тяжкий физический труд, что он решил заняться чем-то более легким. Например, стать парикмахером. Благо, что курсы «цирюльников» были практически в каждом уважающем себя городе. Но получить специальность вовсе не означает дальнейшее благополучие на всю жизнь. Очень скоро предприимчивый молодой человек убедился, что в Миннесоте парикмахеров, как грязи. Выход был найден практически моментально: Олаф купил велосипед и начал объезжать окрестные ранчо в поисках желающих постричься. Так что, образно говоря, его кормили не только руки, но и ноги — порой за день приходилось накручивать несколько десятков миль.

Заработки в полной мере можно было назвать случайными. Однако и самому парню требовалось не так уж много, экономить на себе он привык с детства. Откладывая по несколько долларов каждую неделю, Олаф разбогател так, что сумел снять небольшую квартирку на первом этаже. В одной комнате он разместил парикмахерскую (к тому времени у него было немало постоянных клиентов), в другой жил сам. Впрочем, так продолжалось недолго — охота к перемене мест победила. Тем более что в стране разразилась «золотая лихорадка».

Конечно, мыть золото Олаф и не собирался, но теперь его клиентами стали люди, которым иногда улыбалась удача. Они предпочитали расплачиваться золотым песком или крошечными «каплями» желтого металла. Но и золото не обеспечило Карлсону богатства. Пришлось возвращаться в родные места. Впрочем, до родителей он так и не доехал, случайно встретился с дочерью соседа и вдруг понял, что ради этой девчонки он готов на все…

Вторая копия самая удачная…

Они поженились в 1903 году. Через год родился первенец, но прожил считанные дни. А вот второй ребенок, родившийся 8 февраля 1906 года, названный ими Честером, как раз и есть герой нашего рассказа. Он оказался крепче, чем остальные двое детей (третий ребенок тоже умер в младенчестве), хотя несколько раз несчастные родители были вынуждены полагаться на волю Всевышнего, когда малыш барахтался на грани жизни и смерти.

Все эти волнения и недоедания привели к тому, что Олаф заболел. Врачи обнаружили у него открытую форму туберкулеза. Стричь людей он теперь уже не мог. Последний ненадежный источник заработка исчез. С каждым днем жизнь становилась тяжелее. И на семейном совете супруги решили продать все, что имели, и отправиться в Мексику, где, по слухам, было немало людей, готовых работать за кусок хлеба, требуя символическую плату. Глядишь, смена климата поможет главе семейства побороть болячку. Впрочем, скудных накоплений хватило только на то, чтобы купить лачугу, корову и несколько кур. И тут новое потрясение — выяснилось, что от мужа туберкулезом заразилась и Эллен.

Малыш стал для двух тяжело больных родителей светом в окошке. Только ради него они боролись за жизнь, отдавая ему все. А тут новое несчастье — в Мексике вспыхнула революция. Многие американцы в страхе бежали. Карлсонам опять пришлось продавать все для того, чтобы купить билеты на пароход. Хватило только на один, но капитан сжалился и разрешил плыть всем троим.

Нет нужды описывать дальнейшие скитания Карлсонов. Жили они, где придется, питались тем, что послал Бог и дали добрые люди. Вскоре Олаф практически не встает с постели — его разбивает артрит позвоночника.

Работать начал с 14 лет…

А что же Честер? Он очень сильно любил своих родителей и поклялся, что заработает много денег для того, чтобы вылечить и отца, и мать. В 14 лет он уходит из школы и устраивается на свою первую работу. Конечно, мальчишке платили копейки, но он все же приносил какие-никакие деньги.

И Эллен, и Честер были почему-то уверены, что Олаф доживает последние дни. А потому старались хоть чем-то приободрить его. И тем более неожиданным оказалось для сына известие, что неожиданно скончалась мать. Парню было всего 17 лет.

Они остались вдвоем. Отец был совершенно беспомощный. Но он сумел настоять на том, чтобы сын поступил в Калифорнийский технологический институт на физический факультет. Не самый дешевый институт, но зато престижный. Чтобы оплачивать обучение, Честер работал в двух, а иной раз и трех местах. Он все еще надеялся на то, что отец выздоровеет. Но даже такой сильный от рождения организм оказался бессилен — в 24 года, как раз во время сдачи выпускных экзаменов, Честер Карлсон остался круглым сиротой…

Карлсон и В. М. Фридкин в МосквеПродолжение следует

Обновлено 21.01.2009
Статья размещена на сайте 17.09.2008

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: