Иван Пазий Мастер

Кто правил вместо юного царя Петра?

Воцарение Петра Алексеевича вместе со старшим братом Иваном в 1682 году отнюдь не означало начала правления будущего преобразователя. На несколько лет власть взяла в свои руки царевна Софья, сумевшая в условиях «страхования» знати утихомирить восстание стрельцов, солдат и горожан в Москве, вызванное попыткой бояр захватить власть. Восстание, на несколько месяцев передавшее власть в столице народу, могло вспыхнуть вновь. Эта явная опасность удерживала Софью у власти, несмотря на то, что и спасенный ею во время раскольничьего бунта патриарх, и большинство знати при дворе было против мужеподобной царевны.

Тем не менее, она энергично боролась с опасностью восстания городского населения, поддерживая интересы растущей среди него новой власти — торгово-промышленных воротил. Царевна сосредоточила внимание на контроле над правосудием и взялась за искоренение злоупотреблений властью, продолжила политику передачи властных функций — особенно финансовых — выборным людям.

Большое значение для мира и процветания государства имело утверждение единых в России мер и весов (1686), разработка новых статей к Соборному уложению о разбойных и воровских делах (1687), утверждение государственного тарифа на ямские перевозки (1688) и принятие дополнений к Новоторговому уставу (1689).

Но время царевны подходило к концу. Видя, что опасность восстания подданных отодвинута далеко, царедворцы и патриарх решили, что от правительства Софьи и Голицына уже можно избавиться.

Мать Петра Наталия Кирилловна и ее родичи Нарышкины в январе 1689 года, пытаясь доказать совершеннолетие царя, женили юношу на Евдокии Федоровне Лопухиной и готовились к решительной схватке за власть. Августовской ночью в нескольких стрелецких слободах поднялась тревога. Зачинщики призывали идти в Кремль, разноголосо вещая о какой-то опасности для царской семьи. За обещание вскоре прибыть ко дворцу они раздавали стрельцам по рублю. Люди эти, как явствует из подлинных документов, были наняты агентами Нарышкиных. Сполох кончился ничем — потолкавшись в Кремле, немногочисленные служилые разошлись по домам.

Между тем жившему в селе Преображенском Петру среди ночи сообщили, что московские стрельцы восстали в пользу Софьи и идут его убивать. Пережитый в 1682 году ужас проснулся вновь. Бросив беременную жену, Петр в одной рубахе ускакал в Троице-Сергиев монастырь. Семье это не повредило: Наталия Кирилловна спокойно собралась и с невесткой и двором отправилась за сыном.

Остальное было предопределено: сбор войск во спасение жизни государя от злодеев-стрельцов, обвинения и казни «заговорщиков» из лагеря сторонников Софьи и Голицына, ссылка канцлера без суда и следствия в Мезень, свержение и заточение самой Софьи в Новодевичъем монастыре прошли гладко. Царь Иван после этого в силу слабоумия не участвовал в управлении страной. Пётр же брал уроки пьянства и разврата у авантюристов из Западной Европы.

Пётр не участвовал в государственных делах до самой смерти матери (1694), которая не выпускала из своих рук нитей государственного управления. Юному Петру довелось наблюдать, как его родственники и друзья-победители бросились захватывать ключевые и наиболее доходные ведомства, должности и чины, безжалостно расправляясь с теми, кто не спешил освобождать для них место.

Вакханалия обогащения должностных лиц при покровительстве и под предводительством Нарышкиных вошла в историю. После многих лет вынужденного воздержания воеводы и приказные деятели жадно протянули руки к государственной казне. Взятки брали даже бывшие приближенные канцлера Голицына. Правосудие, военное дело и даже дипломатия целиком зависели от мзды. «Государственным деятелям» было не до политики…

Обновлено 16.05.2008
Статья размещена на сайте 22.04.2008

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: