Ольга Конодюк Грандмастер

Нина Гребешкова: какая она, муза, жена и актриса режиссера Леонида Гайдая?

Впервые она увидела Леонида Гайдая во ВГИКе, во время репетиций. Отметила про себя, как талантливо он играет.

А высокий худой сибиряк, успевший вернуться с фронта, где получил тяжелое ранение в ногу, постоянно чувствовал неловкость в присутствии этой кареглазой веселой москвички. Уже тогда он подумал о том, что его шансы невелики, ведь Гайдай был старше Нины на 8 лет…

«В те годы, — вспоминает Нина Павловна, — все будущие режиссеры должны были непременно изучать актерское мастерство. Кроме того, Гайдай ставил и небольшие сценки. Для участия в них брал нас, студентов».

Однажды он попросил Нину сыграть роль француженки в небольшом отрывке из произведения Оноре де Бальзака «Отец Горио». Там в одном месте молодой ловелас, студент Растиньяк с девушкой целуется. Нина на репетициях целоваться отказалась. Гайдай, по словам Гребешковой, ужасно возмутился, а потом спросил: «А, может, ты вообще не целовалась в жизни?»

Нина в действительности ни с кем еще не целовалась, но Гайдаю серьезно ответила: «Конечно, целовалась». После этих репетиций отношения Леонида и Нины стали странно таинственными. Гайдай чувствовал, что эта озорная девчушка притягивает его все больше и больше. Тогда он мог только догадываться о том, что встретил ту единственную, которой было суждено стать его женой, любимой, музой — той, которая будет всегда рядом…

Родители будущей народной артистки РФ переехали в Москву из Ярославской области. Это была обычная трудовая семья. Отец, Павел Александрович, был маляром, занимался и орнаментальной росписью. Мать, Екатерина Ивановна, была отличной швеей. В семье росли два сына — Николай и Валентин, и она, любимая всеми Ниночка. Нина Павловна родилась в Москве, 29 ноября 1930 года.

Нина училась в 3-м классе, когда началась Вторая мировая война. Нина Павловна хорошо помнит, как мать собирала детей, чтобы уехать в Пензенскую область. Надеялись, что война скоро закончится. Мать даже не взяла теплые детские вещи. Отец ушел на фронт. Он-то потом и спас их. В посылке прислал жене швейную машинку, валенки и пальтишки. Нина пошла в школу, которая находилась в деревне Сурмино. «Нам, ученикам, очень повезло, — рассказывает Гребешкова, — здесь жили эвакуированные преподаватели Академии им. Фрунзе. Они нас почти не спрашивали, а только читали лекции, как студентам».

Когда в 1943 году они вернулись в Москву, Ниночку сразу приняли в 6-й класс. Возвращение домой было для всей семьи большой радостью. Юная Нина гуляла с подругами по родным улицам столицы, они ходили в театры, посещали школьные праздники, отмечали дни рождения. Уже в то время она мечтала стать учительницей. Однажды Нина пришла в гости к подруге Маше, отец которой был известный поэт Владимир Луговской. Он поинтересовался у Нины, куда она пойдет учиться после окончания школы. В ответ услышал: «Хочу преподавать в младших классах, сеять разумное, доброе, вечное…»

Владимир Луговской заметил: «Но ведь сеять разумное, доброе, вечное, можно не только в школе… Есть еще прекрасная профессия. Вы не хотите стать артисткой?» Нина растерялась. Для нее такие артистки кино, как Любовь Орлова, Вера Марецкая или красавица Дина Дурбин были недосягаемыми «звездами». Но, получив аттестаты, подруги отвезли свои документы в приемную комиссию ВГИКа. На курсе, где учились Нина и Маша, всегда царила живая творческая атмосфера. Работал со студентами режиссер театра и кино Сергей Герасимов. Причем с первого курса Нина Гребешкова сразу попала в поле зрения режиссеров. Ее приглашали на небольшие эпизодические роли, а потом предложили главную роль в фильме «Честь товарища». Как-то Нина даже «провалила» один экзамен, увлекшись съемками в кино.

Сергей Герасимов строго сказал своей ученице: «Выбирай, либо сниматься, либо заниматься!» Нина Павловна позже напишет об этом случае так: «Я боялась, что Герасимов меня отчислит с курса и перешла на другой курс, к актеру Василию Ванину, от него — к Владимиру Белокурову. Потом наш курс вел Григорий Александров»…

Когда Леонид Гайдай сделал Нине Гребешковой предложение, она не удивилась, ведь встречались они уже давно. Но ее забавляло то, что она ростом маленькая, худенькая, а он — высокий. Нина об этом ему сказала, заметив, что они «будут смешно смотреться». Но Гайдай ей ответил: «Да разве в этом дело. Просто большую женщину я не подниму, а маленькую буду всю жизнь носить на руках».

Сразу после окончания института Нину Гребешкову пригласил на съемки своего фильма «Испытание верности» известный режиссер Иван Пырьев. Она была счастлива. К тому же ей очень хотелось заработать денег на новую квартиру. До сих пор они с Леонидом жили в квартире ее мамы на 23-х метрах. Впоследствии молодой семье удалось приобрести трехкомнатную квартиру, в которой до них жили актеры Алла Ларионова и Николай Рыбников.

Нина Павловна вспоминает, что с виду веселый и разговорчивый Гайдай на самом деле очень любил одиночество. Он много читал, писал сценарии. Нина Павловна, напротив, приглашала друзей-актеров на свои пироги, радовалась их шуткам и смеху. Она также старалась обустроить их быт, всегда что-то покупала в дом, затевала ремонт в комнатах или перестановку мебели. К увлечениям супруги Гайдай относился с улыбкой, всегда спрашивая ее: «Нинок, а нам это нужно? Мне кажется, что и так все хорошо». Но зато обожал собак (одна или две собаки всегда жили у них в квартире), любил варить борщ, предварительно купив на рынке свежее мясо с «сахарной» косточкой.

Когда у них родилась дочь Оксана, Леонид Гайдай радовался, как ребенок. Сегодня Оксана и внучка Нины Гребешковой и Леонида Гайдая Оля работают экономистами.

Нина Гребешкова снялась в шести фильмах Гайдая, и роли почти все не главные. Он однажды сказал жене, будто упрекая себя: «Знаешь, Ниночка, большую роль сыграть проще, легче… а вот эпизод надо играть только на отлично, его уже не переделать».

Нине Павловне всегда казалось, что муж был недоволен тем, что так и не создал в кино для нее главной роли. Но Нина Павловна высоко ценила талант режиссера Гайдая и никогда не обижалась на его выбор актеров для своего нового фильма. Она не требовала для себя от него ролей, не считала себя «звездой» экрана, всегда оставаясь, как о ней говорят друзья, «солнечно-улыбчивой» женщиной.

После смерти Леонида Гайдая Нина Гребешкова продолжает сниматься в кино. Как и прежде, в эпизодах. Считает, что в этом ей «помогает» Гайдай: «Ведь он все видит, все понимает… Для меня он не умер, а просто вышел на минутку…»

Обновлено 29.11.2010
Статья размещена на сайте 4.10.2010

Комментарии (16):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: