Люба Мельник Бывший модератор

Почему рябчик императорский стал героем натюрмортов?

Среди многих растений, составляющих букеты в нидерландских натюрмортах, глаз зрителя невольно выделяет одно. Вот это огромное поникшее соцветие с султаном листьев над ним, возвышающееся над цветочной массой букета — рябчик императорский (на иллюстрации — «Ваза с цветами», Я. Брейгель Старший (1568−1625)).

Kaiserkrone, Corone imperialis — императорская корона, под таким названием это растение появляется в 1570 г. в ботанической литературе. Современное же название, Fritillaria imperialis, как и место в огромном семействе лилейных — получены от Карла Линнея. Название это отражает впечатление от формы цветка — fritillus, стаканчик для игры в кости.

В Европе рябчик императорский оказался в XVI веке. Попал сюда, как и тюльпаны, из Турции. Оказался достаточно неприхотлив, не противился повсеместным попыткам выращивания.

Красота и своеобразие физиологии рябчика поражали воображение. И была этому цветку судьба — оказаться среди тех растений, которым экзальтированная фантазия глубоко религиозного европейского мироощущения обеспечила множество символических толкований.

Растение действительно очень своеобразно. Оно огромно — цветонос может быть до полутора метров в высоту! Прямой цветонос, без подвязки способный выдерживать тяжесть «короны» соцветия, ко времени цветения становится просто несгибаемым. В луковице от этого соцветия остается сквозная дыра.

Луковица тоже огромна, до 20 см в окружности. Луковице назначена природой роль якоря, удерживающего массивное растение в почве. Кстати, высаживают луковицы на значительную глубину — в 15−20−25 см, тоже чтоб обеспечить устойчивость будущему гиганту. Цветущие посадки рябчика императорского, наверное, вызвали к существованию народное именование растения — «райское дерево».

Цветки в соцветии (чаще их шесть) размещены у верхушки цветоноса, как плафоны люстры. У основания лепестков есть маленькие округлые образования, обильно источающие нектар. Нектара так много, что он каплями падает вниз, образуя у подножия растения влажный круг.

Раскрывающиеся цветки-«стаканчики» смотрят вниз. По мере старения цветки отклоняются от цветоноса, ко времени опадания лепестков завязи расположены уже горизонтально и продолжают свое движение кверху. Семенные коробочки, размером почти с исходный цветок, торчат уже вертикально вверх, созревая — растрескиваются.

Вот именно в этом свойстве растения смиренно склонять великолепные цветки, но обращать к небу созревшие плоды и усматривали склонные к символичным истолкованиям художники и поэты Нидерландов возможность для морализаторства, для построения выводов, укрепляющих дух человека.

Официально символика «императорской короны» была закреплена в вышедшем в Нюрнберге четырехтомном сборнике эмблем Камерария «Символы и эмблемы» (1590−1604). Надпись для эмблемы, изображающей цветок, гласит: «Благоразумная юность — достойная старость». Тут же автор поясняет: «Юноша, извлеки добродетель из моего облика: не цветы горделивы — зрелые плоды возносит старая верхушка».

Великий голландский поэт Якоб Катс (1577−1660) посвящает этому растению стихотворение — и написано оно «При осматривании цветка, называемого в сих местах императорскою короною». По мнению Катса, именно особенность растения склонять в цветущей юности цветы, а в зрелости возвышать плоды, и даже в смерти возносить их к небу, сердцу истинного христианина говорит очень много. Смирение духа и предвкушение вечности — вот что увидел Катс.

Между прочим, в этом различие отношения к теме Камерария и Катса. Первый противопоставляет два возраста, юность и старость, второй — земное бытие и вечную жизнь души. Притом оба интеллектуала в своих толкованиях основываются на одном и том же значении цветка — как символа добродетели и христианского смирения.

Таким образом, «расшифровывая» букет, изображенный на картине Брейгеля (см. выше), надо исходить из того, что именно этот цветок, венчая изображение, замыкает и различные «потоки» смыслов, соединяет их в гимне добродетели. Не случайно, кстати, использование императорской короны в цветочных гирляндах, окружающих изображения Богоматери с Младенцем, не случайно и положение цветка в центре и вверху таких гирлянд. Царицу Небесную венчает в таких композициях корона, созданная не человеком, а природой.

Интересно, что именно с Пресвятой Девой связано еще одно народное название цветка — «слезы Марии», в русском варианте — «слезы Богородицы». В этом названии осмысливается особенность растения проливать «слезы» нектара.

Иногда в тех же натюрмортах можно увидеть родственника роскошной фритиллярии императорской. Этакий необычный колокольчик с лепестками, испещренными темными пятнышками в шахматном порядке. Это — рябчик шахматный, или пестрый. Рябой (на иллюстрации — «Натюрморт с цветами и кубками», 1612. К. Петерс).

Какая игра фантазии ботаников! Именно по этому скромному растению с пестренькими лепестками род, в который включена величественная фритиллярия императорская, и получил название — рябчик. Интересная судьба, тем более если вернуться к истолкованию символики цветка, о положенном для роскоши смирении.

]

Обновлено 11.03.2012
Статья размещена на сайте 16.12.2007

Комментарии (14):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: